Точка невозврата американских спецслужб

В научно-фантастическом романе «Конец Вечности» Исаака Азимова (его было принято называть в Советском Союзе Айзеком Азимовым, но какой же он Айзек, если родился в местечке под Смоленском) описана удивительная организация – Вечность. Сотрудники этой организации были способны путешествовать во времени и не только контролировать, но и изменять ход человеческой истории. Изменять Реальность.

Для успешного изменения человеческой истории сотрудникам этой организации было необходимо всегда правильно выбрать исходную точку – точку, которая послужила началом определенных событий. Главный герой романа отличался исключительным талантом находить такие точки, чтобы произвести в них, по терминологии Азимова, соответствующие Минимально Необходимые Воздействия для гарантированного изменения Реальности.

Например, вместо того чтобы просто уничтожить «нежелательного» человека, главный герой романа не устраивает крушение звездолета с многочисленными жертвами. Вместо этого он проникает в прошлое и просто перекладывает маленький контейнер с одной полки космолета на другую. Что происходит потом с этим контейнером? «Несколько часов спустя капитан космолета протянет за ним руку и не найдет его. Полчаса уйдут на розыски, а тем временем сломается двигатель, и капитан потеряет самообладание. В порыве гнева он решится на поступок, от которого воздержался в предшествующей Реальности. В результате важная встреча не состоится; человек, который должен был умереть, проживет годом дольше; другой же, наоборот, умрет несколько раньше».

Какова исходная точка «русского дела» Трампа? Что может служить аналогом того самого Минимально Необходимого Воздействия, которое в конце концов привело к тому, что администрация Обама начала всеобъемлющую слежку за тогда еще кандидатом в президенты Дональдом Трампом?

Любой объективный исследователь должен признать, что все эти вопросы замыкаются на Картере Пейдже.

На том самом Картере Пейдже, который ни разу так и не был арестован. На том Картере Пейдже, которому до сих пор никто так и не предъявлял никаких обвинений (и теперь уже не предъявит). На том Картере Пейдже, имя которого до сих пор смешивают с грязью.

Основная проблема американских спецслужб в 2016 году состояла в том, что им пришлось выполнять поставленную задачу в практически невыполнимых условиях. Дело в том, что президент Обама неоднократно настаивал на том, чтобы слежка за политическими противниками производилась спецслужбами только на строго законных основаниях. Видимо, уроки Уотергейта не прошли даром.

Картер Пейдж в течение своей карьеры действительно встречался с многочисленными «подозрительными русскими». Высокопоставленными и не очень. Но, с точки зрения американской юриспруденции – подозрительными. Встречался он с ними и когда жил и работал в Москве, и когда жил и работал в Америке, и во время своих визитов в Россию. Дело в том, что сфера интересов его бизнеса – энергетика на постсоветском пространстве.

Поэтому, когда в марте 2016 года Картер Пейдж стал рядовым сотрудником выборного штаба Трампа, у администрации Обамы появился уникальный шанс связать Трампа с Россией и объявить Трампа марионеткой Путина.

Масла в огонь подлило и фальшивое «русское досье» на Трампа, заказанное Хиллари Клинтон и ЦК Демократической партии у бывшего резидента британской разведки в Москве Кристофера Стила. Это «досье» состоит из 17 частей (Донесений). Имя Картера Пейджа упоминается в досье много раз (в Донесениях 94, 95, 102, 135, и 166). Но тогда, в 2016 году, еще мало кто знал, что «досье» – это фальшивка, традиционный канал внедрения дезинформации российскими спецслужбами (подробности создания досье описаны в статье «Зачем отравили пенсионера Скрипаля?»).

За Картером Пейджем была установлена полномасштабная слежка, а через него – и за всем штабом Трампа. При этом разработка этого дела велась необычно – непосредственно из штаб-квартиры ФБР в Вашингтоне, а не региональным отделением ФБР в Нью-Йорке, как это обычно делалось. Рядовые сотрудники ФБР и в самом деле были серьезно озабочены «русскими» контактами Пейджа. Рядовые агенты ФБР и в самом деле подозревали, что координация выборного штаба Трампа идет из Кремля. Но:

никто так и не сказал рядовым агентам ФБР, что на все контакты с «подозрительными русскими» за пределами США Картер Пейдж шел… по заданию ЦРУ.

никто так и не сказал рядовым агентам ФБР, что на все контакты с «подозрительными русскими» внутри США Картер Пейдж шел… по заданию Подразделения Контршпионажа Нью-Йоркского отделения ФБР.

Как мы теперь знаем, Картер Пейдж был внештатным агентом ЦРУ примерно с 2008 года, а внештатным сотрудником ФБР – примерно с 2013 года. В обоих случаях сотрудником он был добровольным и бескорыстным. На этом поприще он способствовал разоблачению нескольких российских шпионов. Показательным является его участие в разоблачении в 2015 году русских шпионов Евгения Бурякова и Виктора Подобного – именно он снабдил их папкой с ничего не значащими документами «для служебного пользования». В эту папку умельцами из ФБР был встроен радиомикрофон, что позволило поймать этих шпионов с поличным.

