Выставка полезных идиотов. Экспонат 8

Начало выставки       Экспонат 7

Моя двоюродная сестра живет в Мюнхене уже лет двадцать. Недалеко от ее дома есть коммунальный огород. Поле разбито на участки по десять, двенадцать квадратных метров.
За небольшой взнос люди получают такой участок в пользование и сажают на нем все, что хотят. Овощи, цветы, ягоды.

Но с недавних пор эта практика захирела. Камеры наблюдения украли или разбили,
и отдых с пользой на природе перестал радовать. Урожая никто не видел. Все сметалось «несчастными беженцами».

Рассказала эту историю одной пламенной демократке, и тут же получила ответ: «Этим людям просто нужно объяснить, что урожай принадлежит тому, кто его посадил».

Самое смешное что она не позволяет даже при парковке заезжать на свой driveway и утверждает, что у нее дрожат окна, когда соседские дети прыгают на трамполине.

Экспонат предоставила Елена

Напоминание: Высылайте ваши истории для Выставки Полезных Идиотов, связанные со «знатоками преимуществ социализма»», на dmlev88 AT gmail DOT com или через страницу Contact. Ваши истории будут публиковаться на сайте garygindler.com по мере накопления. С указанием автора или анонимно – по вашему желанию.

The Mueller’s Report Active and Passive Idiots

Following the release of Special Counsel Robert Mueller’s report by Attorney General William Barr, an unusual television interview was held by former President Obama’s director of National Intelligence, James Clapper.  A fantastic phrase came from his mouth: “If there was no active collusion proven, then I think what we have here is a case of passive collusion.”

In addition to the significant contribution to Orwellian left-wing Newspeak, the terms “active collusion” and “passive collusion” suggest that there is another side to the “collusion.”  Which one?  The answer is provided by the Mueller Report(there is also a convenient searchable WikiLeaks version).  Starting on page 144, the Mueller Report begins to resemble a good comedy script.  It turns out that immediately after Trump’s victory in the November 8, 2016 elections, the Putin administration was trying to establish contact with the newly elected president by hook or by crook.

Mueller’s report tells us that on election night (at 3 A.M.!), Trump’s press secretary, Hope Hicks, received a call from an unknown person.  Her correspondent, in very bad English, said something to her, but she understood only the word “Putin.”  She asked him to send all of what he told her by e-mail.  The next day, she received an email from Sergei Kuznetsov, who turned out to be an employee of the Russian embassy in Washington.  The letter was sent from his private (!) Google Mail account.  The letter was congratulations to Trump from Putin.

Hicks questioned the authenticity of the letter and decided to consult with Trump’s son-in-law, Jared Kushner.  Kushner recommended an inquiry at the Russian embassy, but it turned out that he did not even know the name of the Russian ambassador in Washington.  They eventually learned the name of the Russian ambassador through some acquaintances and contacted him, and only after that did Trump get informed of Putin’s congratulations.

It was the supposed “conspiracy” between them.

I am at a loss to answer the question of whether this conspiracy was “active” or “passive,” but, as Mueller’s investigation showed, there were no other suspicious contacts between Putin and Trump — neither before nor after the election.  There were also no secret communication channels.  There was no coordination of joint action.  There was an attempt by the Russian intelligence services to penetrate Trump’s campaign headquarters before the elections, but this attempt failed.  (However, the Russian attempt to penetrate Hillary Clinton’s campaign headquarters was a success.)

The tumultuous activities of the Russian side (again, I do not know what exactly in the Newspeak they were — “active” or “passive”) began immediately after the elections.  The Kremlin realized that he had put the wrong horse (Russia was working against Clinton and Trump, trying to bring 75-year-old communist Bernie Sanders to power in America) and decided to improve relations with the new administration.

Mueller’s investigators found that it was not only Putin’s entourage trying to establish such contacts, but also major Russian businessmen.  According to Peter Aven, the head of Russia’s largest Alfa Bank (and who was interrogated by Mueller’s team), Putin complained that he could not manage to establish any contact with the new president’s team.  According to Aven, Putin bitterly stated that the Kremlin does not even know whom to contact to get to Trump or someone close to him.

That such Putin puppet was Trump.

Mueller’s report also tells of other desperate attempts by numerous Russian citizens to establish contacts with Trump and his inner circle after the 2016 elections.  There were attempts by Kirill Dmitriev, a major Russian financier; the Russian ambassador, Sergey Kislyak; Sergey Gorkov, the head of the Russian state-owned Vnesheconombank; and also Peter Aven.  All of these attempts remained just that: attempts.

It seems that both the U.S. intelligence services, under the leadership of Obama, who worked against Trump in 2016, and the Russian intelligence services under the leadership of Putin, who also worked against Trump, are flooded with idiots.  It is still unknown if they are active or passive idiots.

The entire Mueller Report is written in such a way that it becomes immediately apparent that it is not designed for the one to whom it was originally intended by law: the U.S. attorney general.  It is clearly intended not for a legal, but a political effect from its publication.  This farce with the Mueller investigation had purely political goals from the very beginning.

The Mueller Report goes on to say the bulk of the investigative work — interrogation of several accused and numerous witnesses — was completed around the end of summer of 2018.  In other words, the absence of corpus delicti was known to Mueller’s team a few months before the November 2018 election.  Nevertheless, Mueller remained silent and allowed the “Russiagate” card to play against the Republicans in the midterm elections, as it was intended to by the Democrats, and allowed them to seize the majority in the House of Representatives.

