Победное фиаско Трампа

Оппозиция ликует – Трампу не удалось отменить Обамакер. И это правда – ни республиканскому Сенату, ни республиканской Палате представителей, ни республиканскому президенту Обамакер не удалось пока отменить. Хорошо это или плохо? Противники Трампа злорадствуют над неудачной попыткой отмены Обамакер, но не следует забывать, что сам закон Обамакер демократы старались принять раз 15 за 13 месяцев, пока добились успеха. Трамп потерпел неудачу после первой попытки и всего двух месяцев у власти.

Все семь лет, что мы живем с Обамакер, республиканцы выигрывали выборы за выборами, обещая отменить ненавистный народу Обамакер. И когда такой момент настал, они после семи лет интенсивной работы предложили никуда негодный закон.

За все годы Обамы Конгресс более 60 раз голосовал за полную отмену Обамакер. Полную, а не частичную. И как только Обама ушел, бравые республиканские элиты почувствовали дрожь в коленках – ведь голосовать за отмену Обамакер, зная, что Обама наложит на него вето, большой смелости не нужно. Вместе с тем, в 2015 году законопроект о полной отмене Обамакер получил поддержку большинства и в Палате представителей, и в Сенате, и закон ушел на подпись к Обаме. Естественно, Обама наложил вето. Вместо того, чтобы в 2017 году запустить еще раз тот же самый законопроект, но уже при президенте-республиканце, спикер Райян уговорил Трампа сделать новый закон. Этот новый закон прозвали Райянкер, и он не имеет ничего общего ни с предвыборными обещаниями вашингтонских республиканцев, ни с предвыборными обещаниями Трампа.

Райянкер весьма далек от всеми желаемого результата. Например, в нормальной, рыночной экономике медицинские компании стремятся заполучить как можно больше клиентов, как и в любом другом бизнесе. Чем больше клиентов, тем выше прибыли, тем выше качество, тем меньше стоимость услуг.

Но в отвергнутом Райянкер, как и в Обамакер, медицинские компании стремятся заполучить как можно больший кусок федерального бюджета, а не клиентов.

Все знают, что Обамакер налагает штраф на тех, кто не имеет медицинской страховки. В Обамакер этот штраф платится государству, а в Райянкер – страховым компаниям (напомню здесь – без комментариев – тот факт, что жена Райяна заработала свои миллионы, лоббируя в Вашингтоне интересы … медицинских страховых компаний). Мандат работодателям обеспечить медицинскую страховку Райянкер отменяет, и цены бы от этого немного уменьшились. Но это – просто улучшенный вариант Обамакер, вот и все. Но псевдо-отмена Обамакер была бы еще хуже, чем его полная отмена.

Многие до сих пор думают, что Обамакер – это закон о здравоохранении.

На самом деле Обамакер – это закон о перераспределении собственности.

Он имеет явную социалистическую подоплеку. Причем перераспределение собственности должно было происходить под руководством вашингтонских бюрократов с помощью новых федеральных налогов. Поэтому Райянкер был бы просто несколько модифицированным (в отличие от Обамакер) способом распила федерального бюджета.

Основная проблема с отменой Обамакер – это федеральные налоги. Обамакер добавил в федеральную казну около 1000 миллиардов дополнительных налогов за 10 лет, или 1 триллион долларов. Это значит, что простая отмена безболезненной не будет, потому что существует другой закон, который говорит о том, что любое законодательство должно быть таким, чтобы баланс федерального бюджета не уменьшился. То есть если росчерком пера забрать из бюджета 1 триллион долларов, нужно этот 1 триллион долларов как-то восполнить.

1 триллион за 10 лет это 100 миллиардов долларов в год. Откуда взялась эта цифра? До Обамакер нам говорили, что в Америке живут 10 миллионов людей без медицинских страховок. Не просто хорошую, а очень хорошую страховку можно купить за 10 тысяч долларов в год на человека. То есть, чтобы обеспечить 10 миллионов человек очень хорошими страховками за счет других (работающих) налогоплательщиков, необходимо отобрать у налогоплательщиков дополнительно 100 миллиардов долларов в год.

Реформа здравоохранения будет жесткой. Жесткой потому, что у многих людей отберут то, что досталось им бесплатно.

Это очень нелегко и совершенно непопулярно. Но люди, которым досталось что-либо бесплатно, должны понимать, что кто-то другой за все их благоденствия отработал, оторвал от своей семьи, и заплатил сполна.

Почему законопроект о реформе здравоохранении республиканской партии столь непопулярен? Потому что избиратели в ноябре прошлого года голосовали за программу Трампа, а в марте этого года вместо этого получили программу Пола Райяна.

Ведь американцы скоро начнут массово терять медицинские страховки. И будет это не потому, что им кто-то мешает, и не потому, что у них не будет денег их купить, а потому, что покупать эти страховки будет просто не у кого.

Страховым компаниям Обамакер не выгодно, и они уходят с этого рынка. Поэтому закон Обамакер де-юре будет существовать, а де-факто – нет.

Обамакер умирает, и этот закон прекратит свое существование самостоятельно, без всякой посторонней помощи. И кто будет отвечать за эту катастрофу? Демократы. Вот если бы Райянкер у республиканцев прошел бы, катастрофа была бы их рук делом, и они бы несли за это всю ответственность. Несомненно, что злорадство противников Трампа – временное. Его противники постоянно забывают, что он – не политик, а делец. Поэтому фиаско с Обамакер – это практически конец карьеры для такого политика, как Пол Райян, а для Трампа – не политика – это только начало переговоров.

Теперь всем уже ясно, что Райян – ненадежный союзник, и Трампу придется с ним расстаться. Невозможно представить, чтобы следующий и основной шаг Трампа – радикальное снижение налогов – было дано на откуп Райяну.

Урок Райянкер для Трампа – работать нужно с консерваторами, а не с вашингтонским болотом. Ведь американские консерваторы, которые (в лице Теда Круза) последние выборы проиграли, фактически спасли республиканскую партию от позора.

Это фиаско – классический пример того, как работает Вашингтон. Все, что происходит в вашингтонском болоте, не имеет ничего общего с нуждами американского народа, а служит интересам самого вашингтонского болота (у которого на уме только одно – как выиграть очередные перевыборы в Конгресс в 2018 году). Но самое интересное, что в результате всех этих передряг финальная версия закона об отмене Обамакер будет намного лучше, чем проваленная, и Америка в конце концов выиграет. Вспомним слова Черчилля, который сказал, что «американцы всегда находят правильное решение после того, как испробуют все остальные».

Консерваторы в Конгрессе сорвали маску с республиканской вашингтонской элиты. Это та самая элита, то самое вашингтонское болото, которое не покладая рук работало вместе с демократами против Трампа до выборов и продолжает ставить палки в колеса после выборов.

С политической точки зрения фиаско с отменой Обамакер – это победа консервативных республиканцев, поражение умеренных республиканцев, и катастрофа для демократов.

Что остается в сухом остатке – демократы являются авторами Обамакер, и на 100% отвечают за все его последствия. Улучшения не будет, потому что Обама структурировал увеличение налогов в Обамакер так, что они вступают в силу после выборов 2016 года, а все бенефиты вступили в силу с самого первого дня.  Обамакер будет той гирей, которая парализует все попытки демократов выиграть выборы в Конгресс. Республиканцы же остаются «чистенькими» (кроме спикера Райяна, конечно), и никто не посмеет их обвинить в том, что кто-то не имеет медицинскую страховку.

Главное в этой драме состоит в понимании того, что инъекция социализма в капиталистическую экономику имеет разрушительный эффект, причем это разрушение происходит и тогда, когда инъекция социализма отменяется, и когда инъекция социализма остается.

Те социалистические реформы, которые были произведены в свое время президентами Рузвельтом, Джонсоном, и Обамой, пока остаются, и продолжают свое разрушительное действие.

Весьма показательным все это время было поведение демократов – они хранили молчание. Они благоразумно не ввязывались в междоусобные разборки среди республиканцев.

Они – авторы Обамакер – прекрасно знали, что единственная возможность фактической отмены Обамакер – это фактическая отмена Обамакер.

Они знали, что любой законопроект, который не делает этого, обречен. Демократы просто наслаждались зрелищем, когда республиканцы под видом отмены Обамакер делают что-то другое, на что у них нет народного мандата. Есть только один мандат, который был выдан республиканцам Америкой – полная и безоговорочная отмена Обамакер, как бы болезненно это не было.

Слушайте Давидзон Радио с моим участием

Понедельник, 27 марта, с 17:15 до 19:00 по Нью-Йорку в передаче Виктора Топаллера «Рикошет»

Интернет-трансляция http://www.davidzonradio.com/index620.php

Телефон прямого эфира (с 18:05 до 19:00): +1-718-303-9090

Начало передачи по московскому времени в 00:15 (уже вторник)

Глобалисты в черных мантиях

Торпедирование всех начинаний и инициатив Трампа теневым правительством Обамы достигло температуры кипения, и обе стороны понесли потери разной степени тяжести. Основным оружием лагеря Обамы были органы ЦК Демократической партии, более известные как средства массовой информации. Но после нескольких месяцев бомбардировок с помощью «фальшивых новостей» американское общественное мнение не сдвинулось ни на йоту. Наоборот, ряды сторонников Трампа непрерывно растут.

Масс-медиа в Америке ужаснулись от осознания того, что их монополия на правду полностью деградировала. С избранием Трампа исчез десятилетиями выстраиваемый механизм, с помощью которого «демократы» держали американскую аудиторию в плену политически-корректных иллюзий. И тогда в бой был введен стратегический резерв глобалистов, последняя, третья дивизия марксистко-бюрократических войск – Отдельная Антиамериканская Судебно-узурпационная Бригада.

