Введение в политическую мифологию

Политический ландшафт Америки состоит из трех уровней. На первом уровне существует объективная реальность – реальность фактов.  На втором уровне существуют два мифа – миф о реальности, созданный демократами, и миф о реальности, созданный республиканцами. Наконец, на третьем уровне находится миф республиканцев о мифе демократов и миф демократов о мифе республиканцев.

Реальность

Демократический миф о реальности

Республиканский миф о реальности

Демократический миф о Республиканском мифе

Республиканский миф о Демократическом мифе

В других демократических и республиканских странах (напомню, что в соответствии с Конституцией государственный строй США – федеративная республика, а не демократия) существуют, по крайней мере в первом приближении, такие же уровни, но имена двух главных оппозиционных партий будут другими. Примерный (подчеркиваю – примерный) водораздел проходит по линии левые (в США – демократы) – правые (в США – республиканцы), но и это с большой натяжкой, поскольку термины правые-левые значительно разнятся не только от страны к стране, но и зачастую в одной и той же стране в зависимости от времени.

Например, на заре Американской государственности две враждующие партии – Федералисты и Анти-федералисты – по крайней мере два раза меняли свою политическую ориентацию, переходя синхронно от левой к правой политике и наоборот.

Политические мифы третьего уровня (мифы о мифах «оппонентов», «других») как правило, принимают форму карикатур, анекдотов, насмешек или откровенного издевательства над «другими». Реальности третьего уровня психологически весьма комфортны (для «своих», «наших») и ориентированы партийными идеологами на создание негативного образа «других».

Приведу два хорошо известных примера. Демократы неоднократно публиковали карикатуры на президента Буша-младшего с характерными гитлеровскими усиками, а республиканцы неоднократно публиковали карикатуры на президента Обаму в мусульманском тюрбане и поясом шахида. Понятно, что мифы третьего уровня ничего не имеют общего с реальной действительностью просто по определению, но и частности здесь тоже важны – Буш, будучи политиком правого толка, никак не может ассоциироваться с Гитлером – крайне левым социалистом, а Обама никогда не был террористом.

Привлекательность мифов второго уровня состоит, прежде всего, в «зоне комфортности» – именно здесь человеку легко дышится, здесь он общается со своими друзьями и единомышленниками, и окружающий мир пока еще не идеален просто-напросто потому, что существуют «другие», «необразованные», «инакомыслящие» (вставить свой любимый эпитет) люди. В зависимости от радикализма последних методичек из центра, этих «других» надо либо просто заставить замолчать, либо отправить на перевоспитание в концлагеря, либо расстрелять через повешение.

Типичный пример реальности второго уровня – это публикуемый ежемесячно отчет об уровне безработицы в США. На первые страницы газет или на экраны телевизоров проникает некая цифра (например, «уровень безработицы снизился до 5%» или «уровень безработицы вырос до 7%»), что дает возможность целой армии статистиков, политологов, пропагандистов, журналистов, репортеров весьма квалифицированно эту цифру прокомментировать, разъяснить динамику процесса, и в очередной раз убедить своих сторонников, что именно они – носители «единственно правильного» учения. Это и удобно, и комфортно. И абсолютно неправильно.

Дело в том, что публикуемые цифры – это результат математической модели, которая не имеет ничего общего с действительностью. Она была принята на вооружение во времена президента Клинтона в 1994 году и использует математическую модель, известную под именем «рождение-смерть». Имеется в виду образование новых компаний («рождение») и закрытие/банкротство компаний («смерть»).

Будучи математической моделью, публикуемые уровни безработицы не имеют ничего общего с действительностью.

Правительство США даже не скрывает этого. Модель поменяли в 2002 году (правильно, новый президент – новая модель). Теперь понятно, почему данные по уровню безработицы в США до 1994 года, в период с 1994 до 2002 года, и в период после 2002 вообще никак не связаны друг с другом. Используемая модель имеет множество параметров, так что не составляет никакого труда получить в результате вычислений любой требуемый заранее результат. Кстати, ужасающие прогнозы теории «глобального потепления» (а в 1970-х годах – теории «глобального похолодания») – это тоже компьютерные модели, не имеющие никакого отношения к действительности. Так уж принято на втором уровне политической мифологии.

Основанием для перехода от реальных данных к компьютерной симуляции послужило то, что правительству требовалось не менее трех месяцев, чтобы собрать данные о найме и увольнении работников со всей страны. Такая задержка якобы была неприемлема для Уолл Стрита. В результате данные о безработице публикуются с максимальной задержкой в одну неделю (сейчас опубликование происходит в первую пятницу каждого месяца), но, в отличие от данных до 1994 года, отражают не уровень безработицы, а уровень политической конъюнктуры.

Самая сложная для восприятия реальность – это реальность первого уровня. Сложность ее восприятия заключается в том, что она практически всегда находится за пределами психологической «зоны комфортности». Находиться в этой реальности в течение сколько-нибудь значительного времени человек не может (если только его профессия не связана именно с этой реальностью, как у физиков, химиков и т.д.) Большинство же людей битвы с объективными фактами не выдерживают, и рано или поздно скатываются ко второму мифологическому уровню, благо огромная армия партийных идеологов давно подготовила все эти весьма привлекательные иллюзорные черно-белые реальности для своих сторонников.

Здесь уместно напомнить теорему математика Гёделя, которая гласит, что любая система аксиом не полна. Имеется в виду то, что в рамках какой угодно блестящей модели (то есть системы мифов, аксиом, постулатов) всегда найдется факт, который не удастся ни доказать, ни опровергнуть, находясь в рамках все той же модели. Поэтому во всех странах и при всех политических режимах существует целая армия мифотворцев, единственная задача которой – обеспечивать необходимый уровень мифотворчества, то есть постоянно модифицировать политические мифы второго и третьего уровней.

Период полураспада новостей – около 24 часов, то есть через 24 часа половина населения уже не помнит, каковы же были вчерашние новости.

Еще через 24 часа половина из оставшейся половины населения под натиском сегодняшних новостей успешно забывают о том, что происходило два дня назад. Потому мифы необходимо постоянно подпитывать свежим материалом.

Споря на уровне мифов, можно эффектно продемонстрировать блестки своего ума и эрудиции, уровень своей образованности, а также уровень того, что мы в СССР называли интеллигентностью. Только вот спор на уровне мифов никогда ни к чему не приводит, и каждый человек всегда остается при своем мнении. Но ведь это и предполагалось с самого начала, не так ли?

Я стараюсь в любом споре оставаться в пределах реальности первого уровня. Мне самому это нелегко, вдобавок многим это не нравится – ведь зачастую уровень дискомфорта превышает болевой порог.

Поэтому я уже много лет, прежде чем спорить с кем-либо, спрашиваю: «А в реальности какого уровня мы будем спорить?» Я ведь могу спорить в рамках любой из приведенных пяти реальностей и мифов. На каждом уровне существует своя система доказательств. При этом на втором и третьем уровнях спорить довольно безопасно и интересно. И если кто-то нуждается в выигрышном аргументе – не беда, ведь спор на уровне мифов предполагает постоянное и спонтанное изобретение новых мифов, подтверждающих правоту изначальных мифов.