Then, in 2018, the idea of fictitious “active collusion” was being exaggerated by the Democrats, and now, on the eve of the elections of 2020, from their point of view, the time of “passive collusion” has come.

Do the Democrats know that the publication of the Mueller Report is a catastrophe for them?  Perhaps the Democrats would prefer to use the word “Nakba,” which is better known to their current electorate, instead of the word “catastrophe.”

 

[Originally published at American Thinker]

Активные и пассивные идиоты

После обнародования Генеральным Прокурором Уильямом Барром Доклада Мюллера, состоялось необычное телевизионное интервью бывшего Директора по Национальной Разведке при президенте Обаме Джеймса Клаппера. Из его уст прозвучала удивительная фраза: «Если активный сговор не был доказан, то я думаю, что у нас есть случай пассивного сговора».

Кроме значительного вклада в неумирающий со времен Оруэлла левацкий новояз, термины «активный сговор» и «пассивный сговор» предполагают, что существует некая другая сторона «сговора». Какая именно? Ответ дает Доклад Мюллера (есть также удобная версия Wikileaks, где можно вести поиск по словам). Начиная со страницы 144, Доклад Мюллера начинает напоминать сценарий хорошей кинокомедии. Оказывается, сразу после победы Трампа на выборах 8 ноября 2016 года, администрация Путина всеми правдами и неправдами пыталась установить контакт с только что избранным президентом.

Доклад Мюллера повествует о том, что в ночь выборов (в 3 часа утра!) пресс-секретарь Трампа Хоуп Хикс приняла звонок от неизвестного лица. Ее корреспондент на весьма плохом английском что-то говорил ей, но она поняла только слово «Путин». Она попросила его выслать все то, о чем он ей говорил, на электронную почту. На следующий день она получила письмо от некоего Сергея Кузнецова, который оказался работником российского посольства в Вашингтоне. Письмо было выслано с его частного (!) аккаунта в Google Mail. В письме было поздравление Трампу от Путина.

Дальше, если судить по Докладу Мюллера, начался откровенный сюрреализм. Хикс письму не поверила, и решила проконсультироваться с зятем Трампа Кушнером. Кушнер порекомендовал навести справки в российском посольстве, но оказалось, что он даже не знает имени российского посла в Вашингтоне. Через каких-то знакомых узнали имя посла, связались с ним, и только после этого Трампа ознакомили с поздравлением Путина.

Вот такой был между ними сговор.

Затрудняюсь ответить на вопрос, был ли этот сговор «активным» или «пассивным», но, как показало расследование Мюллера, никаких других подозрительных контактов между Путиным и Трампом не было. Не было ни до выборов, ни после. Не было также никаких секретных каналов связи. Не было координации совместных действий. Что было, так это была попытка российских спецслужб проникнуть в выборный штаб Трампа еще до выборов, но эта попытка провалилась. (Попытка же проникновения в выборный штаб Хиллари Клинтон увенчалась успехом).

Бурная деятельность российской стороны (опять же не знаю, какая именно на новоязе – «активная» или «пассивная») началась сразу после выборов. Кремль понял, что поставил не на ту лошадку (Россия работала против Клинтон и против Трампа, пытаясь привести к власти в Америке 75-летнего коммуниста Берни Сандерса), и решил наладить отношения с новой администрацией.

Следователи Мюллера выяснили, что наладить такие контакты пыталось не только окружение Путина, но и крупные российские бизнесмены. По словам Петра Авена, главы крупнейшего российского Альфа-банка (который был допрошен следователями Мюллера), Путин жаловался на то, что ему никак не удается установить контакты с командой нового президента. По словам Авена, Путин с горечью констатировал тот факт, что Кремль даже не знает, с кем контактировать, чтобы выйти на Трампа или на кого-то из его близкого окружения.

Вот такой марионеткой Путина был Трамп.

Следователи Мюллера также повествуют о других отчаянных попытках других граждан России наладить контакты с Трампом и его окружением. Были попытки Кирилла Дмитриева, крупного российского финансиста, российского посла Сергея Кисляка, Сергея Горкова, главы российского государственного Внешэкономбанка, а также Петра Авена. Все эти попытки так и остались попытками.

Создается впечатление, что как спецслужбы США, под руководством Обамы работавшие против Трампа в 2016 году, так и спецслужбы России, под руководством Путина работавшие против Трампа, наводнены идиотами. Неизвестно только, это активные или пассивные идиоты. Как сказал бы по этому поводу министр иностранных дел России Сергей Лавров: «Дебилы, б…!»

Весь Доклад Мюллера написан так, что сразу становится ясно, что он рассчитан не на того, кому изначально предназначался по закону – Генеральному Прокурору США. Он явно рассчитан не на юридический, а на политический эффект от его опубликования. Этот фарс с расследованием Мюллера, безусловно, с самого начала имел чисто политические цели.

Из Доклада Мюллера следует, что основная часть следовательской работы – допросы нескольких обвиняемых и многочисленных свидетелей – была завершена примерно в конце лета 2018 года. Другими словами, отсутствие состава преступления было известно команде Мюллера еще за несколько месяцев до ноябрьских выборов 2018 года. Тем не менее, Мюллер и его команда хранили молчание и позволили «русской карте» сыграть на выборах против республиканцев так, как и было задумано демократами, и позволило им захватить большинство в Палате Представителей.