Конечно, речь идет о тирании федеральной судебной системы, традиционно одетой в черные мантии.

Вы никогда не задумывались, каким образом и почему во многих демократических странах внезапно и практически одновременно возникла такая необъяснимая тяга к открытым границам?  Почему у американцев и европейцев вдруг возникло непреодолимое желание наводнить свои страны ордами необразованных выходцев из стран третьего мира?

Ответ не прост, и истоки его кроются в кровавой революции в России, происшедшей ровно 100 лет назад.

Напомню, что до 1917 года марксизм был всего лишь теорией. Как на практике совершить переход от капитализма к коммунизму, не знал никто, даже сам Маркс. Поэтому в течение десятилетий леваки вели беспощадный спор, как это сделать. Задолго до революции 1917 года сформировались два основных лагеря – меньшевики (сторонники эволюционного перехода) и большевики (сторонники революционного перехода). Меньшевики (которых, как ни странно, было большинство) сгруппировались около Фабианского общества. Их аргумент состоял в том, что переход необходимо осуществлять плавно, с помощью демократических институтов, иначе революционный отъем и перераспределение собственности обернется большой кровью. Собственно, что и произошло в России.

После переворота 1917 года и чудовищной Гражданской войны в России и меньшевики, и большевики Европы оказались перед новой проблемой – как удержать власть. И те, и другие раскололись на два лагеря, так что основных конкурирующих левацких позиций впоследствии стало четыре:

  • Сталинисты (большевики) утверждали, что власть может быть удержана с помощью террора в отдельно взятой стране (история подтвердила ошибочность этого подхода)
  • Троцкисты (большевики) утверждали, что власть в одной стране, находящейся в капиталистическом окружении, никаким террором удержать не удастся, и необходимо произвести революции во всех странах без исключения (история подтвердила, что Троцкий был прав в том, что власть удержать не удастся)
  • Фашисты (меньшевики) утверждали, что кровавое революционное перераспределение собственности только отпугнет народ от социалистических идей, и предложили более гуманный метод – вместо насильственного отъема частной собственности установить тотальный государственный контроль и над ней, и над ее собственниками (история подтвердила, что это тоже не работает)
  • Глобалисты (меньшевики) утверждали, что победа социализма может быть достигнута только путем одновременного перехода к нему во всех странах, причем демократическим путем

Все эти левацкие группировки имели одну и ту же конечную цель и один и тот же электорат (только методы достижения цели были разными), так что неудивительно, что схватки между ними были гораздо более кровавыми, чем схватки с их основным идеологическим врагом – капиталистами. Например, во время Второй мировой войны фашисты временно объединились с капиталистами Японии, а сталинисты и глобалисты – с капиталистами Америки и Британской империи.

Но иногда они объединяются и между собой. Например, современное правительство Греции (СИРИЗА) – это коалиция сталинистов, троцкистов, и фашистов. Неудивительно поэтому, что существуют серьезные разногласия между Грецией и глобалистским правительством Германии. До недавнего времени правящая коалиция Португалии объединяла троцкистов и глобалистов.

Большинство леваков, кроме глобалистов, давно поняли, что их идеи – это тупик цивилизации. Репутация у марксистов XXI века сильно подмочена – чего стоят миллионы людей, убитых в ХХ веке во имя лозунгов серпа, молота, и свастики.

Во всех войнах, развязанных марксистами всех оттенков в ХХ веке, погибло больше людей, чем за все предыдущие войны в истории человеческой цивилизации вместе взятые.

Поэтому глобалисты вынуждены были сменить тактику и попытаться привлечь на свою сторону не только коренных жителей своих стран, но и выходцев из стран третьего мира. Несчастных, обездоленных и готовых на все.

Зачем? Ответ напрашивается сам, если заметить, что проблема массовой иммиграции никогда не материализуется в странах недемократических. В демократических же странах для нахождения у власти требуются голоса на выборах. Поэтому левые и закрывают глаза на отсутствие ассимиляции во многих иммигрантских общинах – ведь для голосования ассимиляции и не требуется.

Фактически глобалисты импортируют голоса, а не людей.

С советскими евреями у глобалистов, безусловно, ошибочка вышла. Теоретически они прекрасно вписывались в когорту голосующих за нео-марксистов бедняков (мало кто из советских людей приехал в Америку с приличным капиталом), но их отличие от иммигрантов из третьего мира было в уровне образования. Значительное число советских евреев приехали в США с дипломами о высшем образовании. Трудно найти математическую или физическую кафедру или лабораторию в американских университетах, где нет выходцев из СССР.

Но эмигранты из СССР в своем багаже привезли то, чего не ожидал никто – умение читать между строк. Поэтому бывшие homo sovieticus быстро раскусили американских «демократов», ведь между ними и советским коммунистическим официозом было подозрительно много общего. В результате большинство бывших советских граждан в США поддерживают республиканцев и других политиков правого толка (хотя мне порой кажется, что делают они это просто из-за протеста, а не потому, что глубоко понимают и разделяют право-консервативные, конституционные принципы). Похожая ситуация и в Израиле, и в Германии.

Глобалисты усиленно работают над тем, чтобы сделать европейцев менее европейцами. Но их главная цель –  вытрясти все американское из американцев.

В полном соответствии с партийной доктриной, делалось все это на протяжении десятилетий. Медленно, чтобы никто ничего не заметил (глобалисты назвали это «gradualism»). И только законными средствами. Уже в 60-е годы начали применяться идеи «культурного марксизма» итальянского коммуниста-большевика Антонио Грамши (которого фашист Муссолини, естественно, посадил в тюрьму, невзирая на идеологическое родство), где не было ни слова о «мы мир насилья весь разрушим, а затем…» Просто поднимался вопрос о свободе, равенстве, братстве, уровне жизни обездоленных тружеников и об отсутствии прав у домашних животных. Поднимался вопрос об образовании и охране окружающей среды (в 70-х годах это была угроза глобального похолодания, которая в 90-х плавно перешла в угрозу глобального потепления).

Но всех этих попыток оказалось явно недостаточно, чтобы переломить ход истории. Глобалистам был необходим существенный скачок в массовой поддержке левых идей, и они решили всю мощь государственного аппарата направить на достижение простой, но очень выгодной стратегической цели – открытию национальных границ. Была создана система привлечения, размещения, и поддержки будущих «демократов» из стран третьего мира. Была создана система финансирования правительственных контракторов – организаций по приему иммигрантов. Была создана система юридической поддержки как легальных, так нелегальных иммигрантов («undocumented democrats»). И все это – не преступая закон. А кто является арбитром, что законно, а что – нет? Правильно, судьи.

Судьи – имеются в виду американские федеральные судьи – являются весьма прибыльным сектором для политических инвестиций.

Дело в том, что все федеральные судьи в Америке – это пожизненные политические назначенцы (в отличие от муниципальных судей или судей штатов, многие из которых – выборные). Глобалисты повторили с судьями то же самое, что они ранее сделали с профессурой. Потребовались десятилетия, но к началу XXI века как среди университетских профессоров, так и среди федеральных судей практически не осталось консерваторов. Обама, кстати, назначил более 1/3 всех нынешних федеральных судей.

Когда Трамп пришел к власти, он в первые же месяцы замахнулся на то, что глобалисты бережно пестовали в течение многих лет. Он замахнулся и на систему государственной поддержки глобалистких общественных организаций, и на монополию масс-медиа, и на основную движущую силу глобалистов – необразованных иммигрантов.

В Америке вся жизнь – это бизнес. Политика – это бизнес. Образование – это бизнес. Медицина – это бизнес. Культура – это бизнес. Бедность – тоже бизнес. Иммиграция – это большой, многомиллиардный бизнес.

На деньги налогоплательщиков существует огромный штат юристов, финансистов, крупных бизнесов, которые заинтересованы в притоке новых иммигрантов. Например, на сегодняшний день за каждого иммигранта, привезенного в Америку, подрядчики по переселению получают от государства 2050 долларов. Затем иммигранты начинают получать государственные пособия, медицину, образование, кредиты… (это деньги все тех же налогоплательщиков).

И Трамп решил весь этот прекрасно работающий механизм обогащения за счет распила федерального бюджета приостановить. Не закрыть насовсем, а пока просто приостановить, чтобы быть на 100% уверенным, что среди заморских иммигрантов не окажутся террористы или уголовники.

Потеря иммиграции для глобалистов – явно экзистенциальная угроза. Именно поэтому глобалисты ввели в бой свой самый сильный резерв – федеральную судебную систему. Систему, десятилетиями заточенную под решение именно тех проблем, какие Трамп создал для глобалистов.

Трамп за два месяца издал два президентских указа, связанные с иммиграцией. И оба указа федеральные судьи объявили незаконными, точнее, запретили внедрение президентских указов до разбирательства в суде. Расчет здесь идет на то, что судебное разбирательство может идти годами, и все это время исполнение президентских указов будет запрещено.

Кстати, гавайский судья, который вынес последнее судебное решение, Деррик Уотсон, поступил на юридический факультет Гарварда вместе с Обамой и окончил его в том же году, что и Обама. Обама, как известно, провел часть своего детства на Гавайях, и, скорее всего, эти двое были в Гарварде неразлучными друзьями. Став президентом, Обама назначил Деррика Уотсона на пост федерального судьи. Наконец, интересный фактоид (без комментариев) – после подписания Трампом второго иммигрантского указа глава теневого правительства Обама срочно вылетел на Гавайи, и менее чем двое суток после его прилета его однокашник Деррик Уотсон вынес свой политический приговор.