Все знакомы с ситуаций, когда мы вдруг замечаем, что наш собеседник вдруг «отключил мозг». На слова и аргументы он больше не реагирует, лицо его выражает крайнюю степень апатии и раздражения одновременно. Что же произошло с этим умным, жизнерадостным человеком? Он, не желая того, встретился с реальностью. Либо его собеседник его к этому подвел, либо он сам, будучи человеком образованным, думающим, догадался. А в реальности существуют пугающие, обжигающие факты, которые не укладываются в комфортную картину мифов о реальном мире.

Например, человек находится под впечатлением, что уровень безработицы за 8 лет президентства Обамы снизился с 10% до 4.7%, то есть налицо существенный прогресс (в рамках мифа, конечно). И его мозг не может рационально объяснить, почему за этот же период количество неработающих выросло на 26 миллионов человек (количество работающих при Обаме выросло на 2 миллиона человек, а население выросло на 28 миллионов). Ведь если признать, что число ртов, которые необходимо кормить, выросло на 26 миллионов, необходимо будет пройти назад всю цепочку – и как вычисляется уровень безработицы, и почему именно так, и откуда вдруг взялась целая армия недовольных, проголосовавших за Трампа, хотя статистика показывала совсем другое…

И придется признать, что те миллионы человек, которые были уволены и не нашли работу в течение года, оказались просто выброшены из государственной статистики. Причем скорость «выбрасывания» людей из статистики была выше, чем рост населения. Именно поэтому голодных ртов в Америке стало больше, а официальный уровень безработицы – меньше.

Реакция на реальные факты зависит от того, каким образом человеком было получено изначальное знание о предмете спора. Если человек основывает свое представление о предмете спора на реальности, то те новые факты, которые находятся в противоречии с представлениями о предмете спора, вынуждают человека просто поменять свои убеждения. Поэтому подавляющее большинство физиков сразу признали правоту Эйнштейна, предложившего специальную теорию относительности. При этом смена убеждений происходит безо всяких революционных эксцессов.

Если же знание о предмете спора основывается на мифе (вере, идеологии, догме, популярная актриса по телевизору сказала, и т.д.), то реакция на «неудобные» факты действительности весьма интересна. В этом случае вместо смены убеждений происходит «усиление мифа» – человек не просто отбрасывает факты, которые не укладываются у него в голове, но и происходит укрепление в собственной изначальной вере. И чем дальше факты выводят человека из зоны комфорта, тем сильнее укрепляется его вера в родную и понятную партийную доктрину.

Примеров этому очень много.

Попробуйте только сказать мусульманам, что за всю свою историю Иерусалим никогда не был столицей никакого другого государства, кроме еврейского. Вы получите стандартный ответ укрепившегося в своей вере о том, что мировая история подделана еврейскими учеными, которые проникли во все университеты.

Попробуйте только сказать социалисту, что нацисты – это социалисты. В ответ вы получите тираду укрепившегося в своей вере о том, что Гитлер – политик правого толка, и Национал-социалистическая Рабочая партия Германии (Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei, сокращенно NSDAP) имеет в своем названии слова «социалистическая» и «рабочая» просто по нелепому совпадению.

Попробуйте только сказать демократу, что Ку-клукс-клан – это боевое крыло «демократической» партии США, организованное после поражения демократов в Гражданской войне. В ответ от укрепившегося в своей вере демократа вы услышите обвинения в расизме, супрематизме, и фашизме, а в качестве дополнительного аргумента будет привлечен черный пастор Мартин Лютер Кинг и его борьба с социальной несправедливостью. Если же вы только попробуете заявить, что доктор богословия Кинг был республиканцем, как и вся его семья, то стремительное укрепление в своей вере станет просто взрывоопасным и может нанести вам телесные повреждения.

Встреча с действительностью не всегда безопасна и может привести к психологическому расстройству. Наиболее распространен когнитивный диссонанс, когда в голове укладываются две диаметрально противоположные, несовместимые идеи. Например, молодежь, устроившая недавно кровавые погромы в Университете Беркли, называет себя анти-фашистами, хоте сами они действовали типично фашистскими методами и получили финансирование от нацистского коллаборатора Джорджа Сороса.

Наконец, приведу пример массового когнитивного диссонанса. Многие люди в Америке называют себя либералами, хотя классический либерализм никак не может ассоциироваться с их идеологией. Рожденный в XVIII веке либерализм всегда ассоциировался со свободой – свободой слова, свободой собраний, свободой торговли, свободой человека вообще как альтернатива навязанной извне несвободе. Классический либерализм был той силой, которая и привела отцов-основателей США к созданию государства нового типа.

«Либералы» XXI века, напротив, являются противниками свободы слова (вспомним первопричину погромов в том же Беркли – протест против лекции консервативного активиста). Они являются противниками свободы собраний – вспомним, что сделал Обама с Партий Чаепития (она была практически разгромлена с помощью налоговой инспекции). Они являются противниками свободы торговли (вспомним разорительный закон Обамакаре).

Никто из классических либералов XVIII века никому из «либералов» XXI века руки не пожал бы – они находятся по разные стороны баррикад.

И я не буду. И вам не советую.

 

 

 

Коррида с ослом

С середины 70-х годов, когда сторонники социалистического пути развития оккупировали основные американские телеканалы и общенациональные печатные издания, контроль над массами принадлежал четвертой власти. Именно они решали, что будет сегодня говориться в программе новостей, и в каком ключе. Сейчас все пишут и говорят о том, о чем хочет Трамп, и это бесит масс-медия больше всего.

Это бесит не только масс-медия, но и всех политических противников Трампа. И это происходит по хорошо уже знакомому сценарию. Подписывает Трамп очередной президентский Указ, и вся пресса мгновенно забывает и псевдопроблемы с инаугурацией, и псевдопроблемы с глобальным потеплением, и переключается на псевдопроблему «законных прав беженцев». Забыт уже и расистский марш американок-сторонников шариата, и размер толпы на инаугурации президента.

Пока оппозиция в розовых шапочках протестует против Трампа, он подписывает следующий президентский Указ, на этот раз – о приостановке эмиграции из семи неблагополучных мусульманских стран (причем 5 из этих 7 стран находятся в состоянии необъявленной войны с США – недаром Барак Обама сбросил на них более 26 тысяч высокоточных бомб только в одном 2016 году).

Приостановка на 90 дней эмиграции из 7 стран, с которыми у Америки практически нет никакого совместного бизнеса, не должна была привести ни к всплескам одобрения, ни к всплескам осуждения. Так, незначительный эпизод внешней политики по отношению к странам, многие из которых уже и не страны вообще – они не имеют государственного аппарата, архивов, полиции, которым можно доверять.  Там процветает хаос, и на черном рынке можно купить поддельные документы из любой страны, из которой пожелаешь.

Но демократы и контролируемые ими масс-медия бросаются в очередной спровоцированный твитами Трампа бой.