Но в выборном 2016 году Обаме позарез нужен был повод для внедрения в выборный штаб Трампа. Технически, сделать это было очень просто, но все должно было быть сделано легально, без нарушения закона. Картер Пейдж подвернулся под руку как нельзя кстати – он формально давал ФБР легальный повод для слежки как за ним, так и за всем штабом кандидата Трампа.

Встречи Картера Пейджа с «подозрительными русскими» проходили в 2016 году, как правило, вне территории США – это епархия ЦРУ, а не ФБР. Слежка за Пейджем (а через него – за всем штабом Трампа) проходила на территории США – это епархия ФБР, а не ЦРУ.

Поэтому слежка за Картером Пейджем в 2016-2017 годах – с точки зрения ФБР – формально была законной. ЦРУ формально тоже обвинить ни в чем нельзя – они ведь Пейджа не преследовали; а то, что он был «под колпаком» у ФБР, ФБР им не сообщило и вообще не обязано было сообщать.

Дело в том, что «неуведомление» одного департамента федерального правительства другим департаментом федерального правительства не является федеральным преступлением.

Разумеется, работа Картера Пейджа на ЦРУ (в качестве разведчика) и ФБР (в качестве контрразведчика) обязательно всплыла бы на суде, но фокус-то и состоит в том, что его никто и никогда ни в чем не обвинял, и никакого суда над ним не было и даже не планировалось. Аппаратчики вашингтонского болота просто использовали Картера Пейджа в своих целях – и это должно было сойти им с рук. Но на выборах 2016 года победил Трамп.

В опубликованном 9 декабря 2019 года докладе инспектора Министерства Юстиции Майкла Хоровица указаны 17 нарушений, сделанных агентами ФБР в заявках суду FISA (этот суд называется FISC и занимается секретными делами – шпионажем, слежкой за американскими гражданами на территории США, и т.п.), и подробно описан процесс, с помощью которого слежка администрации Обамы за политическим противником была полностью легализована.

Оказывается, высокопоставленные сотрудники ФБР «забыли» сообщить суду FISA тот факт, что контакты Картера Пейджа с «подозрительными русскими» – действительные контакты, а не вымышленные, как в «русском досье» – были санкционированы ЦРУ.

ЦРУ еще 17 августа 2016 года направило секретный Меморандум в ФБР, в котором подробно объясняется ретивым сыщикам из ФБР, что Картер Пейдж – наш человек (см. доклад Хоровица, стр. 123, 127, 157, и 159). Руководство ФБР этот Меморандум решило проигнорировать. Кстати, доклад Мюллера тоже не содержит никаких упоминаний об этом Меморандуме. Кроме того, ФБР «забыло» сообщить суду FISA, что в основе заявок лежит досье-фальшивка, заказанное штабом Хиллари Клинтон.

Не имея подобной информации, введенный в заблуждение администрацией Обамы суд FISA выдал разрешение на слежку за Картером Пейджем на три месяца. Кроме того, по просьбе ФБР суд продлил эту слежку еще три раза – по три месяца каждый. В январе 2020 года две из четырех заявок на слежку за Пейджем (за октябрь 2016 и январь 2017 года) были признаны Министерством Юстиции США недействительными.

Скорей всего, оставшиеся две заявки (за апрель и июнь 2017 года, когда Трамп уже находился в Белом Доме) ждет такая же судьба. Ведь дело доходило до полного абсурда. Например, чтобы выслужиться перед начальством – директором ФБР Коми – агенты ФБР вкладывали в папку с документами о Картере Пейдже пустые страницы, чтобы сделать папку «потолще» и «весомей» и заслужить похвалу босса.

Другой пример абсурда: юрист из команды спецпрокурора Роберта Мюллера, Кевин Клайнсмит, получив электронное письмо из ЦРУ, в котором в очередной раз прямо говорилось, что Картер Пейдж «является источником ЦРУ», добавил «не», и отправил это послание ЦРУ по инстанциям. Команда Мюллера обрадовалось – ведь теперь выходило, что Пейдж «не является источником ЦРУ».

В настоящее время суд FISA, разумеется, разгневан. По недавнему решению суда, все агенты ФБР, которые были замешаны в фальсификации заявок на слежку за Картером Пейджем, полностью отстранены от всех секретных расследований.

По терминологии Исаака Азимова, скрытие сторонниками Обамы Меморандума ЦРУ 17 августа 2017 года от суда FISA и является тем Минимально Необходимым Воздействием, которое изменило ход истории.