Для тех, кто знаком с американским законодательством, это был шок. Шок потому, что вопросы иммиграции являются исключительной прерогативой президента США, и никого другого (кстати, источник этой прерогативы – не Конституция США, а законодательные акты Конгресса, который в свое время делегировал свою власть в этом вопросе президенту). Текст закона весьма однозначен – президент США имеет право единолично решать, кто имеет право въезда на территорию США, а кто не имеет. Захочет – закроет иммиграцию, захочет – откроет. При этом президент не обязан ни консультироваться с Конгрессом, ни каким-либо образом объяснять кому-либо причину своих действий.

Примеров этому множество. Президент Картер временно запретил иранцам въезд в США во время кризиса с заложниками. Президент Обама временно запретил иракцам въезд в США во время обострения кризиса, связанного с исламским Халифатом. Никаких судебных разбирательств не последовало.

Статистика последних нескольких президентов такова: Обама запрещал въезд в США различным группам иностранцев 19 раз, Буш-младший – 6 раз, Клинтон – 12 раз, Буш-старший – 1 раз, Рейган – 6 раз.

Примечательно, что в 2015 году, когда США захлестнула лавина детей из Латинской Америки, нелегально перешедших границу, губернаторы несколько южных штатов подали в суд на Обаму. Подали в суд потому, что Обама не только приказал открыть границу, но и явился инициатором этого процесса. По его просьбе грязных и больных беспризорников собирали по всей Латинской Америке. Букет болезней, который они привезли с собой в американские школы, поразил врачей – корь, туберкулез, малярия –  ведь эти болезни американцы уже давно забыли.

И что же решил суд? Конечно, эти южные штаты свое дело проиграли. Суд просто и доходчиво объяснил, что президент США обладает абсолютной полнотой власти в вопросе иммиграции, и никто не имеет право оспаривать его президентские полномочия. Совершенно правильное решение суда. Правильное и по тексту, и по духу закона (хотя и неприятное для южных штатов). Но это происходило тогда, когда судья-глобалист выносил решение о действиях президента-глобалиста.

Стоило Трампу посягнуть на самое святое, что есть у глобалистов – иммиграцию, и судьи решили дело с точностью до наоборот.

И серьезность этого дела состоит совсем не в досадной потере репутации президента.

Речь идет о том, что одна из ветвей власти в Америке – судебная – узурпировала власть.

Не удивительно, что две другие ветви власти в Америке – исполнительная и законодательная – являются на 100% выборными, и поэтому никогда в истории Америки власть не узурпировали. И только никем не выбираемые судьи в черных мантиях посмели это сделать.

Судебная власть дала понять, что с приходом Трампа она будет служить контролером и арбитром как президента, так и Конгресса. Она дала понять, что обладает властью аннулировать законодательные акты Конгресса и диктовать свою позицию президенту. Она дала понять, что способна в судебном порядке установить новое, не предусмотренное в Конституции «право на эмиграцию» в нашу страну всем иностранным гражданам.

Фактически это означает потерю власти Конгрессом и потерю власти президентом.

Поскольку федеральная судебная власть никогда не переизбирается, глобалисты будут держаться за эту власть до последнего вздоха.

Это конституционный кризис огромных масштабов.

Это попытка холодного государственного переворота.

Глобалисты умудрились создать конституционный кризис и тем самым использовали свои последние резервы. Какой путь выберет Трамп для выхода из кризиса, подсказывает Конституция США. Как известно, Конституция США устанавливает только Верховный Суд, а федеральная судебная система – креатура Конгресса. Пока и Белый Дом, и Конгресс находятся в руках республиканцев, у них есть возможность не только реорганизовать федеральную судебную систему, но и полностью отменить ее, уволить всех судей и создать всю систему заново.

Если глобалисты хотели войну, они ее получат. Преимущество сейчас на стороне Трампа, потому что всем американцам стало предельно ясно, что федеральные судьи-глобалисты пошли ва-банк. Они открыто дали понять, что ни Конституция США, ни законы страны не имеют для них никакого значения – ведь у леваков цель всегда оправдывает средства.

Отцы-основатели Америки хорошо понимали, в чем состоит опасность нарушения принципа разделения властей, а благоразумно заложили в Конституцию механизмы выхода из подобного кризиса.  Для всех элитарных политиков-глобалистов скоро прозвучит последний, третий звонок.

Джексон против Тубман, или искусство невозможного

Президент Трамп отправился в Нэшвилл, Теннеси, чтобы возложить цветы на могилу Эндрю Джексона, седьмого президента США. Его дом-музей Эрмитаж, где он похоронен, не так хорошо известен, как сам Джексон, который гордо смотрит на нас с 20-долларовой банкноты.

Для многих визит Трампа в Эрмитаж покажется непонятным, хотя формальный повод вроде бы есть – это 250-й день рождения Джексона. На самом деле Трамп своим визитом ставит точку в давней нумизматическо-политической битве. Битве, в которой (D)емократы показали себя полными (D)егенератами.

В разгар президентской кампании 2016 года администрация Обамы решила изменить 20-долларовую банкноту. Портрет президента Эндрю Джэксона (D) планировалось заменить на портрет Харриет Тубман (R). Политически-корректная идея состояла в том, что на всех американских банкнотах изображены мужчины, пора, мол, разместить на какой-либо банкноте достойную женщину.

Чернокожая Харриет Тубман – безусловно, достойная женщина. Это именно она организовала переброску беглых рабов с Юга на Север во время Гражданской войны. Она совершила 13 дерзких налетов через линию фронта, освободив множество рабов. А президент Эндрю Джексон в политически-корректных кругах имеет дурную репутацию – рабовладелец, гонитель индейцев, генерал, белый.

В результате белый демократ Эндрю Джэксон (первый президент-демократ, причем настоящий демократ, а не марксист) должен быть заменен на черную республиканку Харриет Тубман, которая всегда ходила вооруженная до зубов, и применяла это оружие по поводу и без повода – так, как это было принято на Диком Западе. Хладнокровный убийца, искусный шпион, и весьма религиозный человек. И все это в год выборов. Только (D)егенераты могли додуматься до того, чтобы так элегантно пропагандировать республиканца. Расчет был, видимо, на то, что большинство американцев не знают, кто изображен на банкноте, и кто такая Тубман. Главное, что она – черная. И женщина.

Политика, по словам Бисмарка – это искусство возможного. Но в Америке очень часто политика – это искусство невозможного.

Просто невозможно представить, что администрация Обамы так бездумно отдаст в руки республиканцев такой беспроигрышный козырь. Понятно, что Трамп, который на пятый день своего президентства установил портрет Джексона в Овальном Кабинете, не позволит заменить его на кого-либо, даже на республиканку Тубман (для нее найдется место на новых купюрах, например, в 250 долларов).

Просто невозможно представить, что Обама, в лучших традициях (D)егенератов, отдаст в руки республиканцев и другой козырь – туалетный.

Президент Кеннеди хотел отправить человека на Луну. И отправил.

Президент Обама захотел отправить мужчин в женские туалеты. И отправил. Именно так он и войдет в историю.

Другими словами, Обама наконец-то дал юридическое определение того, что такое пол – женский или мужской. Оказывается, ваш пол – это то, что вы сами о себе думаете. Теперь все будут знать, что такое «доктрина Обамы». Это право менять свой пол в зависимости от обстоятельств. «По моему хотению, по Обамкину велению, назначаю себя женщиной на ближайшие 20 минут».

Обама был Президентом Соединенных Туалетов, Главнокомандующим Смешанных Уборных и Комиссаром Открытых Нужников.

Что интересно, все это касалось только туалетов в публичных местах – публичных школах, парках, госучреждениях, и не касалось частных туалетов. Поэтому дочкам самого Обамы, которые учились в частной школе, никогда не грозило повстречать мужчину в женском туалете.

Наша планета борется с терроризмом, голодом, болезнями, а «демократы» борются за право мужчин посещать женские туалеты, и за право женщин посещать мужские туалеты. «Демократы» также считают, что главной задачей Американского Космического Агентства должно быть установление дружеских отношений с мусульманским миром.

Граждане Америки все это терпели, но в 2016 терпение кончилось.

Карл Клаузевиц в свое время точно отметил, что война – это продолжение политики, только другими средствами.

Перефразируя Клаузевица, можно утверждать, что политическая корректность – это продолжение войны, только другими средствами. 

Ведь сущность политкорректности – это не просто цензура. Это не просто цензура слов, мыслей и действий. Это тотальная война против инакомыслия, это крестовый поход нео-марксистов против своего собственного народа, это подлое очернение диссидентов, это абсолютная нетерпимость к любым альтернативным точкам зрения.

Но самое страшное в политкорректности то, что она прикрывается щитом либерализма, хотя действует методами гестапо. Пример этому – совершенно невообразимый последний скандал Обамагейт с прослушкой телефонов Трампа администрацией Обамы.

Мне кажется, что благодаря Обаме политическое Ватерлоо (D)емократов произошло в отхожем месте.

Ячейка №7

С Новым Годом, леди и джентльмены! С новым 1984 годом! Годом, когда антиутопия Джоржда Оруэлла «1984» была воплощена в жизнь. С опозданием, конечно – в 2017 году.

Мы, конечно, подозревали, что технологическая инфраструктура «большого брата» существует. Мы знали, что Агентство Национальной Безопасности ведет прослушку всех электронных коммуникаций на планете. Всех, кроме американских. Это – против закона. Американских граждан без санкции специального суда (FISA – Foreign Intelligence Surveillance Act Court) трогать нельзя. И именно это побудило Обаму создать структуру, альтернативную Агентству Национальной Безопасности (АНБ). На этот раз – внутри ЦРУ.