А ведь ни один демократ не выступал против того, что тысячи иммигрантов прибывают в Америку с липовыми документами. Не выступали они и против запрещения этими 7 странами въезда евреев на их территорию – по этому поводу не было никаких протестов. Забывают протестующие и о том, что в этих странах проживает только 13% мусульман всей планеты, а остальные 87% не имеют никаких ограничений на получение виз США (почему-то никто из сторонников Трампа не протестует по этому поводу).

Когда иммиграционные страсти достигли точки кипения, Трамп делает следующий ход – номинирует судью Нила Горсака в Верховный суд США. Как по взмаху волшебной палочки, иммигранты и их проблемы мгновенно исчезают, и оппозиция начинает митинговать под очередным лозунгом «Горсак – экстремист».

Такое впечатление, что Трамп всегда опережает своих противников – они вынуждены реагировать на его действия, он же действует проактивно. В результате Трамп увеличивает свой политический капитал, а его противники вынуждены такой капитал разбазаривать. Похоже, оппозиция так и не научилась выбирать политические битвы, и бездумно, даже истерически реагирует на любое действие Трампа вместо того, чтобы выбирать только те политические баталии, где у оппозиции есть шансы на успех.

Своими непродуманными действиями левая оппозиция создает у электората впечатление, что демократы скорее заинтересованы в непровоцировании террористов, чем в недопущении террористов на территорию Америки. Если такая точка зрения продержится хотя бы еще несколько месяцев, «демократическая» партия будет прочно ассоциироваться с политикой умиротворения мусульманского терроризма, с расизмом и антисемитизмом на протяжении по крайней мере нескольких следующих выборных циклов.

Непродуманная оппозиция кандидату Трампа в Верховный суд США Нилу Горсаку может лишить демократов вообще какой-либо власти в Вашингтоне на 4 года. Если они решатся торпедировать номинацию Горсака с помощью филибастера (кворума в 60 сенаторов, необходимого для голосования), то республиканцы, имея большинство в Сенате 52-48, имеют достаточно голосов либо для изменения правил филибастера, либо для его полной отмены. Если это произойдет, демократы в Сенате станут таким же бесправным меньшинством, как и демократы в Палате Представителей. Партия меньшинства вообще перестанет быть оппозиционной силой – с ней просто перестанут считаться.

Филибастер – это основное оружие партии меньшинства, это абсолютно необходимый инструмент любой парламентарной системы, и демократы вместо того, чтобы использовать его, не скрывают своих усилий для его уничтожения. В течение первого срока президента Обамы демократы, обладая большинством в Сенате, запретили филибастер для всех номинаций президента, кроме номинации Верховного Суда США. Теперь и этому может прийти конец.

Именно об этом должна думать оппозиция. Но вместо этого они отказываются выступать противовесом партии власти. Вместо того, чтобы следить, чтобы политический маятник не качнулся слишком сильно вправо, левая оппозиция усиленно работает над переизбранием Трампа.

Политика – это игра с нулевой суммой, как покер или игра на бирже, но демократы, похоже, разучились думать.

Единственное, где демократы проявляют инициативу – это в очередном эпизоде их бесконечной мыльной оперы «Кто украл корону у принцессы Хиллари». Там уже не участвуют русские хакеры, которые в прошлой серии не только подтасовали выборы, но и запретили Хиллари Клинтон поездки на предвыборные митинги в Миннесоту. Нет, теперь главным виновником проигрыша, по словам той же Хиллари, является сам Барак Обама. Пенсионер Барак Хуссейнович такого выдержать не смог и через 10 дней после освобождения жилплощади на втором этаже Белого Дома выступил с заявлением. Не против Хиллари, конечно, а по поводу бессердечного Трампа, которому не ведом гуманизм по отношению к сирийским беженцам.

Обама ясно дал понять, что видит себя не пенсионером, а Президентом американского правительства в изгнании, готовящем реванш.

К реваншу готовятся и студенты-члены боевого крыла «демократической» партии (они называют себя антифашистами) из университета в Беркли. В 1964 году студенты Беркли вышли на мирные митинги протеста, требуя свободы слова. Продолжая славные традиции другого боевого крыла «демократической» партии – Ку-клукс-клана, в 2017 году студенты Беркли устроили кровавый погром, требуя отмены свободы слова. Неужели никто из «демократической» верхушки не понимает, что погром – это великолепный пропагандистский материал для выборов 2020 года, который республиканцы собирают с удовольствием?

Трамп, как искусный тореадор, использует Твиттер в качестве красной тряпки для быка. Но бык уже не тот – его заменили на тупого осла, символа «демократической» партии Америки.

Алиса в Белом Доме

Прошло меньше недели после инаугурации президента Трампа, а фарс с русскими хакерами, которые якобы подтасовали выборы президента США, как и следовало ожидать, уже практически угас. Что же остается в сухом остатке?

Остается реальная связь Трампа с Россией.

Да, он связан с Россией, но совсем не в том ключе, как его малюют. Дело в том, что Трамп – приверженец философии объективизма, созданной уроженкой Санкт-Петербурга Алисой Зиновьевной Розенбаум. После эмиграции в Америку в 1926 году она приняла литературный псевдоним Эйн Рэнд. В числе прочих, Алиса Розенбаум написала книгу «Атлант расправил плечи», которая служит основой философии объективизма.

Учение объективизма, как и многие другие философские направления, неискушенному читателю покажется весьма сложным. Но выходцам из Советского Союза, которых в свое время вынуждали изучать марксизм, эту философию понять очень легко.

Если марксизм – это материализм плюс коммунизм, то объективизм – это материализм плюс капитализм.

И это является ключом к разгадке Трампа.

Сплав материализма и капитализма означает главенство разумного эгоизма и экономической свободы.

Что мы и наблюдаем в действиях Трампа. Имеются в виду его первые президентские указы – о строительстве нефтепровода из Канады в США (Keystone pipeline), односторонний выход США из кабального Тихоокеанского Договора (Trans-Pacific Partnership), пересмотр Североамериканского Договора о Свободной торговле (NAFTA).

Строительство нефтепровода было запрещено Обамой по просьбе своего основного донора – Уорена Баффетта, который практически имел монополию на железнодорожные перевозки нефти из Канады в США (железнодорожная транспортировка нефти стоит дороже трубопроводной). Строительство нефтепровода снизит цены и на нефть, и на бензин для всех американцев, хотя компания Уорена Баффетта потеряет прибыли – налицо разумный эгоизм.

Тихоокеанский Договор был попыткой создания структуры, подобной Европейскому Союзу, но для стран Тихоокеанского бассейна. Подобно Европейскому Союзу, страны-подписанты лишились бы большей части своего суверенитета и перешли в подчинение бюрократической верхушке Союза. Верхушке не избираемой и не подотчетной гражданам. Свобода перемещения капитала и рабочей силы привела бы массовому перераспределению населения в регионе, причем не требуется объяснять, из каких стран работники будут уезжать и в какие страны они будут приезжать. Отказ Америки от этого договора – тоже разумный эгоизм.