Тогда, в 2018 году, демократами муссировалась идея фиктивного «активного сговора», а теперь, в преддверии выборов 2020 года, с их точки зрения, пришло время «пассивного сговора». Неужели демократам невдомек, что для них обнародование доклада Мюллера – это катастрофа? Хотя, возможно, демократы предпочтут вместо слова «катастрофа» использовать более близкое для своего электората слово «накба»?

Что делают мусульмане в Америке?

Вопрос этот – отнюдь не риторический. Дело в том, что с 1952 года в федеральном своде законов США есть фраза, которая запрещает въезд в страну «любому иностранцу, про которого консульскому служащему или Генеральному прокурору либо известно, либо существуют разумные основания предполагать, что этот иностранец собирается либо исключительно заниматься, либо в основном заниматься, либо непреднамеренно заниматься деятельностью, целью которой является противодействие, контроль, или свержение правительства Соединенных Штатов с помощью силы, насилия или другими незаконными средствами».

Этот иммиграционный закон, известный также как закон МакКаррена-Уолтера, многократно изменялся (особенно в 1965 году), но эта фраза осталась неизменной до сегодняшнего дня. Для справки – и МакКаррен, и Уолтер принадлежали к Демократической партии США. Партия с таким названием существует до сих пор, но она давно трансформировалась из крайне правой партии американских патриотов в крайне левую и антиамериканскую партию.

Как следует из буквы закона, религиозные предпочтения иностранного гражданина не могут служить исключительным основанием для отказа во въезде в США. Но как быть с той категорией иностранцев, которые только прикрываются религией, чтобы участвовать в деятельности, «целью которой является противодействие, контроль, или свержение правительства Соединенных Штатов с помощью силы, насилия или другими незаконными средствами»?

Традиционно, религиозные предпочтения американцев основаны на иудео-христианских верованиях. При этом под религией в Америке, как и в других странах Запада, опять же традиционно, понимается взаимоотношение Бога и Человека.

Можно ли отнести ислам к тем традиционным верованиям, во главу угла которых ставится взаимоотношение Бога и Человека?

Как известно, иудео-христианский Бог, Бог библейский – это всемогущий Бог-создатель. А мусульманский бог Аллах – совсем другой персонаж. Если Бог иудеев и христиан играет роль заботливого и умудренного опытом отца, то Аллах больше напоминает начальника гарнизонного караула. Кроме того, Коран, по свидетельству безграмотного Мохаммеда, был «нашёптан» ему не самим Аллахом, а ангелом – Архангелом Гавриилом. Другими словами, ислам не является религией в том смысле, как это понимается в иудео-христианском мире.

Формально, Аллах тоже претендует на роль Создателя, но его отношение к своим собственным последователям скорее напоминают повадки унтер-офицера. Если Библия – это история взаимоотношений Бога и Человека, то священные книги мусульман – Коран, Сира (жизнь Мухаммеда) и Хадит (традиции Мухаммеда) – это история насильственного распространения Ислама, наставления по организации военного лагеря, полевой гауптвахте и военно-полевых судов.

Даже в родственных религиях – иудаизме и христианстве – взаимоотношения Бога и Человека существенно разнятся. Если иудаизм разрешает евреям не только общаться с Богом, но и спорить с Ним, то христиане лишены удовольствия задавать Богу каверзные вопросы. Тем не менее, канал связи с Богом у христиан открыт; он имеет форму уважительной просьбы.

Но сторонники ислама и этого не имеют. Их общение с Аллахом – это односторонняя связь. Мусульмане обязаны беспрекословно исполнять волю Аллаха, выраженную духовенством, пророком, или в Коране. Мусульманам предписано пять раз в день просить у Аллаха помощи и прославлять его. Но сам Аллах считает, что род людской недостоин общаться с ним напрямую, поэтому общение производится только с помощью посредника-пророка (кстати, институт пророков в исламе действительно необходим, поскольку, по традиции, речь Аллаха не имеет ни начала, ни конца). Все мусульмане обязаны подчиняться воле Аллаха, высказанную пророком (напомню, что слово «ислам» в переводе с арабского означает «подчинение» или «капитуляция»). Ничего другого им не разрешено.

Таким образом, эти три монотеистических примера демонстрируют полный спектр свободы общения Человека с Богом – от полной свободы для иудеев до полной несвободы для мусульман.

Изначально ислам был той организующей силой, которая позволила грабителям караванов объединиться и выжить в суровых условиях песчаных барханов Ближнего Востока. Методы организации и управления ночных стоянок банды показали свою многолетнюю (можно даже сказать – многовековую) эффективность, но не привели к развитию наук и искусств на уровне, который мог бы конкурировать с иудео-христианской цивилизацией. Ислам преуспел в другом, выступив родоначальником нового типа экспансионизма – исламского империализма.

Исламский империализм перешагнул границы многих стран. Четырнадцать столетий непрерывных завоеваний привели к тому, что сегодня каждый пятый житель планеты – мусульманин. Истинная задача Ислама – подчинение и экспансия. Заметим, что в экспансии своих идей заинтересованы и иудеи, и христиане, но для них это никогда не являлось самоцелью (напомню, что для них главным является взаимоотношение Бога и Человека). Иудаизм, в частности, весьма негативно относится к институту миссионерства.