Ячейка №7 (Vault 7)– это условное название секретных документов ЦРУ, только что опубликованных сайтом Wikileaks. Эти документы позволяют сделать однозначный вывод – «большой брат» имеет доступ и записывает электронные коммуникации не только за рубежом, но и внутри США.

Прослушиваются все телефонные разговоры. Просматриваются все электронные письма. Все смс. Все финансовые транзакции. Весь Facebook. Весь Twitter. Все.

ЦРУ обладает возможностью дистанционно включить ваш телевизор (но так, что вы об этом и не знаете), и использовать его для прослушки всего, о чем вы говорите. ЦРУ обладает возможностью дистанционно включить ваш мобильный телефон (но так, что вы об этом и не знаете), и использовать его для прослушки всего, о чем вы говорите. Даже если ваш мобильник выключен, то все его содержание становится известно ЦРУ (единственная защита от этого – просто вытащить батарейку из смартфона, но таких смартфонов на рынке осталось совсем немного, и батарейки в большинстве современных смартфонов вставлены намертво). Надо отдать «большому брату» должное – все это делается без какой-либо дискриминации.

Прослушиваются телефонные разговоры не только простых американцев, но и президента страны Дональда Трампа. И всего его кабинета. И всех сотрудников Белого Дома.

Современные автомобили представляют собой сложные компьютерные сети на колесах. ЦРУ имеет дистанционный доступ к нашим автомобилям. И к нашим роутерам. И к нашим банковским счетам. И к нашим кофеваркам. И к нашим электронным замкам. И к нашим компьютерам. И к телефонам глав других государств. Все без исключения устройства, которые имеют доступ к Интернету, доступны и «большому брату». И Wikileaks опубликовало только 1% из всех имеющихся у них документов.  Какие еще политические бомбы содержится в оставшихся 99%?

Напомню, что за восемь лет президент-глобалист Обама успешно «трансформировал федеральные министерства из обычных гражданских бюрократических институтов в новый вид вооруженных сил – марксистско-бюрократические войска». Всем известна и первая дивизия этих войск – Налоговая Инспекция США (которая использовалась в борьбе против политических противников Обамы на выборах 2010, 2012 и 2014 годов и успешно разгромила оппозиционную Tea Party).

Вторая дивизия этих войск – специальный хакерский отдел ЦРУ, созданный Обамой. В нем работают около 5000 человек, этакое мини-АНБ. Документы Wikileaks позволяют сделать вывод, что именно хакерский отдел ЦРУ является основным рабочим органом теневого правительства Обамы. Кроме того, становится понятно, кто руководит масс-медия в Америке. Фактическим кукловодом масс-медия в Америке является не ЦК Демократической партии, как было принято считать, а хакерский отдел ЦРУ, члены которого преданы не Конституции США, а лично товарищу Обаме.

Интересна одна деталь – все хакерские программы, используемые ЦРУ, не являются секретными. Дело в том, что по американскому законодательству государственные служащие не имеют права размещать секретные материалы в Интернете. Поэтому все хакерские программы рассекретили, чтобы защитить госхакеров от судебного преследования. Но это значит, что эти программы (и информация о них) может свободно копироваться всеми, кто каким-либо образом получил к ним доступ.

В результате мы узнали, что значительная часть хакерского арсенала ЦРУ украдена у российских госхакеров. На этом основании хакерские атаки часто приписываются русским, хотя определить, кто же фактический хакер, в ситуации, когда русским арсеналом и русским методами пользуются практически все, практически невозможно.

Публикация Ячейки №7 позволяет по-новому взглянуть на открытую политическую войну, объявленную товарищем Обамой президенту Трампу. Похоже, теперь Обама загнан в угол – все варианты для него теперь проигрышные.

Если администрация Обамы в самом деле инициировала прослушку телефонов Трампа и его команды во время избирательной компании (Обамагейт), то мы накануне самого грандиозного скандала в американской политике со времен Уотергейта. Шпионить за своими политическими противниками, используя государственные ресурсы, в Америке не принято. Пример Никсона всем хорошо известен.

Если же администрация Обамы прослушкой Трампа не занималась, мы накануне похорон многомесячной атаки на Трампа как марионетки Кремля. Ведь если администрация Обамы в свое время не нашла никаких оснований подозревать Трампа в преступных связях с Путиным, то после инаугурации нагружать эфир воплями «Это русские во всем виноваты» просто глупо.

Итоги этого противостояния предсказать невозможно. Но в любом случае библиотекарям всего мира уже сегодня нужно переставить книгу Оруэлла «1984» с полки «фантастика» на полку «современная публицистика».

Пик Левизны

Везде все время ходит в разном виде,
мелькая между стульев и диванов,
народных упований жрец и лидер
Адольф Виссарионович Ульянов.
                                   Игорь Губерман

Попытка советизации Америки подошла к концу. И это закономерный конец. Попытка эта началась сразу после волны социалистических революций 1917-19 годов (Россия, Мексика, Китай, Германия, Италия и др.) и закончилась примерно через сто лет. Точнее, в 2016 году мир достиг точки пика левизны в политике. И левакам с этого пика есть только одна дорога – вниз, в небытие.

Пик Левизны, вероятно, был пройден в 2017 году. Иллюстрацией к этому послужила программная речь Трампа Конгрессу США 28 февраля 2017 года. Речь, которая дала Америке новое направление.  Речь, которая установила абсолютный рекорд по количеству слушателей среди всех речей, которые когда-либо были произнесены в Конгрессе. Речь, которую американские леваки слушали с нескрываемым страхом, поскольку они наконец-то осознали уровень экзистенциальной угрозы своей идеологии.

Левакам (которые в разное время и в разных странах называли себя по-разному – марксисты, прогрессивные, социалисты, коммунисты, меньшевики, большевики, троцкисты, фашисты, антифашисты, национал-социалисты, социал-революционеры, анархисты, социал-демократы, сталинисты, либералы, баатисты, глобалисты и т.д.) в ХХ столетии повезло – две мировые войны сильно качнули маятник мировой политики влево.

Но в ноябре 2016 года политический маятник остановился и начал движение назад, вправо. Движение это будет долгим, ведь любая идеология, выросшая до размеров религии, умирает только через несколько поколений.

Барак Обама, первый американский антиамериканский президент и первый американский президент-меньшевик, оставил нам три идеологических проблемы:

  • Непонимание того, что экс-президент Обама – марксист
  • Непонимание того, что подавляющее большинство американцев до сих пор не знают, что Обама – марксист
  • Непонимание того, что Обама и сам не знает, что он – марксист (он считает, как и большинство его сторонников, что он – демократ)

Леваки думали, что дело сделано, что победа Обамы – это не просто победа на выборах, а победа над страной, над целым поколением и над целым миром. Они думали, что одурачивание американского народа завершено.

После восьми лет правления Обамы американцы наконец-то поняли, что коррумпированная пресса, радио, и телевидение это одна из основных угроз американскому образу жизни. Коррупция средств массовой информации, коррупция науки, коррупция культуры под давлением религии политической корректности просто-напросто надоела.

Америка была в коме около 50 лет, с начала 60-х. Но в 2016 году Америка очнулась, и немаловажную роль в этом сыграл Трамп.

Что же оставил Обама нашей стране в качестве наследия? Он оставил подмоченную репутацию разбитой на всех фронтах «Демократической» партии. Он оставил существенное обострение межрасовых отношений. Он оставил тупую и инфантильную толпу молодежи из Occupy Wall Street и боевиков Организации Воздействия. Но это не главное. Главное наследие Обамы – это то, что он своей антиамериканской политикой обеспечил приход к власти Дональда Трампа.

Федерализм, основа нашей республики, вновь поднимает голову, и сторонников прав штатов становится все больше, а сторонников централизованного государства становится все меньше.

Левые не просто в смятении – мы наблюдаем полный крах и культурного, и экономического марксизма в Америке. Работающий средний класс проснулся от долгой спячки. Леваки предали и отказались от работающих американцев в пользу личного обогащения и глобализации власти. Но источником зубодробительного страха прогрессивного лагеря является не только и не столько президент Трамп, сколько полный крах левой политики во всем мире.

Похоже, что история повторяется…В Америке к власти пришел бывший демократ, ставший республиканцем, который будет проводить жесткую, право-консервативную политику. В то же самое время в Великобритании на смену лейбористам к власти пришла консервативная леди. Конечно, я говорю о Рейгане и Трампе, с одной стороны, и о Маргарет Тэтчер и Терезе Мэй, с другой. Но есть и существенное, положительное отличие Трампа от Рейгана – Рейган никогда не имел дружественный республиканский Конгресс, а Трамп будет его иметь минимум 2 года, то есть до следующих выборов.

Мировые лидеры, конечно, поздравили Трампа с победой на выборах, но большинство поздравлений были вынужденными – было очевидно, что эти поздравления – просто часть дипломатического этикета. Но два поздравления стоят особняком. Два премьер-министра не могли скрыть радость совместной победы – премьер-министр Израиля и премьер-министр Великобритании. Оба премьер-министра не скрывали своей искренней радости. Дело в том, что все трое – Трамп, Мэй, и Нетаньяху – одержали оглушительные победы в 2016 году над своими политическими противниками, причем несмотря на то, что опросы общественно мнения во всех трех странах были против них.

Против правых политиков Трампа, Мэй, и Нетаньяху был организован мощный международный левацкий фронт.

Выход Британии из Европейского Союза – еще одно поражение леваков. Небожители Вашингтона и Брюсселя в статусе полубогов находятся в состоянии шока до сих пор. Ведь случилось нечто такое, что не должно было случиться никогда – люди выбрали свободу. И в Америке, и в Европе. Не помог ни административный ресурс, ни 100%-я поддержка мировой прессы, ни обамовский десант ультралевых политтехнологов. За то, чтобы остаться в ЕС, были и лидер тори «консерватор» Камэрун, и лидер «лейбористов» троцкист Корбин.