Пересмотр Североамериканского Договора о Свободной торговле – давно назревшая проблема. Свобода торговли звучит хорошо, особенно на уровне лозунгов. Реальность же может весьма отличаться от задуманного. Этот договор, подписанный еще президентом Клинтоном, имел весьма благородные намерения. Но по прошествии двух десятков лет мы убедились, что фактически этот договор привел к перераспределению богатства из США в Мексику, к беспрецедентному вывозу капитала и рабочих мест из США. Пересмотр условий этого договора в пользу Америки – также весьма разумный эгоизм.

И замораживание Трампом 221 миллиона долларов, которые Обама переслал автономным палестинским террористам за 2 часа до инаугурации Трампа – это тоже разумный эгоизм. Как и следующий шаг Конгресса – полное и окончательное прекращение финансирования «палестинцев». Как и указ Трампа о строительстве стены на границе с Мексикой. Как и указ о прекращении федерального финансирования американских городов-убежищ для нелегальных иммигрантов.

Ничего личного. Просто бизнес. И урок для всех американских граждан – Трамп не является профессиональным политиком и делает именно то, что обещал, как это и принято в мире бизнеса. Да, это выглядит необычно, даже вызывающе и для некоторых немного пугающе, но к этому придется привыкать.

Прогрессивная евгеника протестует

Трамп является президентом всего несколько дней, а его предвыборная кампания 2020 года уже началась. Причем начал ее не Трамп, а его политические противники – прогрессивное человечество, нео-марксисты, социалисты, демократы, анархисты, феминисты, и другие леваки. Большой вашингтонский погром в день инаугурации президента Трампа означает только одно – леваки практически гарантируют Трампу победу в 2020 году. И основной вклад в победу Трампа принесет только что состоявшийся марш американских женщин на Вашингтон.

Марш состоялся на следующий день после инаугурации президента Трампа и был организован около 400 женскими организациями, причем более 50 из них профинансировал нацист Джордж Сорос. Все 400 организаций – левого толка, но с разной степенью радикализма.

Основными организаторами выступили Occupy Wall Street, Black Lives Matter, и Planned Parenthood. Все эти организации эксклюзивно представляют электорат демократической партии. Мы знаем, что замужние женщины в большинстве своем на ноябрьских выборах голосовали за Трампа, а незамужние, одинокие женщины – за Хиллари Клинтон. Поэтому этот марш был маршем побежденных.

Современные феминистки, точно так же, как и их предшественницы в начале XX столетия, обуяны страстью к абортам. Этот женский марш проходил под двумя официальными лозунгами – «Свобода абортов» и «Свобода Палестине». На марше не было развевающихся американских флагов, но были флаги Палестины (хотя я видел, что некоторые женщины обматывали американские флаги вокруг головы, как мусульманский хиджаб).

Сторонников «Свобода Палестине» на марше представляла один из основных организаторов – Линда Сарсур, исполнительный директор Arab American Association of New York, сторонница перехода Америки на законы шариата. Ее семья связана с террористами из Хамаса – несколько ее двоюродных братьев до сих пор сидят в израильских тюрьмах. За свою активную антисемитскую и исламофашистскую деятельность она удостоилась звания «Champion of Change» от президента Барака Обамы. Во время избирательной кампании мера Нью-Йорка она работала на коммуниста Де Блазио (который эти выборы выиграл).

Основным докладчиком выступила Анджела Дэвис (да, да, та самая, и с практически той же прической). Речь Дэвис была посвящена свободе и справедливости для Палестины.

Сторонников «Свобода абортов» объединила организация Planned Parenthood – главный американский абортарий. Эта организация была создана в начале XX века Маргарет Зангер. Маргарет Зангер, для тех, кто не знает, была мерзким расистом и ярым сторонником евгеники, которая посвятила свою жизнь тому, чтобы избавить мир от черных младенцев – она считала их «дегенеративными и дефективными». Она всегда была желанным гостем милитаристского крыла Демократической партии – Ку-клукс-клана и активным сторонником программы нацистского режима по принудительной стерилизации в 1930-х годах.

Зангер продвигала идею контроля рождаемости не потому, что она считала, что это освободит женщин от бремени нежелательного материнства. Она продвигала контроль рождаемости не для всех женщин, а только для черных и других цветных, которых она терпеть не могла. В абортах г-жа Зангер видела лучший способ прекратить размножение «недоразвитых рас». Маргарет Зангер называла черных младенцев сорняками и призывала к необходимости их истребления.

Хиллари Клинтон является большим поклонником Маргарет Зангер. «Я восхищаюсь Маргарет Зангер» – говорила Клинтон, «Мне импонирует ее храбрость, ее стойкость, ее видение».

Маргарет Зангер, одна из самых великих святых религии прогрессивизма, была ярой почитательницей другого идола леваков – национал-социалиста Адольфа Гитлера. Г-жа Зангер, на самом деле, была даже более экстремальна в некоторых своих взглядах, чем сам фюрер (который, кстати, в течение многих лет был подписчиком American Journal of Eugenics).

В далеком 1923 году она призвала к тому, чтобы бедняки, которые не в состоянии содержать детей, и инвалиды были насильственно стерилизованы, а все остальные должны были получить от государства лицензию на размножение. Понятно, что только те, кто докажет чистоту расы, могли получить такую лицензию. Пионером массовой стерилизации выступил штат Калифорния. Воспользовавшись опытом Калифорнии, Гитлер внедрил идеи Зангер о стерилизации в жизнь, но с некоторыми ограничениями и дополнениями – Адольф был, как это ни странно, более гуманен в этом вопросе.

Сейчас это кажется диким, но в 30-х годах это была главная идея прогрессивного человечества, которая овладела массами. Разговоры о «расовой чистоте» и «расовой гигиене» – это было весьма популярно. То, что евреи, негры, китайцы – более низкие расы, было в Америке известно всем, и это не был экстрим. Как и фашизм, это было модно, современно, прогрессивно, и давало надежду на будущее. Зная историю Маргарет Зангер, понимаешь, почему в 1939 году кораблю Сэнт-Луис с еврейскими беженцами из фашистской Германии на борту было отказано и корабль, не дойдя до Америки, вернулся в Европу. Печальная судьба ее пассажиров известна.

Зангер – это именно тот человек, который превратил вопрос абортов из чисто медицинского, каким он и должен являться, в политический. Наука евгеника больше не существует, но общественные институты, которые были созданы в период расцвета евгеники в США, до сих пор процветают и получают финансирование из федерального бюджета. Такие, каки Planned Parenthood. В результате в настоящее время в США черных младенцев уничтожается больше, чем рождается.

Президент Трамп планирует прекратить федеральное финансирование Planned Parenthood – если кому-то необходимо сделать аборт, ему придется платить за это самому, а не использовать деньги налогоплательщиков. То же самое будет касаться и противозачаточных средств – если кому-то необходимо их иметь, милости просим в аптеку. Покупай на свои деньги, сколько хочешь, и не пытайся заставить других людей платить за тебя, как вынуждает сейчас Obamacare.

