Твари почувствовали кровь

Китай и Россия повышают свои агрессивные ставки по отношению к Тайваню и Украине. Почему? Они просто трезво смотрят на Америку Байдена, которая находится в состоянии войны сама с собой. Китай и Россия сделали весьма прагматичный вывод о том, что у Америки 2021 года нет ни желания, ни смелости, ни политической воли для защиты ни себя, ни своих союзников.

Именно при Байдене продолжились работы на газопроводе Северный Поток-2. Именно при Байдене подготовка к захвату Китаем Тайваня перешла в финальную фазу. Именно при Байдене захват Китаем акватории Южно-Китайского моря, приостановленный Трампом, оказался близок к завершению. Именно при Байдене и Россия, и Китай решились на то, что при Трампе было просто немыслимо – на форсированную подготовку к открытой агрессии против соседей.

Напомню, что в первые 3 месяца своего президентства – в апреле 2017 года – Трамп во время завершения обеда с китайским лидером выпустил 60 ракет “Томагавк” по Сирии. Причем все было организовано так, чтобы никто не усомнился, что ракеты, хотя и выпущены были по территории Сирии, на самом деле предназначались для руководителей Китая и России. Через год, в феврале 2018 года, взвод американских рейнджеров разгромил батальонную тактическую группу российских наемников в Сирии. Из 500 человек мало кто остался в живых, а все 27 танков и бронемашин были уничтожены за 4 часа боя.

Цель Трампа была достигнута – и Китай, и Россия сразу поняли, что с парнем, который обрушил ракеты стоимостью миллиард долларов в то время, когда на стол подавали сладкое, необходимо оставаться в рамках приличия. При Байдене никто оставаться в рамках приличия не собирается. Наоборот – и в Пекине, и в Москве прекрасно осознают, что Байден – человек в Белом Доме временный, случайный, и надо ковать железо, пока горячо. И Пекин, и Москва прекрасно понимают, что их экспансионистским планам суждено сбыться только при Байдене.

Россия и Китай объединились против общего врага. У Китая территориальная задача №1 – это захват Тайваня. У России территориальная задача №1 – это захват Украины. Трамп 4 года являлся непреодолимым препятствием для этих агрессивных планов. Путин приучил весь мир к тому, что каждую весну он размещает войска на границе с Украиной.  Но после нагнетания обстановки ничего не происходит. Точнее, не происходило во времена Трампа. А вот при Байдене может рвануть.

Трамп дал Украине возможность вооружиться и укрепить армию целых 4 дополнительных года, причем вооружиться не советскими разработками полувековой давности, а современным натовским вооружением. Как использовала Украина эти 4 дополнительных года? Неизвестно. Но по иронии судьбы именно Трамп является сегодня одним из самых ненавидимых американских президентов в Украине.

Ситуация на Тайване настолько похожа на ситуацию в Украине, что просто диву даешься. В Тайване, как и в Украине, тоже есть влиятельная группировка, которая стремится под крыло Старшего Брата. Старший Брат для Тайваня – это Пекин, а для Украины – это Москва.

Хакеры, которых традиционно называют “русскими”, атаковали систему управления трубопровода длиной 5000 миль на атлантическом побережье США. Почему? Они прекрасно знали, что при Трампе ответ будет настолько ужасным, что лучше даже не пытаться. А вот при Байдене ответа, возможно, вообще не последует. “Русские” рассудили весьма трезво, что остановка трубопровода играет на руку Байдену и его окружению, которые, скорее всего, используют этот эпизод для проталкивания своего Нового Зеленого Курса. (Не стоит забывать, что Джо Байден за три месяца своими указами отключил больше трубопроводов, чем все кибератаки 2021 года, вместе взятые, в результате чего цена на бензин в Америке выросла до 6-летнего максимума).

Так и получилось – администрация Байдена откровенно самоустранилась от этой проблемы, заявив, что атака эта была не против США, а против частной компании – вот пусть эта частная компания и разбирается.

При этом слово “русские” нам следует, как и в большинстве случаев, брать в кавычки, потому что изменить интернет-адрес сейчас может любой школьник. Все хакеры используют исключительно чужие интернет-адреса, чтобы отвести от себя подозрения.