Случилось неслыханное – и британцы, и американцы проголосовали прямо противоположно тому, что закачивалось в их головы целой армией профессиональных мастеров пропаганды в течение многих лет. Британцы нанесли бюрократическому социализму сокрушительный удар первыми, летом 2016 года. Удар настолько сильный, что сторонники ЕС просто отказываются поверить в то, что они были так неправы.

Как древние иудеи около 40 лет с боями прорывались на свою, свободную землю, так и британцам понадобилось около 40 лет (с 1975 года) политических баталий, чтобы выбраться из политической пустыни на свободу. 

Уютный мир мировой левацкой элиты в 2016 году серьезно пошатнулся. Бюрократический социализм, который начала строить Западная Европа после Второй мировой войны, скорее всего, достиг своего исторического пика, и нынешний год будет началом конца не только этой политической системы, но и марксистской идеологии в целом.

Поведение леваков в Конгрессе во время исторической речи Трампа говорит само за себя. Прогрессивные силы заключили самоубийственную сделку с исламом, и поэтому не присоединились к аплодисментам, когда Трамп объявил беспощадную войну исламскому террору.

Леваки не присоединились к аплодисментам, когда Трамп заявил об абсолютной нетерпимости антисемитизма. Леваки (многие из которых – открытые антисемиты, в том числе напарник Хиллари Клинтон, бывший претендент на должность вице-президента США Тим Кейн, которого за глаза в Вашингтоне зовут «маленький Эйхман», а также заместитель Председателя ЦК «Демократической» партии Кис Эллисон) не присоединились к аплодисментам, когда Трамп заявил о нерушимом союзе между США и Израилем.

Леваки настолько обескуражены победой Трампа, что даже не смогли адекватно прореагировать на призыв Трампа к оплачиваемому отпуску по беременности и уходу за ребенком. Призывы такого типа – из типично левацкого арсенала, и в этом случае Трамп умышленно протянул «демократам» руку. Консерваторов в Конгрессе такое предложение весьма раздосадовало (не потому, что они не хотят давать дорогу оплачиваемому отпуску по беременности, а потому, что федеральное правительство, по Конституции США, не имеет права заниматься такими вопросами – это проблема на уровне штатов).

Но леваки сидели молча, многие – с гримасой на лице, и никак не прореагировали на предложение о совместной работе. Наоборот, многие женщины-демократы демонстративно покинули зал, потому что истинные интересы женщин волнуют их меньше всего. Еще один пример того, как «демократы» усиленно работают над переизбранием Трампа в 2020 году. Трамп на выборах 2016 года перетащил на свою сторону и белых, и черных, и латиноамериканских представителей рабочего класса от «демократов». Теперь «демократы» собираются сделать следующий шаг – позволить Трампу переманить на свою сторону большинство американских женщин.

Леваки не присоединились к аплодисментам, когда Трамп объявил, что он лидер Америки, а не лидер всей планеты. Глобалистов в Конгрессе чуть не хватил удар – они поняли, что политике открытых границ пришел конец.

Леваки не присоединились к аплодисментам, когда Трамп потребовал увеличить расходы на оборону страны (кстати, это увеличение на $54 миллиарда долларов, или чуть больше 1% федерального бюджета США, превышает весь военный бюджет России). Левакам, которые пытаются переложить вину за свое поражение на выборах на «марионетку Кремля» Трампа, теперь придется объяснять своим сторонникам, какое именно дьявольское задание получил Трамп из Кремля на этот раз.

Леваки не присоединились к аплодисментам, когда Трамп заявил, что родители имеют право выбора школы для своих детей. Леваки, которые давно превратили систему образования в США в систему оболванивания, были повергнуты в шок.

Леваки не присоединились к аплодисментам, когда Трамп заявил о полной поддержке полицейских, на которых экс-президент Обама в свое время открыл охотничий сезон.

Леваки не присоединились к аплодисментам, когда Трамп потребовал от Конгресса отменить Обамакаре. И это понятно – закон Обамакаре с самого начала задумывался «демократами» как инструмент контроля над населением, а не как реформа здравоохранения. Потерять контроль над здоровьем граждан, и одновременно потерять контроль над масс-медиа означает для леваков потерю контроля над страной.

На лицах леваков в Конгрессе было явно написано только одно желание – чтобы как можно меньшее число американцев услышали эту речь. Браво, президент Трамп, просто браво. Это была речь на уровне Рональда Рейгана. На уровне  Уинстона Черчилля. На уровне Маргарет Тэтчер.

Мудрый Черчилль прокомментировал бы эту речь так: «Это не конец, и не начало конца. Это конец начала».

 

Цели определены, задачи поставлены. За работу, товарищ Перез!

Ничего не меняется в стане «демократов». Как и во время праймериз, на съезде партии в Атланте столкнулись две основные фракции «демократов» – меньшевики Хиллари Клинтон (их кандидат на должность главы партии – Том Перез) и большевики Берни Сандерса (их кандидат на должность главы партии – первый мусульманин в Конгрессе США Кис Эллисон).

Как и во время праймериз, победу одержал представитель меньшевиков (последователь Фабианской школы социалистов, которые ратуют за эволюционный переход от капитализма к коммунизму в отличие от революционного). Место его заместителя досталось Эллисону – видимо, «Демократической» партии без мусульман уже никак нельзя.

Надо отдать должное – это были первые конкурентные выборы главы партии с 1985 года. Предыдущий Председатель «Демократической» партии Вассерман-Шульц была вынуждена уйти в отставку со своего поста со скандалом. Произошло это после того, как Wikileaks опубликовали ее электронную почту и все узнали, что ставленник Хиллари Клинтон Вассерман-Шульц участвовала в заговоре против Берни Сандерса.

После отставки Вассерман-Шульц временно исполняющая обязанности главы партии Донна Бразил тут же показала свое истинное лицо. Будучи человеком Клинтонов, она ознакомила Хиллари Клинтон с перечнем вопросов, которые CNN планировала задать кандидатам в президенты во время телевизионных дебатов с Сандерсом.

Во что превратилась «Демократическая» партия, партия отцов-основателей Америки? Она превратилась в партию рабовладельцев Юга, основала Ку-клукс-клан, выселила японцев-граждан США в концлагеря во время Второй мировой войны, стала партией расовой сегрегации, партией, правильное название которой должно быть (по аналогии с ленинской РСДРП) АСДРП – Американская Социал-демократическая Рабочая партия. «Демократическая» партия скопировала Устав КПСС и поныне живет по сталинским нормам партийной жизни.

Бывший глава «Демократической» партии США Вассерман-Шульц так и не смогла ответить на вопрос журналистов – в чем же отличие Демократической партии от Коммунистической партии США. Госпожу Вассерман-Шульц в течение месяца четыре раза четверо разных журналистов спрашивали об этом, но так и не получили ответа. И не получили они ответа не потому, что генсек Вассерман-Шульц тупая, а потому, что этих различий практически нет.

Кстати, на выборах 2016 года Компартия США впервые за время своего существования не выдвинула своего собственного кандидата в президенты. Американские последователи Сталина просто объявили, что Хиллари Клинтон отвечает всем требованиям коммунистов.

Перед выборами я еще раз перечитал университетскую дипломную работу Хиллари Клинтон, посвященную критике Саула Алинского – человека, которого часто называют «американским Лениным». Называют на том основании, что если Ленин приспособил марксизм к условиям крестьянской России, то Алинский приспособил марксизм к условиям индустриальной Америки.

Критика молодой (и тогда уже убежденной меньшевички) Хиллари Клинтон вполне резонна – она сразу поняла, что идеи чикагца Алинского, хотя и весьма эффектные, все же являются несколько «местечковыми» и для условий всей страны не годятся. Алинский ее дипломную работу прочитал и тут же предложил ей работу в его организации коммунистических агитаторов, но она решила, что ее место – рядом с мужем в Арканзасе, а не в Чикаго.

Обе главные партии в Америке уже долгое время находились под угрозой рейдерского захвата. «Демократическая» партия прочно захвачена нео-марксистами, и этот захват практически необратим – в 2016 году оба главных кандидата в президенты от «Демократической» партии были нео-марксистами (Хиллари Клинтон, как и президент Обама, меньшевик, а Берни Сандерс – большевик). Таким образом, движение «демократов» на левый политический фланг, начатое Вудро Вильсоном и продолженное Франклином Рузвельтом, Обамой достойно завершено.

Как паразиты проникают в здоровый организм и начинают питаться его соками, так и марксисты проникли в тело Демократической партии. Но произошло невиданное – за период около ста лет паразитам удалось захватить весь организм без остатка.

Движение республиканцев на правый политический фланг, к консерватизму, начатое Рейганом в 1980 году, в 2016 году имело все шансы на успех. Но внезапно появился кандидат, который консерватором не является – Дональд Трамп (хотя его кабинет является даже более консервативным, чем кабинет Рейгана). Если бы в праймериз победил ярый консерватор Тед Круз, то захват республиканской партии консерваторами был бы завершен. Но победил Трамп, и это означает, что переход Республиканской партии под контроль консерваторов откладывается на неопределенный срок. Выбрав Трампа, Республиканская партия просто вернулась к своим истокам – партии Вигов, на основе идеологии которой Линкольном и была создана Республиканская партия.

Республиканская партия – это партия Вашингтона, Джефферсона, Линкольна, Мак-Кинли, Теодора Рузвельта, и Кулиджа.