Для Ислама же экспансия – это не только метод, но и конечная цель. Поэтому называть Ислам религией не следует также и по этой причине. Ведь никто же не называет британскую, французскую, голландскую, или испанскую экспансии времен великих географических открытий британской, французской, голландской, или испанской религией.

Асимметрия ислама и иудео-христианства проявляется и в вопросе миграции. Человечеству неизвестны примеры того, чтобы христиане или иудеи массово проникали на территории мусульманских стран, строили там свои церкви и синагоги, и получали при этом бесплатное жилье, питание, и медицину.

Ислам – единственная «религия», выход из которой карается смертью. На первый взгляд это кажется странным, но необходимо всегда помнить, что изначально ислам – это система управления бандой. Выход из банды фактически означает присоединение к конкурирующей банде, поэтому кара за это – это кара за предательство, а не простая смена вероисповедания.

Почему же мы называем тех, кто скрупулезно следует правилам и традициям самого успешного бандитского клана из Медины VII века «религиозными»? Их Бог-унтер-офицер, согласно традиции, назначил своим заместителем капрала Мухаммеда (эпилептика, бывшего до этого весьма посредственным поэтом), который смог достаточно долго удержать банду налетчиков в песках Аравии в состоянии приемлемой дисциплины, и тем самым завоевать значительную ее часть.

Большинство последователей капрала Мухаммеда плохо разбирались в «религиозной» составляющей своего движения, зато прекрасно понимали одну из его основных составляющих – экпансионистскую. Поэтому нужно всегда ставить в кавычки термин «мусульманская религия». Это также относится и к такому термину, как «мир», когда речь идет об исламе. Слово «мир» действительно присутствует в Коране, но оно имеет совсем не тот смысл, как в иудео-христианском мире. В исламе «мир» означает состояние, когда все без исключения люди приняли ислам. Вот тогда, с их точки зрения, и воцарится «мир» на Земле.

Конечно, существуют многочисленные примеры мусульман, которые полностью ассимилировались в иудео-христианском мире. Но эти примеры, во-первых, малочисленны, а во-вторых, применять к таким людям слово «мусульмане» необходимо с оговоркой – они, хотя и являются выходцами из мусульманских стран, но являются, с точки зрения ислама, «плохими» мусульманами, потому что так и не поняли истинной задачи ислама – всеобщего и безоговорочного подчинения и всемирной экспансии.  Нам всем известно короткое и емкое слово для достижения этой цели – джихад.

Ислама без джихада не существует, как не существует и джихада без ислама.

Возможно, что некоторые мусульмане, живущие на Западе, это и поняли, но сознательно не стали участвовать в незаконных с точки зрения иудео-христианского законодательства террористических акциях. В любом случае – понимает или не понимает мусульманин истинные задачи ислама – если он не участвует в джихаде, то такой мусульманин все равно, с точки зрения Ислама, является «плохим» мусульманином.

Нам известны многочисленные и искусственные попытки некоторых представителей иудео-христианского мира разделить ислам на две фракции. С одной стороны, якобы существуют «исламисты», «экстремисты», «фундаменталисты», или «традиционные» мусульмане, а с другой – «умеренные» мусульмане. Такой подход вызывает вполне справедливый смех у самих мусульман. В самом деле, они вообще не считают иудеев и христиан «верующими». В мусульманском мире иудеям и христинам присвоен статус «народов Книги» (имеется в виду Библия), но они обязаны либо платить налог за «неполноценность», называемый джизья (ислам рассматривает этот налог как выкуп для сохранения жизни при завоевании), либо перейти в ислам.

Риторический вопрос – когда именно и на каком основании иудеи и христиане признали ислам религией, если сам ислам не признает верования иудеев и христиан религией?

Иудаизм был основан примерно в 12-м веке до нашей эры. Примерно через 6 веков после иудаизма был основан буддизм, а еще примерно через 6 веков – христианство. Ислам возник примерно через те же 6 веков после христианства. При этом история не знает сколько-нибудь значимого примера признания ислама религией со стороны иудейских, буддистких, или христианских лидеров и богословов. Например, иудеи рассматривают ислам как форму ереси, мнения же христиан об исламе разнятся: от ереси и шарлатанства до культа (в том числе и культа Сатаны). Исламу придан статус религии только атеистами и только самими мусульманами.

Заповеди ислама, основанные на жесткой дисциплине бивуака в безводной пустыне, называются законами шариата. Религиозная составляющая (в иудео-христианском понимании) в законах шариата практически отсутствует – это свод законов, основанный на жестком единоначалии и беспрекословном подчинении. Адольф Гитлер (тоже капрал, между прочим) был близок к правде, высказав свое мнение о тоталитарном социалистическом режиме Третьего Рейха: «Мусульманская религия была бы гораздо более предпочтительна для нас, нежели христианство».

Поэтому законы шариата ни при каких условиях не могут быть совместимыми с законами конституционной федеративной республики, известной как США.

На первый взгляд, отношение к женщинам в Исламе выглядит совершенно диким и варварским. Но, в отличие от распространенного мнения, унизительное обращение с женщинами не является основной целью шариата. Законы, которые регулируют поведение женщин в исламском мире, принимают совсем другой смысл, если понять, что жесткие законы шариата изначально регулировали поведение мужчин и женщин в походном гарнизоне, окруженном врагами.