Перефразируя Ильфа и Петрова, можно с уверенностью сказать, что новая Америка, новая жизнь проносится мимо, сверкая лаковыми крыльями. А последователи Маргарет Зангер и их прогрессивные товарищи стоят на обочине в розовых шапочках.

Judenfrei или Judenrein?

Почему парижская антиизраильская конференция 15 января 2017 года окончилась ничем? То есть резолюцию они, конечно же, приняли. Отличается она от всех подобных предыдущих резолюций тем, что из стандартной фразы «два демократических государства – еврейское и палестинское» было выброшено слово «демократических». И в самом деле, зачем кривить душой – одно демократическое государство на Ближнем Востоке уже есть, а второе им никогда не станет.

Но энтузиазма ни у кого не было. Впечатление было такое, что дипломаты из 72 стран и международных организаций приехали в Париж для посещения собственно Парижа, а не для очередной дискуссии о том, должен ли Ближний Восток быть Judenfrei (“свободным от евреев”) или Judenrein (“очищенным от евреев”).

Эта конференция ушла в прошлое как-то удивительно тихо. Даже в рупоре леваков Википедии о ней нет статьи. Списка участников и подписантов тоже нигде не найти. Почему эта однодневная конференция по своим последствиям так похожа на однодневную бабочку?

Ответ пришел только после того, как Джаред Кушнер – муж дочери Трампа Иванки (Яэль) и официальный советник Трампа – демонстративно отказался встретиться с высокопоставленным французским дипломатом. Для тех, кто не знает: Кушнер – ортодоксальный еврей, миллиардер, внук белорусской партизанки, эмигрировавшей в США в 1949 году. Имя дипломата не сообщается, но, скорее всего, это посол Франции в США.

Причина отказа – Франция проигнорировала требование Трампа об отмене парижской антиизраильской конференции.

Во всех дипломатических кругах о том, что это было именно требование, а не просьба, знали. Знали, что Трамп сделал проблемы Израиля своими личными проблемами. Знали, что администрация Трампа заняла открыто произраильскую позицию в ситуации на Ближнем Востоке.

Справедливости ради надо сказать, некоторые страны эту ситуацию просчитали правильно. Например, Австралия заявила, что подпись под резолюций конференции поставил дипломат низкого ранга, и правительство Австралии не разделяет его точку мнения.

Великобритания, хотя и участвовала в конференции, ее не только не подписала, но и наложила вето на резолюцию Европейского Союза в поддержку Парижской конференции. Произошло это после того, как Трамп в одном из своих интервью сказал, что «У Великобритании есть второй шанс на вето». Неприкрытая угроза Трампа была связана со скандальным голосом Великобритании в поддержку антиизраильской резолюции Совета Безопасности ООН №2334 в конце декабря. Ведь они, как постоянный член Совета Безопасности, могли наложить вето. Как и Россия. Но не сделали этого, хотя знали, что Трамп лично обзванивал премьер-министров и президентов стран-членов Совета Безопасности накануне голосования.

Динамика происходящего просто уникальна. Наблюдаются все признаки того, что участники антиизраильской парижской конференции, вероятно, были напуганы позицией Трампа и решили разойтись по-тихому. Если так будет продолжаться, то единый исламофашистский фронт скоро развалится.

Когда закроется посольство Палестины в Ватикане?

В субботу, 14 января 2017 года, «Палестинское» посольство открылось в Ватикане. Оставим пока в стороне вопрос о том, почему не страна, а географическое понятие Палестина открыло посольство где-либо. Насколько мне известно, никаких посольств Сибири или Патагонии в мире нет. Нет также посольств Сахары и посольств Алтая. Но открылось. А когда же оно закроется?

Оно закроется сразу после того, как президент Трамп прекратит финансирование Американского филиала Организации Исламского Единства (эта организация больше известна под именем ООН).

Но почему же посольство все-таки открылось? Кто продвигал эту идею? Я думаю, что ответ известен всем – инициатором выступил Папа Римский Франциск. Первый в мире папа-марксист. На открытие посольства прибыл и некий Махмуд Аббас, который только что отметил двенадцатилетие своего пребывания на четырехлетнем посту Президента Автономного Террористического Анклава (больше известного под именем Палестинской Автономии). Тот самый Аббас, который в 80-х годах был советским шпионом в Дамаске (в КГБ ему присвоили кличку «Кротов»). Его куратором был некий Михаил Богданов, в настоящее время – специальный представитель Президента России по Ближнему Востоку.

Римский папа Франциск является последователем широко распространенной в Латинской Америке ветви христианства, которая называется Теология Освобождения. Имеется в виду освобождение рабочего класса. От оков капитализма, конечно. Такое марксистское толкование христианства было изобретено на Лубянке, и в 50-е и 60-е годы широко распространилось как в Латинской Америке, так и у нас в США (под именем Black Liberation Theology – Теология Освобождения Чернокожих).

Создание нового направления в христианстве не было главной целью КГБ. Главной целью было проникновение в организацию, которая объединяет всех христиан – Всемирный Совет Церквей. Теология Освобождения должна была выступить орудием превращения Всемирного Совета Церквей в орудие дестабилизации Запада. И во многом они преуспели – всем известно, что происходило в Боливии, Венесуэле, Никарагуа под руководством советских и кубинских «советников».

Справедливости ради надо сказать, что некоторые папы – Иоанн Павел II и Бенедикт XVI – боролись с Теологией Освобождения, но только своими, христианскими, методами. Понятно, что с КГБ им совладать не удалось. Но менялось КГБ, менялись и его задачи, так что Теология Освобождения в конце концов лишилась мощной поддержки. До тех пор, пока не появился Барак Хусейнович Обама.

Напомню, что идеологически Барак Обама, как и Хиллари Клинтон – меньшевик, то есть последователь Фабианского социалистического сообщества, приверженец не революционного, а эволюционного перехода от капитализма к коммунизму.

Эволюционный путь предполагает маленькие, почти незаметные в повседневной жизни изменения в обществе, причем совершенно законным путем. Идея состоит в том, чтобы разрушить капитализм не в один день, как предлагали большевики, а в течение нескольких поколений. Церковь в Чикаго, которую Обама посещал два десятка лет, проповедует Теологию Освобождения. Разница между Обамой и папой Римским состоит в том, что один – приверженец «афроамериканской» ветви Теологии Освобождения, а другой – «латиноамериканской».

Франциск резко развернул дипломатию Ватикана в сторону поддержки идеи всемирного социалистического правительства (так называемая Программа 2030 ООН, основанная на глобальном перераспределении собственности). Он демонстративно посетил Фиделя Кастро до своей поездки в Америку. Он поддержал договор США с Ираном, дающий Ирану право на ядерное оружие через 10 лет.

Именно поэтому состоялся визит Обамы на Кубу. Его инициатором тоже выступил Франциск. Для кого-то встреча Барака Обамы и Фиделя Кастро – это просто встреча двух президентов. Но сами-то они прекрасно понимали, что это была встреча меньшевика и большевика, двух сторон одного марксистского мировоззрения.