Республиканская партия – это партия сильного федерального правительства, партия экспансионистская, партия имперская, партия бизнеса, партия низких налогов, партия стремительного экономического роста и партия поборников равноправия.

Кто же противостоит республиканцам на следующих выборах? Как и мусульманин-большевик Эллисон (он известен также как Хаким Мухаммад), товарищ Перез – сторонник установления законов шариата в США. Но имеются и отличия – если Эллисон напрямую связан с Мусульманским Братством, то Перез – сторонник дочерней организации Мусульманского Братства – Исламского Общества Северной Америки. Оба поддерживают филиал Хамаса в Америке – Совет по Американо-Исламским Связям.

Как и антисемит Хаким Мухаммад, товарищ Перез – известный расист (он в свое время возглавлял расистскую организацию CASA de Maryland, объединяющую латинос, которая финансировалась и Соросом, и расистской группировкой латиноамериканцев La Raza, что переводится с испанского просто и без лишних намеков – Раса). Не удивительно, что Перез – сторонник полной амнистии всем нелегальным иммигрантам из Латинской Америки.

Как и его патрон Хиллари Клинтон, товарищ Перез тоже оказался замешанным в скандале с электронной почтой – он использовал свой приватный адрес электронной почты в то время, когда работал на государственной службе главой Департамента Труда в правительстве Обамы.

Товарищ Перез – активный сторонник так называемой теории Критической Юриспруденции, которой придерживаются многие выпускники юридического факультета Гарвардского Университета. Эта теория – не что иное, как марксизм, точнее, та его часть, которая касается классовой борьбы в рамках юриспруденции. Всем нам хорошо знаком «юридический активизм» судей-активистов, принадлежащих к кругу сторонников Критической Юриспруденции. Они действуют весьма активно – если в первую неделю президента Барака Обамы и президента Билла Клинтона против них было подано 5 судебных исков, то против Трампа было подано 55.

Иногда мне кажется, что «демократы» по каким-то тайным мазохистским причинам работают над успешным переизбранием Трампа на второй срок в 2020 году.

 

 

Фиолетовая эрзац-революция

Утром 9 ноября 2016 года, на следующий день после выборов, заплаканная и невыспавшаяся  Хиллари Клинтон надела фиолетовую блузку и явилась на респектабельный прием, устроенный нацистом Джорджем Соросом в историческом арт-деко отеле «Нью-Йоркер». Билл Клинтон в фиолетовом галстуке был, конечно, при ней.

Так началась очередная «цветная» революция Сороса. На этот раз у нас, в Америке. Фиолетовая.

Почему фиолетовая? Демократы в Америке традиционно раскрашиваются в синий цвет, а республиканцы – в красный. Их смешение – или объединение – дает фиолетовый цвет. Вот такая неприкрытая претензия на «объединенную» Америку. Но и это еще не все. Традиционно именно глобалисты выбирают фиолетовый в качестве своего цвета. Почему? Наверное, потому, что фиолетовый – традиционный цвет членов королевской семьи.

Цель фиолетовой революции – предотвратить отмену Трампом социалистических достижений Обамы, торпедировать все без исключения начинания Трампа, а также саботаж, бойкот, протесты и хаос. Главная их задача – закрепить существенные завоевания глобалистов за восемь лет правления Обамы.

Противниками Трампа являются несколько хорошо организованных сил – ЦК Демократической партии (сторонники Хиллари), Организация Воздействия (Organizing For Action, сторонники Обамы), финансист Сорос с его миллиардами, и, наконец, пятая колонна, или отдельный класс вашингтонской бюрократической номенклатуры (некоторые из которых – с явной левой ориентацией, но влиятельные трампоненавистники есть и среди республиканцев).

Это – так называемое Теневое правительство США. Его штаб-квартира находится на расстоянии всего двух миль от Белого дома. Из нее Обама командует своей армией революционеров. Его Организация Воздействия – это параллельная партия, созданная Обамой вместо «старой» Демократической партии. Ее ядро – 32 тысячи бойцов (коммунистических агитаторов). В 250 офисах Организации Воздействия на всей территории США проводится интенсивная подготовка еще 25 тысяч агитаторов.

«Старая» Демократическая партия уже давно является не национальной, а региональной партией, члены которой сосредоточены в нескольких штатах на восточном и западном побережье США. «Старая» Демократическая партия – это странное смешение партийных аппаратчиков и всевозможных маргинальных групп – феминисток-расисток, черных расистов, «либеральной» профессуры, прогрессивного Голливуда, секс-меньшинств, экзальтированных Оккупантов Уолл-стрита, мусульман и других сторонников установления шариата в Америке, и анархистов-чернорубашечников. В этот список входят и демократы преклонного возраста, которые просто не заметили, что их партия давно захвачена леваками, и под вывеской «Демократическая партия» прочно обосновались шарлатаны, не имеющие ничего общего с партией отцов-основателей США.

По старинной марксистской традиции, все основные фракции Теневого правительства США воюют не только с Трампом, но и между собой. Центральный аппарат «старой» Демократической партии, партийная номенклатура, выступает на стороне Хиллари и против Организации Воздействия Обамы. Сорос, похоже, финансирует и фракцию Обамы, и фракцию Хиллари, и не забывает подкармливать других боевиков-маргиналов.

Многим американцам не понятно, почему за последние несколько дней все американское телевидение и пресса вдруг заговорили об антисемитизме. Ведь ничего экстраординарного на этом фронте в Америке не произошло. Дело в том, что все последние новости об антисемитизме в Америке на самом деле связаны не с Трампом, а с внутренними разборками внутри Теневого правительства Обамы. На днях должны состояться выборы нового генсека «старой» Демократической партии, и хорошо организованные клинтонисты – противники фаворита – мусульманина, конгрессмена и убежденного антисемита Киса Эллисона – решили нанести удар с «еврейского направления».

Фракции Теневого правительства получили сигнал к атаке 3 января 2017 года. В этот день (за 17 дней до окончания своего срока) Обама издал президентский указ, обязывающий Агентство Национальной Безопасности снабжать полными (без фильтрации) текстами перехватов телефонных разговоров и других электронных коммуникаций все остальные 16 американских спецслужб.  По закону, АНБ имеет право прослушки всех иностранцев на всей планете без каких-либо ограничений. Но если хотя бы один из корреспондентов – гражданин США, АНБ обязано удалить всю информацию, которая могла бы идентифицировать этого гражданина (чтобы такую информацию сохранить, нужно решение специального суда, поскольку это означает фактическую слежку государства над гражданином).

Распространение результатов секретных перехватов без фильтрации, которые содержат информацию об американских гражданах, имело своей целью только одно – перехват электронных коммуникаций администрации президента Трампа. До указа Обамы доступ к такой информации имело только весьма ограниченное количество сотрудников американских спецслужб.  После указа Обамы доступ к перехваченным телефонным разговорам президента Трампа получили все, в том числе и многочисленные противники Трампа внутри американских спецслужб.

Агентство Национальной Безопасности, как оказалось, шпионит не только за простыми американцами. Оно шпионит и за президентом США Трампом.

Именно АНБ совершило перехват телефонных разговоров Трампа с руководителями Австралии и Мексики, и их расшифровка были опубликованы прессой. А мы-то думали (как и Трамп), что телефонные линии президента США имеют самую высшую степень защиты. Именно АНБ совершило перехват телефонных разговоров номинированного на должность Советника по национальной безопасности Флина и посла России в США.

Трамп – первый американский президент, который столкнулся с явным саботажем, шпионажем, и открытым нарушением субординации со стороны кадровых офицеров спецслужб. Причем на самом высшем уровне. Противникам Трампа в уме и коварстве не откажешь – ведь они умудрились свалить Советника по национальной безопасности на основании его телефонных разговоров с послом России, причем текст разговора, кроме самих спецслужб, не видел никто, и отставка Флина произошла только на основании непроверенных слухов. Согласитесь, это высший пилотаж. Похоже, Трамп встретил достойных противников.

В Вашингтоне идет серьезная схватка. Трамп массово увольняет политических назначенцев Барака Обамы и Хиллари Клинтон со всех государственных постов. Особенно массовыми были увольнения в Госдепе – практически весь седьмой этаж здания Госдепа, где сидит высшее внешнеполитическое руководство Америки, было уволено в прошлый четверг.

Кроме того, администрация Трампа сама активно использует методы спецслужб для выявления нелояльных сотрудников. В прессу иногда просачиваются отрывочные детали этого противостояния. Например, недавно было опубликовано фальшивое сообщение о 100 тысячах солдат Национальной Гвардии, которые якобы будут устраивать облавы на нелегальных иммигрантов – это была спецоперация Трампа по выявлению очередного «крота» в своей администрации.

Был использован прием, хорошо знакомый выходцам из СССР по фильму «Адъютант Его Превосходительства». Контрразведка элегантно подбросила «совершенно секретные» фальшивые сведения нескольким сотрудникам Белого Дома, причем всем сотрудникам были сообщены разные фальшивки. Осталось только немного подождать – какой вариант фальшивки всплывет и будет опубликован прессой. Всплыл вариант со 100 тысячами солдат, и «крот» был обнаружен – им оказалась заместитель Главы Аппарата Белого Дома.

В той обстановке, в которой сейчас находится Америка, не следует верить ничему, что вы слышите по радио и телевидению. Просто считайте, что 100% новостей – это фальшивка.

В американском информационном пространстве идет множество параллельных операций контршпионажа. Что интересно, в этом замешано и ЦРУ. Как известно, законы США категорически запрещают ЦРУ работать на территории США – все свои операции они должны проводить за рубежом. Но ЦРУ давно уже не то ЦРУ, которое мы знали, когда жили в СССР. Теперь эта организация напичкана политическими назначенцами, которые с большой симпатией относятся к социализму и его последней инкарнации – глобализму. Может быть, именно поэтому мы давно не слышали о громких успехах американской разведки.