Как известно, отцы-основатели США в конце XVIII века сделали весьма коварный для всех потенциальных американских диктаторов ход. Они постулировали, что права человека даны гражданам Америки иудео-христианским Богом, а не правительством, чтобы в зародыше предотвратить любые попытки правительства любого уровня (федерального или местного) ущемить или отнять эти права.

В результате всемогущий иудео-христианский Бог-основатель был превращен Конституцией США во всемогущего американского Бога-политика.

Именно этот Бог, Бог-политик, Бог-защитник прав человека имеется в виду, когда на всех монетах США чеканится фраза «In God We Trust». Этот Бог-политик стал непременным и влиятельным аттрибутом американской политической жизни, которого нельзя ни отодвинуть в сторону, ни игнорировать (причем это касается как верующих, так и атеистов, как бы странно это не выглядело). Как американскому Богу-политику, Богу-защитнику следует относиться к мусульманскому Богу-фельфебелю, который в XXI веке начал применять, кроме традиционного, еще и информационный джихад (например, с помощью миллионов долларов правительством Катара куплена значительная часть вашингтонского истеблишмента?)

На Западе часто говорят, что в мусульманском мире, мол, религия не отделена от государства. Но так утверждать не только некорректно, но и опасно. Дело в том, что реальный ислам – это и есть государство. Противопоставление государства и религии (в иудео-христианском смысле, конечно) здесь просто неправомерно.

Концепция национального государства без официальной религии-идеологии чужда исламу; ислам по природе своей наднационален.

Зачем же искусственно разделять то, что сами мусульмане не разделяют?

Америка, самое успешное на протяжении двух столетий современное общество, наглядно доказывает, что благополучное общество – это сообщество «плохих» парней. Почему «плохих»? Потому что для выживания иммигрантам в Америке просто необходимо стать в какой-то степени «плохим» – с точки зрения своей религии, своей национальности, своего клана, своих родителей, своей культуры.

Например, мусульмане в Америке вынуждены отбросить некоторые предписания Корана и законы шариата, иначе им просто не выжить. Тем самым они становятся «плохими», но только с точки зрения своих соотечественников, оставшихся в далеких песках. Христиане вынуждены так интерпретировать Новый Завет, чтобы он не мешал работе бизнеса. Большинство евреев в Америке тоже «плохие», и споры между религиозными мудрецами Америки и Израиля о том, кто из них «настоящий еврей», в ближайшее столетие, видимо, не прекратятся.

С этой точки зрения все американские граждане «плохие», потому что разные, и вынуждены приспосабливаться к тому, что принято называть американским образом жизни. Нация иммигрантов, Америка вынуждает каждого гражданина отказаться от чего-то «своего», и стать немножечко «чужим» для своего клана – но ровно в той степени, чтобы стать достаточно «своим» для всех остальных американцев.

В результате во главу угла становится то хорошее, что есть в людях, и это – американская нация. «Плохая» и «хорошая» одновременно.

Таким образом, американские мусульмане должны выбирать – либо они плохие мусульмане и хорошие американцы, либо они хорошие мусульмане и плохие американцы.

К какой из этих категорий нам следует отнести демократок Рашиду Тлаиб и Ильхан Омар, которые выиграли выборы в Конгресс 2018 года, хотя открыто бравируют своим антиамериканизмом? К какой из этих категорий нам следует отнести демократку Линду Сарсур – одного из главных американских антисемитов? К какой из этих категорий нам следует отнести Валери Джаррет и Хуму Абедин – мусульманок-демократок и главных советников Барака Обамы и Хиллари Клинтон?

К какой категории нам отнести демократа Аммара Наджара, который в 2018 году тоже выдвигался в Конгресс США от штата Калифорния, но проиграл, несмотря на то, что получил публичное благословение самого Барака Обамы? Его дед – один из самых известных террористов Мухаммад Наджар (Абу Юсуф), который был организатором убийства израильских спортсменов на Мюнхенской Олимпиаде в 1972 году.

События 11-12 сентября 1683 года, когда польский король Ян Собеский атаковал и разгромил войско турецкого султана под Веной, ознаменовали пик экспансии исламского мира. События 11 сентября 2001 года ознаменовали пик отчаяния мусульманской цивилизации и ее полное осознание того, что историческая схватка проиграна. По какому-то неведомому совпадению, Польша продолжает лидировать в борьбе против ислама: польское правительство постановило, что разрешит построить мечеть на территории Польши, но только после того, как первая католическая церковь будет построена в Саудовской Аравии (и это при том, что нынешний Римский папа – марксист).

По статистике, более 80% мусульман в мире являются антисемитами. Возможно, это связано стем, что более половины ныне живущих мусульман – результат инбридинга (родственного кровосмешения). Инбридинг популярен среди мусульман, и сейчас, по прошествии примерно 60 поколений, интеллектуальный уровень сторонников ислама значительно ниже, чем в иудео-христианском мире. Массовая женитьба на своих двоюродных сестрах привела к необратимым изменениям в генетическом пуле мусульман. Например, в Пакистане и Саудовской Аравии процент инбридинга достигает 70%, а в других странах Ближнего Востока – около 60%.

Американские граждане готовы выслушать любые аргументы в пользу того, как иммиграция из мусульманских стран в США статистически положительно влияет на интеллектуальный уровень американцев. В частности, по болезненному в Америке вопросу о рабстве – в ХХ веке единственными странами, где разрешалось рабовладение, были мусульманские страны (например, в Мавритании оно было официально отменено только в 1981 году).