Приверженцы Теологии Освобождения, будучи неомарксистами, никогда не замыкались в рамках одной религии. Они всегда искали и находили союзников вне христианства. Например, 14-й Далай Лама, лидер тибетских буддистов – убежденный марксист. Но их наиболее дружественная и наиболее поддерживаемая организация – Мусульманское Братство, они же Братья-мусульмане. Почему именно они?

Дело в том, что они нашли общий идеологический язык.

Мусульманское Братство – практически единственная исламистская организация, которая стремится установить шариат на нашей планете тихим, мирным, законным путем – без революций, без войн, без терроризма и без плохой репутации в прессе.

Вот на этой общей идеологической платформе они и сошлись. Вот почему Обама так жестоко расправляется со всеми исламистами, которые идут наперекор его эволюционной стратегии. Вот почему правой рукой Хиллари Клинтон на протяжении многих лет является Хума Абедин – член Мусульманского Братства. Вот почему по прямому указанию Обамы идет всемирная охота за неугодными джихадистами с помощью беспилотников-убийц. Вот почему не пришелся ко двору революционер Каддафи, фашист-баатист Асад, движение талибан, Аль-кайда и Исламский Халифат.

А «умеренный» Махмуд Аббас, так же, как и Мусульманское Братство – пришелся. Он желает уничтожить Израиль с помощью хорошо понятной Обаме эволюционной стратегии. Поэтому Аббас всегда выступает публично против терактов – он прекрасно знает, что его кураторы определили ему роль «умеренного», а за теракты беспокоиться не следует – за них отвечает оперативник из другого отдела.

Сотрудничество между неомарксистами всех мастей и исламскими фундаменталистами гораздо сильнее и многограннее, чем многие себе представляют. Один из таких фронтов – это исламизация Европы, подстрекаемая Брюссельской левацкой бандой (более известной под именем Европейский Союз). Другой фронт – это открытая насильственная исламизация Америки. И наконец, третий фронт, объединяющий всех без исключения леваков и мусульман – это антиизраильский фронт.

Поэтому открытие посольства «Палестины» в Ватикане не могло не состояться. Оно готовилось давно, задолго до поражения Хиллари Клинтон на выборах. Но Хиллари нужны были голоса американских евреев, и дата открытия посольства была перенесена. Как и голосование Совета Безопасности ООН по антиизраильской резолюции №2334 было перенесено. Как и парижская антиизраильская конференция, которую назначили аккурат на следующий день после открытия посольства. Все эти события – звенья одной цепи.

Но эта цепочка легко разорвется, когда Президент Трамп простым росчерком пера прекратит финансирование ООН. Для этого разрешения Конгресса США президенту не требуется. Эффект домино от этого шага лишит «Государство Палестина» единственного легального источника дохода, а с ним – и престижного посольства в Ватикане.

Блеск и нищета американских спецслужб

Война между Трампом и всеми разведывательными агентствами США (а их у нас 17) обречена на поражение спецслужб. Напомню, что война эта – не просто конфликт нового президента с некоторыми федеральными агентствами, а часть более крупной игры, цель которой – не допустить президента Трампа в Белый Дом.

Доведенные до отчаяния вашингтонские элиты делают все возможное, чтобы делегитимизировать Трампа. За восемь лет президент-меньшевик Обама успешно «трансформировал федеральные министерства из обычных гражданских бюрократических институтов в новый вид вооруженных сил – марксистско-бюрократические войска».

Главный аргумент в пользу того, что разведывательные агентства США являются просто инструментом в руках высокопоставленных небожителей Вашингтонского Олимпа и обречены – это тот факт, что беспрецедентная атака на легитимность Трампа американскими спецслужбами началась после выборов, а не во время выборной кампании. Хотя по тем сведениям, которыми мы располагаем, американская разведка имела не одно, не два, а несколько досье на Трампа. До выборов. И не пускала их в ход.

Пока оставим в стороне тот факт, что в этих досье имеются серьезные ляпы, которые ставят под сомнение доверие к ним. Ведь мы говорим сейчас не о фактах, а о политических последствиях кампании по дискредитации Трампа. Вашингтонские политические операторы прекрасно знают, что факты, конечно, будут иметь значение, но только для историков. И не сейчас, когда наступило время распила американского федерального бюджета 2017 года, а в далеком будущем. И бюджет спецслужб не маленький – 75 миллиардов долларов в год на нужды 200 тысяч агентов и 30 тысяч контрактников в 170 странах.

Спецслужбы США пытаются установить контроль не только над Трампом, но и над всей страной. Причем такие попытки неповиновения были и в прошлом – вспомним Иран-Контрас скандал. ФБР при каждом удобном случае демонстративно показывает свою независимость, не отдавая предпочтения ни одной из партий, стоящих у власти. ФБР и ЦРУ всячески стараются убедить всех, что они – это «государство в государстве», окрикам из Белого Дома слепо не следующие.

После сокрушительного поражения вашингтонские кукловоды начали действовать:

«Казалось бы, они перепробовали все, чтобы всеми правдами и неправдами не допустить Трампа в Белый дом после выборов. Была попытка объявить Трампа нелегитимным президентом на том основании, что Хиллари Клинтон набрала больше голосов избирателей. Потом пошла череда пересчета голосов в нескольких штатах. Пересчет только добавил голоса Трампу. Потом пошли атаки и на самих выборщиков – это тоже окончилось дополнительным унижением Хиллари Клинтон (она потеряла 5 голосов на Коллегии выборщиков). Потом пошли атаки и на сам институт Коллегии выборщиков, то есть на Конституцию США».

В дополнение к этим шагам началась полномасштабная дискредитация Трампа – обвинения в его нелегитимности конгрессменом-демократом, призывы к объявлению военного положения (поддержанное голливудскими «либеральными» звездами), массовые акции протеста в день инаугурации, и, наконец, фарс с Россией, русскими хакерами, русскими проститутками, и русским телевизионным каналом RT.

Почему вся эта грязь не была вылита на голову Трампу до выборов? Наверное, они насмотрелись CNN (которую справедливо будут называть Clinton News Network), и были уверены в победе Хиллари. Похоже, что вашингтонские элиты, находясь в плену своих иллюзий, обманули сами себя и поверили в свою собственную пропаганду, которой годами пичкали ничего не подозревающих американцев. Но это значит, что фальшивый «русский след» – это последнее, что у демократов имеется в запасе.

Многолетняя поляризация американского общества затронула не только политические партии, но и все институты государственной власти. При этом благодаря «активным мероприятиям» советских спецслужб ГПУ-ОГПУ-КГБ-ФСБ многие американские институты подхватили вирус социализма (школы, университеты, Голливуд, Госдепартамент).

Cпецслужбы Америки тоже не бездействовали и проводили свои «активные мероприятия» против СССР.

В результате жесткого противодействия произошел своеобразный «обмен вирусами» – КГБ подхватил вирус американского прагматизма и капитализма, а ЦРУ подхватил вирус социализма.