Профессионалы ЦРУ имеют значительный опыт государственных переворотов в странах третьего мира. Теперь эти профессионалы работают над бескровным переворотом в самой Америке. Скорее всего, все фиолетовые революционеры готовятся к одной-единственной дате – массовой акции неповиновения, всеамериканской забастовке и марше на Вашингтон, назначенных на 1 мая 2017 года, которая и должна отстранить Трампа от власти.

Фиолетовый Мир. Фиолетовый Труд. Фиолетовый Май. Как знакомо. Как символично.

Выбирайте место на баррикадах, господа.

Введение в политическую мифологию

Политический ландшафт Америки состоит из трех уровней. На первом уровне существует объективная реальность – реальность фактов.  На втором уровне существуют два мифа – миф о реальности, созданный демократами, и миф о реальности, созданный республиканцами. Наконец, на третьем уровне находится миф республиканцев о мифе демократов и миф демократов о мифе республиканцев.

Реальность

Демократический миф о реальности

Республиканский миф о реальности

Демократический миф о Республиканском мифе

Республиканский миф о Демократическом мифе

В других демократических и республиканских странах (напомню, что в соответствии с Конституцией государственный строй США – федеративная республика, а не демократия) существуют, по крайней мере в первом приближении, такие же уровни, но имена двух главных оппозиционных партий будут другими. Примерный (подчеркиваю – примерный) водораздел проходит по линии левые (в США – демократы) – правые (в США – республиканцы), но и это с большой натяжкой, поскольку термины правые-левые значительно разнятся не только от страны к стране, но и зачастую в одной и той же стране в зависимости от времени.

Например, на заре Американской государственности две враждующие партии – Федералисты и Анти-федералисты – по крайней мере два раза меняли свою политическую ориентацию, переходя синхронно от левой к правой политике и наоборот.

Политические мифы третьего уровня (мифы о мифах «оппонентов», «других») как правило, принимают форму карикатур, анекдотов, насмешек или откровенного издевательства над «другими». Реальности третьего уровня психологически весьма комфортны (для «своих», «наших») и ориентированы партийными идеологами на создание негативного образа «других».

Приведу два хорошо известных примера. Демократы неоднократно публиковали карикатуры на президента Буша-младшего с характерными гитлеровскими усиками, а республиканцы неоднократно публиковали карикатуры на президента Обаму в мусульманском тюрбане и поясом шахида. Понятно, что мифы третьего уровня ничего не имеют общего с реальной действительностью просто по определению, но и частности здесь тоже важны – Буш, будучи политиком правого толка, никак не может ассоциироваться с Гитлером – крайне левым социалистом, а Обама никогда не был террористом.

Привлекательность мифов второго уровня состоит, прежде всего, в «зоне комфортности» – именно здесь человеку легко дышится, здесь он общается со своими друзьями и единомышленниками, и окружающий мир пока еще не идеален просто-напросто потому, что существуют «другие», «необразованные», «инакомыслящие» (вставить свой любимый эпитет) люди. В зависимости от радикализма последних методичек из центра, этих «других» надо либо просто заставить замолчать, либо отправить на перевоспитание в концлагеря, либо расстрелять через повешение.

Типичный пример реальности второго уровня – это публикуемый ежемесячно отчет об уровне безработицы в США. На первые страницы газет или на экраны телевизоров проникает некая цифра (например, «уровень безработицы снизился до 5%» или «уровень безработицы вырос до 7%»), что дает возможность целой армии статистиков, политологов, пропагандистов, журналистов, репортеров весьма квалифицированно эту цифру прокомментировать, разъяснить динамику процесса, и в очередной раз убедить своих сторонников, что именно они – носители «единственно правильного» учения. Это и удобно, и комфортно. И абсолютно неправильно.

Дело в том, что публикуемые цифры – это результат математической модели, которая не имеет ничего общего с действительностью. Она была принята на вооружение во времена президента Клинтона в 1994 году и использует математическую модель, известную под именем «рождение-смерть». Имеется в виду образование новых компаний («рождение») и закрытие/банкротство компаний («смерть»).

Будучи математической моделью, публикуемые уровни безработицы не имеют ничего общего с действительностью.

Правительство США даже не скрывает этого. Модель поменяли в 2002 году (правильно, новый президент – новая модель). Теперь понятно, почему данные по уровню безработицы в США до 1994 года, в период с 1994 до 2002 года, и в период после 2002 вообще никак не связаны друг с другом. Используемая модель имеет множество параметров, так что не составляет никакого труда получить в результате вычислений любой требуемый заранее результат. Кстати, ужасающие прогнозы теории «глобального потепления» (а в 1970-х годах – теории «глобального похолодания») – это тоже компьютерные модели, не имеющие никакого отношения к действительности. Так уж принято на втором уровне политической мифологии.

Основанием для перехода от реальных данных к компьютерной симуляции послужило то, что правительству требовалось не менее трех месяцев, чтобы собрать данные о найме и увольнении работников со всей страны. Такая задержка якобы была неприемлема для Уолл Стрита. В результате данные о безработице публикуются с максимальной задержкой в одну неделю (сейчас опубликование происходит в первую пятницу каждого месяца), но, в отличие от данных до 1994 года, отражают не уровень безработицы, а уровень политической конъюнктуры.

Самая сложная для восприятия реальность – это реальность первого уровня. Сложность ее восприятия заключается в том, что она практически всегда находится за пределами психологической «зоны комфортности». Находиться в этой реальности в течение сколько-нибудь значительного времени человек не может (если только его профессия не связана именно с этой реальностью, как у физиков, химиков и т.д.) Большинство же людей битвы с объективными фактами не выдерживают, и рано или поздно скатываются ко второму мифологическому уровню, благо огромная армия партийных идеологов давно подготовила все эти весьма привлекательные иллюзорные черно-белые реальности для своих сторонников.

Здесь уместно напомнить теорему математика Гёделя, которая гласит, что любая система аксиом не полна. Имеется в виду то, что в рамках какой угодно блестящей модели (то есть системы мифов, аксиом, постулатов) всегда найдется факт, который не удастся ни доказать, ни опровергнуть, находясь в рамках все той же модели. Поэтому во всех странах и при всех политических режимах существует целая армия мифотворцев, единственная задача которой – обеспечивать необходимый уровень мифотворчества, то есть постоянно модифицировать политические мифы второго и третьего уровней.

Период полураспада новостей – около 24 часов, то есть через 24 часа половина населения уже не помнит, каковы же были вчерашние новости.

Еще через 24 часа половина из оставшейся половины населения под натиском сегодняшних новостей успешно забывают о том, что происходило два дня назад. Потому мифы необходимо постоянно подпитывать свежим материалом.

Споря на уровне мифов, можно эффектно продемонстрировать блестки своего ума и эрудиции, уровень своей образованности, а также уровень того, что мы в СССР называли интеллигентностью. Только вот спор на уровне мифов никогда ни к чему не приводит, и каждый человек всегда остается при своем мнении. Но ведь это и предполагалось с самого начала, не так ли?

Я стараюсь в любом споре оставаться в пределах реальности первого уровня. Мне самому это нелегко, вдобавок многим это не нравится – ведь зачастую уровень дискомфорта превышает болевой порог.

Поэтому я уже много лет, прежде чем спорить с кем-либо, спрашиваю: «А в реальности какого уровня мы будем спорить?» Я ведь могу спорить в рамках любой из приведенных пяти реальностей и мифов. На каждом уровне существует своя система доказательств. При этом на втором и третьем уровнях спорить довольно безопасно и интересно. И если кто-то нуждается в выигрышном аргументе – не беда, ведь спор на уровне мифов предполагает постоянное и спонтанное изобретение новых мифов, подтверждающих правоту изначальных мифов.

Все знакомы с ситуаций, когда мы вдруг замечаем, что наш собеседник вдруг «отключил мозг». На слова и аргументы он больше не реагирует, лицо его выражает крайнюю степень апатии и раздражения одновременно. Что же произошло с этим умным, жизнерадостным человеком? Он, не желая того, встретился с реальностью. Либо его собеседник его к этому подвел, либо он сам, будучи человеком образованным, думающим, догадался. А в реальности существуют пугающие, обжигающие факты, которые не укладываются в комфортную картину мифов о реальном мире.

Например, человек находится под впечатлением, что уровень безработицы за 8 лет президентства Обамы снизился с 10% до 4.7%, то есть налицо существенный прогресс (в рамках мифа, конечно). И его мозг не может рационально объяснить, почему за этот же период количество неработающих выросло на 26 миллионов человек (количество работающих при Обаме выросло на 2 миллиона человек, а население выросло на 28 миллионов). Ведь если признать, что число ртов, которые необходимо кормить, выросло на 26 миллионов, необходимо будет пройти назад всю цепочку – и как вычисляется уровень безработицы, и почему именно так, и откуда вдруг взялась целая армия недовольных, проголосовавших за Трампа, хотя статистика показывала совсем другое…

И придется признать, что те миллионы человек, которые были уволены и не нашли работу в течение года, оказались просто выброшены из государственной статистики. Причем скорость «выбрасывания» людей из статистики была выше, чем рост населения. Именно поэтому голодных ртов в Америке стало больше, а официальный уровень безработицы – меньше.