Почему Демократическая партия США с энтузиазмом поддерживает мусульманскую иммиграцию? Почему бывший генеральный Прокурор США времен Обамы Лоретта Линч в свое время заявила, что правительство будет «агрессивно преследовать» всех, кто неуважительно относится к исламу?

Какая часть фразы «противодействие, контроль, или свержение правительства Соединенных Штатов» приверженцами мусульманской псевдо-религии является до сих пор не понятой?

Caribbean crisis in the post-Mueller world

It is often said that the current situation in Venezuela is reminiscent of the first (Cuban) Caribbean crisis.  Moreover, the front pages of the left-wing misinformation media are full of headlines about the “right-wing coup in Venezuela.” The recent deployment of a small unit of Russian special forces in Venezuela leads to click-baiting with the “Carribean Crisis 2.0” headlines.

Let us look at a few of the actors in this “Caribbean Crisis 2.0” and the “right-wing coup.”

The new (self-proclaimed) Venezuelan President Juan Guaido is a member of the Venezuelan Popular Will party (Voluntad Popular).  Well, a party had previously existed under the same name – in Russia at the end of the XIX century.  It was a terrorist organization of ultra-left socialists.  Therefore, one should not have any illusions about this new president.  The party to which he belongs is a member of Socialist International (Socintern).

Let us recall that Barack Obama is a member of the Democratic Socialists of America (DSA) – a party that also was a member of Socialist International.  The young communist Alexandra Ocasio-Cortez and the militant anti-Semite Rashida Tlaib are also members of the DSA.  (The DSA abandoned Socintern in August 2017, because they believed that Socintern became “not left enough”).

The deputy of Guaido in the National Assembly (Parliament) of Venezuela is a politician with an unusual name – Ivan Stalin Gonzalez.  This name was given to him by his parents – left-wing activists and trade union leaders, well-known in Venezuela.  Which party does he belong to? As one would expect, Ivan Stalin Gonzalez is also a member of the leftist party – New Time (Un Nuevo Tiempo).  This party is also a member of Socintern.  As in Russia, where Stalin was likewise on the sidelines for some time, this Venezuelan Stalin is still in the shadows.

At present, the situation in Venezuela is very unenviable.  However, the status quo in Venezuela also worries Russia, China, and Cuba.  The socialist Guaido finds himself confronting Moscow protege Communist Maduro.  It is well known that Russia has invested billions of dollars in Venezuela, and together with China they are successfully acquiring properties confiscated by Hugo Chavez from private companies.  In connection with the events in Venezuela, Putin speaks of a “catastrophe,” and in this, he is partially right.  Russian oil companies are on the verge of losing billions (Rosneft has invested about 17 billion dollars, and Gazprom – another 7 billion).  Will Russia try to save its assets in Venezuela? Of course, they will.

However, Russia is hardly capable of an afghanistanization of Venezuela.

The Syrian option in Venezuela is too, no longer within the power of Russia.  Russia just does not have the resources to project its power into the Americas. Nevertheless, Russia is actively trying to become a full party to this conflict.  Why?

Venezuela’s public debt is about 63 billion dollars (by the way, Venezuela has already defaulted on this debt).  At the same time, Venezuela owes Russia about $25 billion, which is about as much as Russia spends a year on education and healthcare combined.  This amount is about 1/3 of the annual military budget of Russia.  Russia holds 1/5 of the total gold reserves of Venezuela – about 30 tons.  These figures prove beyond reasonable doubt that Russian leadership considers Venezuela as an “integral part” of Russia.

On the surface, the confrontation between Russia and the United States in Venezuela looks like another confrontation in the spirit of the Cold War, conducted with the help of proxy allies.  However, this confrontation differs from all others because it is not just an interstate or ideological conflict.

The current standoff is also a conflict between the USA and the Venezuelan narco-mafia, better known as the “Cartel of Suns” (Cartel de los Soles.) This name was given to the cartel because the top officers of the Venezuelan army (from brigadier general and above) are wearing not stars, but golden suns on their shoulder straps.  The Venezuelan military is the backbone of this state-level drug cartel.

The close ties between the state mafia of Venezuela and the state mafia of Russia are based on Cartel of Suns.  The ideological component played an important role as well.  The extreme left views of Hugo Chávez and Nicolas Maduro found understanding and a warm reception among the current leaders of Russia, educated by Soviet communists.

Opposition leader Guaido declared himself president on January 11, 2019, and at a rally of many thousands on January 23 he took the presidential oath.  Less than an hour after taking the oath, young Guaido received the support of President Trump, and then many other Western countries, including Israel. However, by their actions, the Trump administration challenged not so much the adherents of a radical left ideology, but rather the inter-government drug Cartel of Suns.

So far, the practice of American arm-twisting appears to be pretty standard in this scenario.  Maduro and his supporters got deprived of the possibility of international trade and the use of international finance.  The Trump administration announced sanctions against the only legal source of hard currency for the Maduro regime – PDVSA, a Venezuelan state oil company.  Also, Trump allowed the opposition leader to operate with foreign assets and Venezuelan accounts in the United States.  Trump’s task is obvious – to deprive Maduro of cash.  Without cash, he eventually would lose the loyalty of the Venezuelan narco-army and the Cuban mercenaries.

The U.S. Democratic Party has also found itself in a delicate situation.