Но зашевелились не только Россия и Китай. Зашевелились и палестинские террористы. Фюрер Палестинской Террористической Автономии потребовал от Байдена, чтобы США отменили решение президента Рейгана 1987 года о признании Организации Освобождения Палестины террористической организацией. При этом Аббас ждал долго – он молчал и при Обаме, и при Трампе. Но вот именно при Байдене он разбушевался. Причем потребовал он это не где-нибудь, а с трибуны J Street – антисемитской еврейской организации Америки, еврейского штурмового батальона Демократической партии. Видимо, постройка первой иранской ядерной бомбы идет с опережением графика.

ХАМАС тоже долго готовился, но и они поняли, что надо поспешить. Сотни ракет обрушились на Израиль всего через несколько дней после того, как Байден посетовал на то, что, вероятно, в 2024 году состоится его повторный поединок с Трампом. Даже отдаленная возможность возвращения Трампа в Белый Дом заставила ХАМАС форсировать свои планы. Крошечный еврейский демократический оазис в море исламских террористических группировок и исламских тиранов подвергается бомбардировке, потому что значительное число американских евреев проголосовало на президентских выборах прошлого года бездумно.

Кроме того, не следует забывать, что бомбардировка Израиля произошла всего через две недели после того, как Джо Байден восстановил многомиллионное финансирование палестинских террористических организаций. Основанием для этого решения Байдена послужило то, что Трамп это финансирование заморозил.

Понимание причинно-следственной связи “нет финансирования террористов – нет ракетных атак” и “есть финансирование террористов – есть ракетные атаки” является недостижимым для демократов, поскольку требует уровня интеллекта, не задурманенного левыми догмами. Если бы у демократов интеллект был, они бы спросили у ХАМАСа, который все время жалуется, что у них нет денег на вакцину против коронавируса, откуда тогда взялись деньги на сотни ракет для обстрела Израиля.

Наконец, кто-нибудь заметил подозрительное сходство в том, как проходят еврейские погромы под руководством Антифа, БЛМ, или ХАМАСа? Разница между ними – только географическая, а идеологические отличия между ними – минимальные.

Мерзкие твари во всем мире опасались Трампа, но ХАМАС администрацию Байдена не боится. Палестинская Автономная Террористическая Зона тоже не боится администрацию Байдена. Хуситы не боятся администрацию Байдена. Революционно-террористическая Гвардия Ирана тоже не боится обитателя Белого Дома. Америка в их глазах выглядит слабой и дряхлой, как и сам обитатель Белого Дома.

Через три месяца после переезда Байдена в Белый Дом вдруг, как по команде, и практически одновременно возникло множество внутренних и международных кризисов. Спешат, сильно спешат все твари. Слабость противника всегда обнадеживает тех, кто продался дьяволу. Давайте скажем Байдену спасибо – теперь мы доподлинно знаем, как выглядит мир, в котором с Америкой никто не считается.

Bibliocaust 88 Years Later

May 10 marks exactly 88 years since the Bibliocaust – the first mass burning of unwanted books in the Third Reich.  By that date, the National Socialists did not yet have full unrestricted power.  Only one, Adolf Hitler, was appointed Chancellor of Germany just a few months before the events described, and he was directly subordinate to President Hindenburg.  This bright event – and not only from a political point of view – became possible thanks to the President of the Reichstag, Hermann Goering.

In the elections of March 5, 1933, the National Socialists, although they became the largest faction in the Reichstag, did not receive an absolute majority of the votes.  In a very precarious political situation, Hitler and Goering managed to persuade the Reichstag to pass the Emergency Powers Act (known as The Enabling Law) on March 27, 1933.  Through this law, the Reichstag delegated the authority to pass state laws to the Chancellor; that is, it transferred both legislative and executive powers into one hand.

But the word “persuade” is, of course, conditional here.  The fact is that the procedure for passing The Enabling Law bears a striking resemblance to the current discussions on the abolition of the filibuster in the US Senate.  The filibuster is a quorum requirement (three-fifths of all votes) to end debate on a bill and since antiquity is a cornerstone in defending the rights of political opposition.  In Germany in 1933, there were also requirements for a quorum – two-thirds of the representatives had to be present, but Goering changed the game’s rules.  He changed the voting procedure, and now absence, for no valid reason, was not counted as the basis for determining a quorum.

After gaining unprecedented power, the Nazis acted.  The deadline for the voluntary surrender of all military-grade weapons and ammunition was set at the end of March.  In March, the home of Albert Einstein was searched for firearms.  (The Nobel laureate was not present, and no weapons were found.) By the deadline, of course, not all of the firearms were handed over.  On April 4, 1933, a massive raid took place to confiscate military-grade weapons, and most of the firearms were confiscated from the Jews.  The parallels here, with the ruckus in the left-wing American press, to ban military-grade weapons at this stage are unambiguous.