Американский вирус оказался настолько силен, что спецслужбам России удалось то, о чем мечтали и мечтают спецслужбы всех стран – завоевать политическую власть в своей стране. Кроме того, нынешний кремлевский режим получил хороший иммунитет против марксизма, так что возврат к советскому прошлому России пока не грозит.

Советский же вирус оказался достаточно силен, чтобы вся Демократическая партия оказалась им поражена, но ЦРУ и ФБР оказались затронуты только частично. Другое существенное отличие – американский вирус распространялся «снизу вверх», то есть от рядовых агентов, живущих на Западе, к вышестоящим начальникам. Советский же вирус распространялся «сверху вниз», то есть нео-марксистское мировоззрение насаждалось в Америке путем назначения на ключевые посты политических активистов, доноров и агитаторов Демократической партии.

Все время, когда разгорался этот скандал с «русским следом», меня не покидала мысль, что где-то я уже это видел… А потом я понял, что спецслужбы США просто стали применять стандартные методы советских спецслужб! Сталин в аду радуется тому, что выпускники Гарварда, Принстона, Стэнфорда и Йеля являются его последователями и постепенно переходят от меньшевистских методов воздействия на массы к большевистским.

И в этом заключается основная причина, по которой спецслужбы США не смогут контролировать и шантажировать Трампа, навязать ему свою волю – вирус нео-марксизма поразил только верхушку американской разведки. Поразил в основном людей, которые являются политическими назначенцами, а не профессиональными агентами. Косвенным доказательством этому является тот факт, что совершенно элементарные «ляпы» в подметных отчетах спецслужб США профессиональные агенты просто не допустили бы – все эти документы был наскоро состряпаны политическими назначенцами.

Американское общественное мнение, конечно же, взбудоражено. Но впервые в американской истории одинаково взбудоражен и левый, и правый полюса политического спектра.

Потому что, как сказал президент Теодор Рузвельт: «Чтобы разозлить консерватора, солги ему. Чтобы разозлить либерала, скажи ему правду».

Предпоследние конвульсии

За семь дней до выхода на пенсию первый антиамериканский президент Америки Барак Обама все еще озабочен вопросом «Как бы мне посильнее подгадить Америке?»

Мы знаем, каких «успехов» он добился против Израиля в ООН. Мы знаем также, что произойдет на следующей неделе на Парижском саммите антисемитов.

Мы знаем, что он только что инициировал расследование Генерального Инспектора о том, правильно ли поступил Директор ФБР Коми, когда обвинил Хиллари Клинтон в незаконном использовании приватного (не государственного) сервера электронной почты (то есть русские/румынские хакеры, конечно, виноваты, но и ФБР не следовало расследовать делишки принцессы Хиллари и торпедировать ее коронацию).

Никак не унимаются демократы, не могут простить никому того, что Хилари Клинтон проиграла выборы. Ищут и находят виновных везде, где только могут.

Русский след в поражении социалиста-меньшевика Хиллари все еще раздувается, а очередная жертва уже найдена.  Очередным стрелочником Обама выбрал … кубинских иммигрантов.

Как известно, с 1970-х годов всем кубинцам, которые умудрились каким-либо образом построить примитивный плот или лодку и преодолеть 90-мильный пролив между коммунистическим раем и капиталистическим адом, предоставлялось право жительства в США – им достаточно было достигнуть американского берега. Их не депортировали назад, как в случае нелегальных иммигрантов из всех других стран. Причина была простая – они были беженцами из коммунистической страны, и Америка всегда поддерживала диссидентов в таких странах.

В результате кубинцы превратили небольшой курортный городок Майями в мировой центр культуры, науки и бизнеса, в многомиллионный процветающий мегаполис.

Вина кубинцев заключается в том, что на выборах 2016 года они в подавляющем большинстве проголосовали за Трампа.

И Обама решил им отомстить. За неделю до выхода на пенсию он отменил существовавшее более полувека правило – теперь кубинцев, которые приплывут во Флориду на бочке из-под пива или плотике из пустых бутылок Кока-Колы, будут депортировать назад, на Кубу. Как всех остальных. При этом не упоминается, что «все остальные» просто возвращаются домой, а кубинцы – в концлагеря и камеры пыток.

После Кеннеди американские граждане всегда с неохотой голосовали за демократов, поэтому демократы вынуждены были импортировать иммигрантов из стран третьего мира, чтобы они голосовали за них.  В основном это были латиноамериканцы, но кубинцы всегда стояли особняком.

Все восемь лет у Обамы чесались руки свести с кубинцами счеты.

И Обама решил заменить кубинцев на сирийцев.

Скажи мне, кто твой друг

Недавнее голосование в Палате Представителей США с осуждением антиизраильской резолюции Совета Безопасности ООН показало, что около 98% конгрессменов-республиканцев поддерживают Израиль, и только 60% конгрессменов-демократов солидарны с ними.

Другими словами, около 40% демократов в Палате Представителей открыто выступили против Израиля. Этот шокирующий результат нашел свое подтверждение в только что опубликованном опросе общественного мнения, проведенном 4-9 января 2017 года Pew Research Center.

В среднем по Америке 51% граждан поддерживают Израиль, и только 19% поддерживают «палестинцев» (я беру это слово в кавычки, поскольку Pew Research Center подразумевает под ними палестинских арабов, а не палестинских евреев, как это было общепринято до войны 1967 года).

Но, как и все методы статистики, цифра в 51% не имеет смысла в такой поляризованной стране, как Америка 2017 года, и дальнейшие результаты это подтверждают. В нашей стране четко выделилось два кластера:

Среди республиканцев 74% поддерживают Израиль, и только 33% демократов солидарны с ними.

Только 11% республиканцев солидарны с «палестинцами». На крайне правом фланге политического спектра, среди республиканцев-консерваторов на стороне Израиля целых 78%, и только 8% на стороне «палестинцев».

То есть Республиканская партия США практически единым фронтом выступает в иудейско-мусульманском конфликте на стороне Израиля.

А Демократическая партия США расколота – 33% за Израиль, и практически столько же – 31% за «палестинцев». На другом (крайне левом) фланге политического спектра либеральные демократы (марксисты, социалисты и другое прогрессивное человечество) поставили рекорд – впервые за все время наблюдений большинство американских социалистов поддерживает «палестинцев» – 35%, а за Израиль – только 26%. Такой сильной поляризации мнений по этому вопросу среди американских граждан не было с 1978 года, когда было проведено первое исследование Pew Research Center.

Другими словами, конгрессмены 114-го Конгресса США в целом правильно отражают свой электорат. Недаром Нетаньяху в течение месяца после ноябрьских выборов в США ходил с улыбкой подростка, который выиграл миллион. Декабрьская резолюция Совета Безопасности ООН стерла и эту улыбку, и терпимое отношение американских граждан к ООН.

После позорной резолюции ООН № 2334 только 44% республиканцев поддерживают ООН, но среди демократов таких 81%.