On the one hand, Democrats cannot deny the fact that the communists Hugo Chavez and Nicolas Maduro turned Venezuela into a concentration camp with hyperinflation at a level of several million percents a year.  As befits all socialist regimes, in Venezuela – a country that has the largest proven oil reserves in the world – there is such an intense shortage of gasoline that it has to be imported.

On the other hand, the Communists of Caracas are ideological allies of the U.S. Democratic Party.  The current faces of the Democrats – Ocasio-Cortez and Ilhan Omar – expressed support for the dictator Maduro.  Both the Turkish half-dictator, half-president Erdogan, and the terrorist organization Hezbollah joined the Democrats.  However, the most substantial support of the “legitimately and democratically elected” Maduro was offered by the “Palestinian President” Abbas (who, as we know, is now in the 15th year of his first four-year term).

In the same way, as during World War II, Winston Churchill drew International Socialism (USSR) to the struggle against National Socialism (Nazism) – its ideological counterpart and implacable enemy, Trump wisely supports the socialist Guaido in his struggle against the Soviet-style communist Maduro.  However, one should be aware that this support is temporary.

After the fall of Maduro, Cuba, which is 100% dependent on oil supplies from Venezuela, will also fall.  With the fall of these countries, Russia will have virtually no allies left in the international arena, except maybe the islands of Vanuatu.  Moscow made a pitiful attempt at saber-rattling – in addition to some troops, two Russian supersonic bombers landed on the island of La Orchila, located in the Caribbean Sea about 80 miles from the capital of Venezuela, Caracas.

From the substantial American military base on the island of Curaçao in the Caribbean, located 185 miles from Caracas (and just 40 miles from Venezuela’s coast), they were not without interest watched by numerous units of military pilots, marines, special forces, sailors, and CIA agents.

As President Trump said, “All options on the table for getting Russians out of Venezuela.” During his first two years in the White House, Trump’s hands were tied up due to Mueller’s witch hunt. However, the feeling is that his first presidential term actually begins just about now. In the post-Mueller world, it is a clear indication that the Caracas-Curaçao-La Orchila triangle is about to become a political Bermuda triangle, in which the political ambitions of both the Leftists and their allies are about to sink.

Выставка полезных идиотов. Экспонат 7

Начало выставки       Экспонат 6

Во времена моего синагогального членства познакомился я там с фармацевтом, владельцем нескольких аптек, свято верившим в преимущества государственной медицины и централизованного распределения медикаментов. Мои изысканнейшие –  пятистопноямбовые и в рифму – переводы на английский незабвенного «Лекарства надо покупать, какие есть, или – какие лечат?» встречали неизменный ответ:

– А вот Johnson & Johnson, а вот Merck, а вот Pfizer…

Я понимал, что имею дело с человеком, измученным нарзаном борьбы с поставщиками – монстрами, и думающим, что государство защитит его, кустаря-миллионера, от их беспредела. Будучи тогда еще наивным верующим в гений всего еврейского народа (тем более – американского!), я думал, что ну, этот человек имеет такую позицию просто по незнанию, и пытался донести ему основы марксистско-ленинской экономики: заберут у тебя твои аптеки нафиг.

– Не может быть!

Так бы мы и остались со-болтателями на почве общей любви к сигарам, если бы он не надумал … жениться (в третий или четвертый раз). Ну, в конце концов, не мое это собачье дело, сколько раз идиот (тогда еще без титула «полезный») хочет наступать на матримониальные грабли. Но когда я узнал, что в свадебное путешествие «молодые» (оба – далеко за 60) рванули на Кубу, я почувствовал, что титул – в процессе возложения.

Пылкий молодожен был окончательно возведен мною в сонм «Полезного Идиота», когда по возвращении он взахлеб стал рассказывать, как там все чудесно и дешево и, главное – какой у них был замечательный индивидуальный гид, ни на шаг от них не отходивший, и водивший их в лучшие места «для местных».

Восторженный прием его отчета большинством остальных членов конгрегации навел меня на размышления о величии всех американских евреев, а использование его примера в проповеди рабая на шабес для поощрения принципа COEXIST завершили мое прильновение к реформистской конфессии Иудаизма.

Экспонат предоставлен Floridian

Напоминание: Высылайте ваши истории для Выставки Полезных Идиотов, связанные со «знатоками преимуществ социализма»», на dmlev88 AT gmail DOT com или через страницу Contact. Ваши истории будут публиковаться на сайте garygindler.com по мере накопления. С указанием автора или анонимно – по вашему желанию.

Выставка полезных идиотов. Экспонат 6

Начало выставки       Экспонат 5

В 1993 году в США я нашла американскую ветвь семьи моего отца (брат моего дедушки по отцовской линии покинул Россию в 1914 году). Двоюродный брат отца Бернард и его дочь Клаудия приехали встретиться со мной в Филадельфии.

Первое, что сделала Клаудия после первоначальных объятий и поцелуев вывалила на стол книгу Троцкого и начала расспрашивать о моей преданности социалистической идеологии. Мой английский тогда был недостаточно хорош, чтобы объяснить, в чем именно она заблуждается. Она и ее муж являются членами Социалистической партии, а ее мать была близким сотрудником Гесса Холла (руководителя Компартии США).