Immediately after the attack on the analog of the American 2nd Amendment to the Constitution, the National Socialists of Germany switched to the analog of the American 1st Amendment.  In historical terms, political attacks on the freedom to bear arms and freedom of speech took place in Germany in tandem – and the parallel here with similar attacks in America today is also unambiguous.

Like the German socialists and Soviet communists before them, American socialists have concluded that weapons and words are tools too dangerous to be left to the people.

There are evident parallels between the processes in America in the 21st century and the processes in Germany in the 20th century.  It should be noted that there is an interesting (and still poorly researched) difference between them.  In Germany, the double attack on freedom of speech and freedom of arms was crowned with success.  However, there is the only success with the burning of books in America, more precisely, with 21st-century expulsion from the virtual space.  If the German National Socialists worked only with physical carriers of information (there were simply no other, electronic ones), then the American Left is concentrating precisely on digital carriers.

Deplatforming, political censorship, destruction of the subscriber base, demonetization, and other methods of quashing dissent – this is not a complete list of the arsenal of the modern Left.  Perhaps we will never see mountains of burning books of “wrong” and “undesirable” authors in America.  The memory of Nazism is too strong.  The threat of a catastrophic loss of political capital stops those who created Antifa and BLM, the ersatz-Nazi, the American counterparts of the German brownshirt stormtroopers – SA.

What is striking is not so much the Left’s tactics, separated by a century, as the number of parallels (of varying degrees of closeness) between the operations in Germany and the United States.  The very existence of so many analogous aspects suggests that we really should be wary of what happened in Germany.

America should be cautious of the transformation of the Bibliocaust into the Holocaust.

A similar undertaking took several years in Germany, and it is unlikely that the American Left will be able to accelerate this process.  Moreover, American Jews are unlikely to be at the center of this scheme.  Judenization in America is much broader than in Germany, and it embraces all races, nationalities, and religions in America.

Another parallel between the described plot is that both Leftist cohorts try to act by legal methods.  Even such flagrant violations as the expulsion of the sitting President from social networks and the organization of comprehensive surveillance of him, his family, and his campaign headquarters were scrupulously framed from a legal perspective.

It took the Nazis five years to go (quite legally and quite diabolically) from Bibliocaust to Kristallnacht.  But after Kristallnacht, all semblance of legitimacy was dropped.  Kristallnacht of 1938 was about halfway between the German Leftists’ journey from the Bibliocaust to the Holocaust.  History will show whether the 2018-2020 pogroms were the middle of the road for the American Left.

In the meantime, there is a push to legalize political demands of the Left (and a corresponding process of criminalizing everyone else).  For example, we are witnessing a tectonic shift – from the fight against external terrorism, the American Intelligence services are being reoriented to the fight against “home-grown terrorism.” Translated from Newspeak, it means fighting dissidents, conservatives, and all other “undesirables.”

Noam Chomsky, one of America’s most influential Leftists, expressed this most vividly: “The smart way to keep people passive and obedient is to strictly limit the spectrum of acceptable opinion, but allow very lively debate within that spectrum – even encourage the more critical and dissident views.  That gives people the sense that there’s free thinking going on, while all the time the presuppositions of the system are being reinforced by the limits put on the range of the debate.”

We know how it all ended for the German Left, who embraced strikingly similar ideas and hatred of the dissenting intellect a half-century before Chomsky.  As for the supporters of the American Left, we emphasize that today, numerous memorial plaques devoted to the May 1933 biblioshame and Stolpersteine (cubes made from concrete and bronze dedicated to victims of the Nazis) are scattered throughout Germany.

Looking into the future? Imagine San Francisco, mid-21st century, post-Orwellian America.  On the wall of the building that used to be the headquarters of Twitter, there is a plaque.  The inscription states: “Here was the headquarters of an organization that brazenly arrogated to itself the right to digitally execute or digitally pardon any inhabitant of the planet, including the President of the United States of America.”

Twitter, Facebook, and other official and semi-official Democrat censors are not to blame for misinterpreting Chomsky’s call for anti-constitutional acts to “strictly limit the spectrum of acceptable opinion” and a fictitious “sense that there’s free thinking going on.” Their fault lies in the fact that they understood their task exactly right and thereby paved the way to the Bibliocaust of the 21st century. 