Скажи мне, кто твой друг…

pew1

pew2

 

Флирт Трампа с Россией

Все вокруг задаются вопросом – насколько близок Трамп к Путину? Правомерно ли характеризовать Трампа марионеткой Кремля или он все-таки будет иметь некоторое пространство для самостоятельного маневра? На кого работает Трамп – на кремлевскую банду или на какие-либо другие мафиозные группировки?

Эти и подобные вопросы занимают умы народов, разделенных двумя океанами. Этим вопросом интересуется и вашингтонский политический планктон, и ноосфера Рублевки.

Мой короткий ответ на эти вопросы – Трамп никогда не был и никогда не будет марионеткой Кремля.

А теперь длинный ответ.

Начну с того, что во времена былинные, времена перестроечные, решено было организовать Союз Ученых СССР. Время было такое, что почти все общественные организации имели своих представителей в Верховном Совете СССР, а ученые – не имели (была квота на Академию Наук СССР, но далеко не все ученые работали в академических институтах). Мне довелось участвовать в Учредительном съезде Союза Ученых. Дело было новое, и практически никто не имел опыта политической самоорганизации. Как всегда, было множество фракций, еще больше мнений, и мало решений.

Опыта партийного строительства у меня, конечно же, тоже не было. Но энтузиазма и нервотрепки – хоть отбавляй. Однажды, после очередных жарких дебатов, меня остановил в кулуарах съезда один маститый ученый. Он сказал: «Молодой человек, ведь Вы, кажется, физик? Зачем же так нервничать. Ведь именно Вы должны знать, что колебания общественного мнения происходят с частотой вынуждающей силы. Сейчас мы все сделаем».

И сделал. Его короткое выступление развернуло всю дискуссию в совершенно неожиданное русло. И когда новая идея овладела массами, оказалось, что уже имеется заранее подготовленное и хорошо отпечатанное решение Съезда… Удовлетворенные ученые практически единогласно его утвердили, забыв все разногласия.

Я получил урок на всю жизнь.

И с тех пор я всегда безошибочно чувствую колебания вынуждающей силы.

И знаю, когда и почему общественное мнение вполне добровольно, а иногда и с энтузиазмом, принимает навязанную извне точку зрения.

Нет никаких сомнений в том, что вынуждающая сила запланировала на этот раз. Это делегитимизация президента Трампа. Потерпев поражение на выборах, демократы, если перефразировать Троцкого, перешли из режима перманентной революции в режим перманентных выборов.

Казалось бы, они перепробовали все, чтобы всеми правдами и неправдами не допустить Трампа в Белый дом после выборов. Была попытка объявить Трампа нелегитимным президентом на том основании, что Хиллари Клинтон набрала больше голосов избирателей. Потом пошла череда пересчета голосов в нескольких штатах. Пересчет только добавил голоса Трампу. Потом пошли атаки и на самих выборщиков – это тоже окончилось дополнительным унижением Хиллари Клинтон (она потеряла 5 голосов на Коллегии выборщиков). Потом пошли атаки и на сам институт Коллегии выборщиков, то есть на Конституцию США.

На наших глазах была сделана попытка мягкого государственного переворота в Америке под нежным напором вынуждающей силы. Попытка не удалась.

И тогда вынуждающая сила умело развернула дискуссию в сторону Москвы.

Произошло это после выборов и только после того, когда все остальные методы оказались неэффективными.

Главное оружие Трампа – троллинг – было обращено против него.

Напомню:

«Трамп троллит масс-медия. Троллит уже полтора года. Троллит эффективно. Трамп использует все средства из арсенала социальных сетей Twitter и Facebook, чтобы выдавливать всех конкурентов из информационного пространства. Один из самых одиозных характеров в современном мире – это Путин. Трамп выстреливает свои хвалебные твиты о Путине вот уже целый год, и журналисты бросаются на них, как голодная свора собак (Трамп имеет на 5 миллионов подписчиков в Твиттере больше, чем Обама – и он еще не президент). Благодаря этим журналистам все только и говорят о Трампе, и ни о ком больше. В новостном цикле только 24 часа, и как только Трамп (конечно, не Трамп лично, а люди из его команды) чувствует, что очередная истерия сходит на нет, он бросает своре следующую кость.

И свора ведется, еще как ведется! Ведется массово, на всех континентах и на всех языках. Ведутся и влиятельные политики, и хорошо осведомленные журналисты, и простые домохозяйки. Такое впечатление, что у них весьма короткая память. Еще недавно все СМИ уверенно заявляли, что шансов на победу у Трампа нет, и это подтверждается многочисленными опросами общественного мнения. Теперь эти же СМИ раздувают русский скандал. На кого это рассчитано? На людей, которые не в состоянии мыслить?

Понятно, что никакого отношения твиты Трампа к реальной внешней политике администрации Трампа иметь не будут. Для Трампа искусственно раздуваемые скандалы – лишь средство для достижения его целей, причем практически бесплатно. Трамп своими твитами умело направляет общенациональную дискуссию в удобное для него русло».

Бумеранг, сделав круг, вернулся.

Как по команде, за две недели до инаугурации в руках NBC и CNN вдруг оказались «совершенно секретные документы» американской и британской разведок (ну, Джеймс Бонд, вы же понимаете), которые… «неопровержимо доказывают» …  «завербован около 5 лет назад» …  «тонны компромата» …  «отмывание денег русской мафии» …  «друг Япончика» …  «совместная операция Трампа и ФСБ» …  «секретная встреча в Праге» …  «Трамп заплатил русским хакерам» … Понятно, что это был розыгрыш, 35 страниц лжи, информационная диверсия, но ЦРУ принял все за чистую монету.

Недаром и Трамп, и американцы весьма скептически относятся к разведслужбам США. Последний опрос общественного мнения показал, что ЦРУ доверяют всего 17% населения. Спецслужбы Америки пополнили длинный список государственных институтов, доверие к которым за 8 лет правления Обамы кануло в лету.

Я знаю, кто еще, кроме ЦРУ, поверит этой очередной фальшивке. Поверят журналисты из пула вынуждающей силы и демократы-активисты. И больше никто. Прагматичные американские граждане – и республиканцы, и демократы – резонно спросят :

«А где же вы были за два месяца до выборов? Почему мы узнаем все это через два месяца после выборов? И что сделал президент Обама, когда его ознакомили с этими секретными сведениями на ежедневном разведывательном брифинге в Белом Доме? И что предпринял президент Обама, когда выяснилась явная утечка секретной информации в СМИ? Почему сайт WikiLeaks, который публикует секретные государственные документы, подвергается преследованиям, а NBC и CNN, которые сделали то же самое – нет».

Кремлевская истерия, как и все остальные «сенсации», конечно, постепенно затухнет, как только Трамп официально вступит в должность президента. Судя по команде единомышленников, которую он набрал, кукловодам вынуждающей силы придется переключиться из режима атаки в режим выживания.

Потому что очень скоро флирт Трампа с Россией закончится. Начнется это сегодня, на сенатских слушаниях нового госсекретаря Рекса Тиллерсона.