В следующий раз, когда я увидела Клаудию и ее мужа в 2003 году, она снова подняла тему социализма, сказав, что СССР – это не настоящий социализм; Куба – вот к чему надо стремиться! Я попыталась объяснить, что испытала за свои 37 лет в социалистическом раю: идея может быть очень привлекательной, но ее реализация невозможна, и так далее…

Безрезультатно! Они твердо верят в кубинский рай на Земле, ни разу там не побывав. Мой вопрос «Почему бы тебе не поехать и не посмотреть самой?» был проигнорирован и оставлен без ответа. И это – высокообразованные люди, свободно владеющие французским, не обычные работяги. Это делает их бредовое состояние еще более необъяснимым.

Экспонат предоставлен анонимно (Новая Зеландия)

Напоминание: Высылайте ваши истории для Выставки Полезных Идиотов, связанные со «знатоками преимуществ социализма»», на dmlev88 AT gmail DOT com или через страницу Contact. Ваши истории будут публиковаться на сайте garygindler.com по мере накопления. С указанием автора или анонимно – по вашему желанию.

Выставка полезных идиотов. Экспонат 5

Начало выставки       Экспонат 4

В конце 90-х словил я как-то «тачку», чтобы доехать до работы (тогда в Питере мало кто пользовался официальным такси, зато можно было остановить почти любую машину). Едем, и по дороге начали разговаривать с водителем, довольно молодым парнем, на какие-то общие темы.

Вдруг он произносит фразу, которая меня очень удивила: «Совсем жизни рабочему человеку не стало, даже машину не купить! То ли дело при СССР!» Я прожил при СССР достаточно долго, и что-то не наблюдал простых работяг, скупающих пачками автомобили. Но виду не подал, а начал задавать наводящие вопросы.

Клиническая картина прояснилась быстро: во времена счастливого советского детства моего собеседника их семья имела целых два «Жигуля». Мама была простой закройщицей в спецателье для советских и партийных работников, а папа – простым шофером на мясокомбинате. Знакомым с советской действительностью можно дальше не объяснять…  

Экспонат предоставлен Анонимно (Россия)

Напоминание: Высылайте ваши истории для Выставки Полезных Идиотов, связанные со «знатоками преимуществ социализма»», на dmlev88 AT gmail DOT com или через страницу Contact. Ваши истории будут публиковаться на сайте garygindler.com по мере накопления. С указанием автора или анонимно – по вашему желанию.

Выставка полезных идиотов. Экспонат 4

Начало выставки       Экспонат 3

Думаю, что после многих лет в Америке мы все знаем мнение нормальных трудяг-аборигенов о своей стране: “Мы – американцы. Даже то, что в других странах не получилось, мы попробовали и сделали, как надо”. Конечно, я не говорю о типажах “а-ля Мучеля”, получивших от Америки все, и все равно считающих ее “mean country”.

Так вот, сижу это я позавчера, и пью пиво с соседом. Он – отставной электрик, всю жизнь пропахавший на стройках Нью-Йорка (он получал примерно $40-$50 в час – про это он тоже рассказывал), а ныне наслаждающийся нашей Флоридой на свою профсоюзную пенсию. Говорил, что голосовал за Трампа.

А тут вдруг, после третьей бутылки, спрашивает: “What do you think, is Bernie Sanders real Socialist or, fake?” Я, пока еще в шутку, отвечаю, что фальшивый; настоящие, мол, людей расстреливают, а он только обворовывает, рассказывая марксистские сказки.

Вот тут-то сосед и объяснил, к чему клонит:

– Вот я его слушаю и думаю, что действительно бы было хорошо, если б не Трамп, к примеру, заключал контракт с городом Нью-Йорком на строительство, и нанимал нас за копейки, а основное клал себе в карман, а наш профсоюз. И тогда десять миллиардов Трампа распределились бы между рабочими и городом.

Уже вполне серьезно, я сказал, что это – именно то, что мы имели в “государстве рабочих и крестьян”, о жизни в котором я ему рассказывал неоднократно. Его ответом было:

– Мы – американцы. Мы сделаем то, что не получилось у русских. Берни прав!

 

Экспонат предоставил Floridian

Напоминание: Высылайте ваши истории для Выставки Полезных Идиотов, связанные со «знатоками преимуществ социализма»», на dmlev88 AT gmail DOT com или через страницу Contact. Ваши истории будут публиковаться на сайте garygindler.com по мере накопления. С указанием автора или анонимно – по вашему желанию.

Выставка полезных идиотов. Экспонат 3

Начало выставки       Экспонат 2

У нас был такой случай. Мы с женой путешествовали на машине по национальным паркам то ли Аризоны, то ли Юты.

В конце нашего путешествия мы поздно ночью приехали в заказанную маленькую гостиницу, чтобы утром уехать в аэропорт. Несмотря на поздний час, нас встретил хозяин заведения. Он по нашим именам понял, что мы «русские», и решил остаться и поговорить с нами.

Оказалось, что по образованию он политолог, но, не найдя себя в этой сфере, купил гостиницу. Итак, он стал с нами беседовать на тему: какая хорошая жизнь была в СССР. Все бесплатно, все для людей и т.д. Переговорить его было невозможно. Он целый час убеждал нас, как мы были счастливы при советской власти.

Экспонат предоставлен Анонимно.

Напоминание: Высылайте ваши истории для Выставки Полезных Идиотов, связанные со «знатоками преимуществ социализма»», на dmlev88 AT gmail DOT com или через страницу Contact. Ваши истории будут публиковаться на сайте garygindler.com по мере накопления. С указанием автора или анонимно – по вашему желанию.