Реакция на реальные факты зависит от того, каким образом человеком было получено изначальное знание о предмете спора. Если человек основывает свое представление о предмете спора на реальности, то те новые факты, которые находятся в противоречии с представлениями о предмете спора, вынуждают человека просто поменять свои убеждения. Поэтому подавляющее большинство физиков сразу признали правоту Эйнштейна, предложившего специальную теорию относительности. При этом смена убеждений происходит безо всяких революционных эксцессов.

Если же знание о предмете спора основывается на мифе (вере, идеологии, догме, популярная актриса по телевизору сказала, и т.д.), то реакция на «неудобные» факты действительности весьма интересна. В этом случае вместо смены убеждений происходит «усиление мифа» – человек не просто отбрасывает факты, которые не укладываются у него в голове, но и происходит укрепление в собственной изначальной вере. И чем дальше факты выводят человека из зоны комфорта, тем сильнее укрепляется его вера в родную и понятную партийную доктрину.

Примеров этому очень много.

Попробуйте только сказать мусульманам, что за всю свою историю Иерусалим никогда не был столицей никакого другого государства, кроме еврейского. Вы получите стандартный ответ укрепившегося в своей вере о том, что мировая история подделана еврейскими учеными, которые проникли во все университеты.

Попробуйте только сказать социалисту, что нацисты – это социалисты. В ответ вы получите тираду укрепившегося в своей вере о том, что Гитлер – политик правого толка, и Национал-социалистическая Рабочая партия Германии (Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei, сокращенно NSDAP) имеет в своем названии слова «социалистическая» и «рабочая» просто по нелепому совпадению.

Попробуйте только сказать демократу, что Ку-клукс-клан – это боевое крыло «демократической» партии США, организованное после поражения демократов в Гражданской войне. В ответ от укрепившегося в своей вере демократа вы услышите обвинения в расизме, супрематизме, и фашизме, а в качестве дополнительного аргумента будет привлечен черный пастор Мартин Лютер Кинг и его борьба с социальной несправедливостью. Если же вы только попробуете заявить, что доктор богословия Кинг был республиканцем, как и вся его семья, то стремительное укрепление в своей вере станет просто взрывоопасным и может нанести вам телесные повреждения.

Встреча с действительностью не всегда безопасна и может привести к психологическому расстройству. Наиболее распространен когнитивный диссонанс, когда в голове укладываются две диаметрально противоположные, несовместимые идеи. Например, молодежь, устроившая недавно кровавые погромы в Университете Беркли, называет себя анти-фашистами, хоте сами они действовали типично фашистскими методами и получили финансирование от нацистского коллаборатора Джорджа Сороса.

Наконец, приведу пример массового когнитивного диссонанса. Многие люди в Америке называют себя либералами, хотя классический либерализм никак не может ассоциироваться с их идеологией. Рожденный в XVIII веке либерализм всегда ассоциировался со свободой – свободой слова, свободой собраний, свободой торговли, свободой человека вообще как альтернатива навязанной извне несвободе. Классический либерализм был той силой, которая и привела отцов-основателей США к созданию государства нового типа.

«Либералы» XXI века, напротив, являются противниками свободы слова (вспомним первопричину погромов в том же Беркли – протест против лекции консервативного активиста). Они являются противниками свободы собраний – вспомним, что сделал Обама с Партий Чаепития (она была практически разгромлена с помощью налоговой инспекции). Они являются противниками свободы торговли (вспомним разорительный закон Обамакаре).

Никто из классических либералов XVIII века никому из «либералов» XXI века руки не пожал бы – они находятся по разные стороны баррикад.

И я не буду. И вам не советую.

 

 

 

Коррида с ослом

С середины 70-х годов, когда сторонники социалистического пути развития оккупировали основные американские телеканалы и общенациональные печатные издания, контроль над массами принадлежал четвертой власти. Именно они решали, что будет сегодня говориться в программе новостей, и в каком ключе. Сейчас все пишут и говорят о том, о чем хочет Трамп, и это бесит масс-медия больше всего.

Это бесит не только масс-медия, но и всех политических противников Трампа. И это происходит по хорошо уже знакомому сценарию. Подписывает Трамп очередной президентский Указ, и вся пресса мгновенно забывает и псевдопроблемы с инаугурацией, и псевдопроблемы с глобальным потеплением, и переключается на псевдопроблему «законных прав беженцев». Забыт уже и расистский марш американок-сторонников шариата, и размер толпы на инаугурации президента.

Пока оппозиция в розовых шапочках протестует против Трампа, он подписывает следующий президентский Указ, на этот раз – о приостановке эмиграции из семи неблагополучных мусульманских стран (причем 5 из этих 7 стран находятся в состоянии необъявленной войны с США – недаром Барак Обама сбросил на них более 26 тысяч высокоточных бомб только в одном 2016 году).

Приостановка на 90 дней эмиграции из 7 стран, с которыми у Америки практически нет никакого совместного бизнеса, не должна была привести ни к всплескам одобрения, ни к всплескам осуждения. Так, незначительный эпизод внешней политики по отношению к странам, многие из которых уже и не страны вообще – они не имеют государственного аппарата, архивов, полиции, которым можно доверять.  Там процветает хаос, и на черном рынке можно купить поддельные документы из любой страны, из которой пожелаешь.

Но демократы и контролируемые ими масс-медия бросаются в очередной спровоцированный твитами Трампа бой.

А ведь ни один демократ не выступал против того, что тысячи иммигрантов прибывают в Америку с липовыми документами. Не выступали они и против запрещения этими 7 странами въезда евреев на их территорию – по этому поводу не было никаких протестов. Забывают протестующие и о том, что в этих странах проживает только 13% мусульман всей планеты, а остальные 87% не имеют никаких ограничений на получение виз США (почему-то никто из сторонников Трампа не протестует по этому поводу).

Когда иммиграционные страсти достигли точки кипения, Трамп делает следующий ход – номинирует судью Нила Горсака в Верховный суд США. Как по взмаху волшебной палочки, иммигранты и их проблемы мгновенно исчезают, и оппозиция начинает митинговать под очередным лозунгом «Горсак – экстремист».

Такое впечатление, что Трамп всегда опережает своих противников – они вынуждены реагировать на его действия, он же действует проактивно. В результате Трамп увеличивает свой политический капитал, а его противники вынуждены такой капитал разбазаривать. Похоже, оппозиция так и не научилась выбирать политические битвы, и бездумно, даже истерически реагирует на любое действие Трампа вместо того, чтобы выбирать только те политические баталии, где у оппозиции есть шансы на успех.

Своими непродуманными действиями левая оппозиция создает у электората впечатление, что демократы скорее заинтересованы в непровоцировании террористов, чем в недопущении террористов на территорию Америки. Если такая точка зрения продержится хотя бы еще несколько месяцев, «демократическая» партия будет прочно ассоциироваться с политикой умиротворения мусульманского терроризма, с расизмом и антисемитизмом на протяжении по крайней мере нескольких следующих выборных циклов.

Непродуманная оппозиция кандидату Трампа в Верховный суд США Нилу Горсаку может лишить демократов вообще какой-либо власти в Вашингтоне на 4 года. Если они решатся торпедировать номинацию Горсака с помощью филибастера (кворума в 60 сенаторов, необходимого для голосования), то республиканцы, имея большинство в Сенате 52-48, имеют достаточно голосов либо для изменения правил филибастера, либо для его полной отмены. Если это произойдет, демократы в Сенате станут таким же бесправным меньшинством, как и демократы в Палате Представителей. Партия меньшинства вообще перестанет быть оппозиционной силой – с ней просто перестанут считаться.

Филибастер – это основное оружие партии меньшинства, это абсолютно необходимый инструмент любой парламентарной системы, и демократы вместо того, чтобы использовать его, не скрывают своих усилий для его уничтожения. В течение первого срока президента Обамы демократы, обладая большинством в Сенате, запретили филибастер для всех номинаций президента, кроме номинации Верховного Суда США. Теперь и этому может прийти конец.

Именно об этом должна думать оппозиция. Но вместо этого они отказываются выступать противовесом партии власти. Вместо того, чтобы следить, чтобы политический маятник не качнулся слишком сильно вправо, левая оппозиция усиленно работает над переизбранием Трампа.

Политика – это игра с нулевой суммой, как покер или игра на бирже, но демократы, похоже, разучились думать.

Единственное, где демократы проявляют инициативу – это в очередном эпизоде их бесконечной мыльной оперы «Кто украл корону у принцессы Хиллари». Там уже не участвуют русские хакеры, которые в прошлой серии не только подтасовали выборы, но и запретили Хиллари Клинтон поездки на предвыборные митинги в Миннесоту. Нет, теперь главным виновником проигрыша, по словам той же Хиллари, является сам Барак Обама. Пенсионер Барак Хуссейнович такого выдержать не смог и через 10 дней после освобождения жилплощади на втором этаже Белого Дома выступил с заявлением. Не против Хиллари, конечно, а по поводу бессердечного Трампа, которому не ведом гуманизм по отношению к сирийским беженцам.

Обама ясно дал понять, что видит себя не пенсионером, а Президентом американского правительства в изгнании, готовящем реванш.

К реваншу готовятся и студенты-члены боевого крыла «демократической» партии (они называют себя антифашистами) из университета в Беркли. В 1964 году студенты Беркли вышли на мирные митинги протеста, требуя свободы слова. Продолжая славные традиции другого боевого крыла «демократической» партии – Ку-клукс-клана, в 2017 году студенты Беркли устроили кровавый погром, требуя отмены свободы слова. Неужели никто из «демократической» верхушки не понимает, что погром – это великолепный пропагандистский материал для выборов 2020 года, который республиканцы собирают с удовольствием?

Трамп, как искусный тореадор, использует Твиттер в качестве красной тряпки для быка. Но бык уже не тот – его заменили на тупого осла, символа «демократической» партии Америки.