При этом под изменением хода истории следует понимать отнюдь не травлю «Трампа-русского-агента» – эта травля, по историческим меркам, была кратковременным эпизодом, всего около трех лет.

Под изменением хода истории следует понимать то, что предательство Картера Пейджа знаменует собой тот самый момент времени, когда минимальное воздействие – «неуведомление» – привело к максимально желаемому демократами результату.

Но побочным эффектом этого изменения Реальности потенциально может стать политическая смерть не только Демократической партии, но и левой идеологии в целом.

Доклад специального прокурора Мюллера подтвердил, что Трамп марионеткой Путина никогда не являлся – это по юридическим меркам. А по политическим меркам, задача, поставленная Мюллеру, была выполнена, и на выборах 2018 года республиканцы потеряли большинство в Палате Представителей. И это при том, что к моменту инаугурации Трампа 20 января 2017 года ФБР уже имело на руках все доказательства того, что Трамп невиновен. Когда эстафета расследования «русского дела» в мае 2017 года перешла в руки команды специального прокурора Мюллера, они буквально на второй день работы имели на руках все доказательства того, что ни Трамп, ни Пейдж, ни кто-нибудь другой из команды Трампа не связаны с Кремлем.

После Пейджа в западню угодил генерал Флинн. Агенты ФБР, которые под видом дружеской беседы на самом деле его допрашивали, еще накануне допроса знали, что Флинн не нарушал никаких законов. Они знали это, поскольку заранее получили запись прослушки телефона посла России в США Кисляка. Кроме того, им было известно, что Флинн проинформировал агентство, где был ранее директором – Оборонное Разведывательное Агентство (аналог российского ГРУ) – о всех своих контактах с иностранцами. Затем в западню вашингтонского болота угодили Джордж Панадопулос, Пол Манафорт, Светлана Лохова, и Роджер Стоун.

Для вашингтонского болота это было отнюдь не первое подобное дело. В качестве «пробы пера» они искусственно раздули дело экс-шпионки Валерии Плейм в 2003 году. Даже основные действующие лица у этих дел одни и те же: Роберт Мюллер и Джеймс Коми. Осужденный в деле Валерии Плейм, а затем помилованный в 2018 году Трампом Скутер Либи пострадал от тех же игроков. Причем следствие еще до открытия дела знало, что человеком, который раскрыл имя сотрудника ЦРУ Валерии Плейм, был не Либи, а заместитель госсекретаря Ричард Армитадж.

Но главное, что объединяет все эти дела – тот факт, что сторонники Обамы во властных структурах (как при администрации Обамы, так и при администрации Трампа) еще до открытия «русского дела» знали, что преследуемые американские граждане являются не преступниками, а расходным материалом в более крупной политической игре.

Нужны ли Америке такие политизированные спецслужбы? Нужны ли Америке спецслужбы, которые подменяют демократические основы нашей республики демагогократией?

Следует признать, что спецслужбы Америки эволюционировали.

Вполне возможно, что из-за длительного противостояния с советским КГБ американские спецслужбы заразились от них коронавирусом левизны.

В результате из защитников американского образа жизни они превратились в некое жалкое подобие тех, с кем боролись много лет.

В тех, кто калечит судьбы.

5 thoughts on “Точка невозврата американских спецслужб”

    1. Вот, что я написал под статьей на “Свободе”: “Минюст США отозвал обвинения во вмешательстве в выборы против двух компаний Пригожина”.

      Мюллер не получил веских доказательств вмешательства России в американский выборный процесс, весомых для суда. Несмотря на страстное желание прообамовских следователей из его группы обвинить Трампа и его команду в тесных связях с Россией, несмотря на подделки и подтасовки документов, они попучили только пшик, ноль доказательств. Мюллер, чтобы хоть как-то оправдать двухгодичное “расследование” и десятки потраченных впустую миллионов, включил в свои обвинения пару десятков россиян. Он прекрасно знал, что без документированных доказательств, без присутствия для допросов обвиняемых россиян, его обвинения – пустой номер. Но сознательно пошел на это, чтобы придать своему отчету хоть какую-то весомость. И что теперь минюсту и Барру делать с этой смехотворной пустышкой? Правильно сделали, что отказались начинать суд. Зачем позориться на весь мир.

  1. “Нужны ли Америке такие политизированные спецслужбы?”

    Понятно, что Г-н Гиндлер и мы вместе с ним можем только воздевать очи горе и задавать риторические вопросы. Но Орел-то наш Дон Дон почему до сих пор не отослал всех, чьи имена известны, культур-атташами в Урунди-Бурунди, а теперь можно и в Ухань? Для этого же высочайшее соизволение Нэнсоси не нужно. Вы слышали о сосланыx виндманах или фионах? Бьют баклуши в DC, получают жалование…

  2. Я очень извиняюсь, но но история из романа Азимова кажется мне несколько притянутой за уши.

Leave a Reply