By historical standards, the transition from virtual Gulags to real Gulags can occur as quickly as it did a century ago.  Unfortunately, it looks like a historically unavoidable step in the ineluctable desacralization of Leftist Utopia.

American conservatives are being ‘otherized,’ just as Jews always have been

What is the name of the police officer at the Minnesota show trial? His given name is Derek Chauvin, but the circumstances of this trial suggest that perhaps his last name may as well be Dreyfus. French officer Alfred Dreyfus was neither the first nor the last to suffer from the mass hysteria of the brainless crowd. He was eventually acquitted on appeal, but there is no guarantee that the same fate awaits this Minnesota police officer. What’s common to both the Chauvin and Dreyfus cases is that a phony press, high-ranking politicians, and well-brainwashed citizens played a decisive role in something that the law and only the law should have operated.

The mass-disinformation media create their own reality, and in this reality, officers Alfred Dreyfus and Derek Chauvin are guilty. In America, this alternative reality is based on the fact that we allegedly have systemic, institutional racism. If we accept this point of view, we then must acknowledge that the systemically racist American judicial system delivered Chauvin a guilty verdict. Of course, this is a logical contradiction – if institutional racism exists, why would Chauvin be spending decades in prison?

Was the jury’s decision fair? From the jury’s point of view, of course. Otherwise, their lives and the lives of their families would not be worth a penny. From the point of view of the city of Minneapolis, it was very fair. Otherwise, the city would have been burned to the ground. From a legal point of view, this was a gross, unforgivable, but possibly deliberate mistake. It is entirely plausible that there is a sober calculation here – to postpone the pogroms until the appellate court’s decision. Most likely, the appellate decision will coincide precisely with the next presidential election or a Republican president’s inauguration.

With braggadocio, Antifa proudly proclaims that Chauvin’s conviction was possible only because of their “daring” campaign of mass terror and calls for further violent actions and attacks on law enforcement. “All cops are Derek Chauvin” – read their post-trial slogan. This also applies to flippant or frightened police officers who flinched and knelt in front of BLM and thereby demonstrated their weakness to the Leftists.

With grief, conservatives in America are now assigned a second-class status, just like the Jews in Nazi Germany. The appropriate term to describe this new political phenomenon would be Judenization.

The chaos on the streets of many American cities began in 2018 with Jewish pogroms. BLM and Antifa attacked Jews and synagogues. The chaos continued for years. In 2021, this Judenization of all American dissidents reached a new level.

Currently, American citizens who legally acquire or inherit firearms face the threat of confiscation. Most conservatives have been banished to digital Gulags and internet concentration camps. Conservatives are the only ones who warn that these virtual, digital Gulags are paving the way for the real Gulags.

Germany from 1933 to 1938 followed a similar path. The Nazis outlawed firearms for everyone except members of organizations associated with the Nazis. Censorship was rampant, including the public burning of “unwanted” books. Finally, an attempt was made to the “final solution to the Jewish question” – first in the Third Reich and then in the Soviet Union.

21st century America has so much in common with the Third Reich and the USSR, especially the juxtaposition of European Jews and American conservatives – and, indeed, all White Americans who have not abased themselves before the left. America is still far from full-fledged Nazi or Soviet terror. Today, this is just an inquisition against conservatives, Republicans, and other dissidents, but this may be just the beginning. If left unhindered, it is clear that the American Left is setting the stage for a “final solution to the conservative and White question.”

Chauvin’s trial may mean that soon the conservatives will have to wear an American flag badge on their clothes – as a sign of their second-class citizen status. The first-class citizens will not wear a swastika (after all, it’s the 21st century) but a badge with a hammer and sickle. An American professor, a BLM supporter, said immediately after Chauvin’s verdict: “One cop almost down. A massive carceral system and a million other cops, capitalism, White supremacy, patriarchy, ableism, misogyny, to go.”

Judaization came about because the reasons the Left hates America and the reasons the Left hates Jews are essentially the same. Anti-Americanism has always paralleled anti-Semitism, and the persecution of conservatives in America is strikingly similar to the persecution of European Jews.

Unfortunately, America has not learned the lessons of the pogroms of 2018-2020. For example, Minneapolis’s “autonomous zone” posted new rules that all Whites who enter the zone must follow. The rules oblige Whites to make every effort to actively demonstrate their position as second-class citizens.

Another example of Judenization in America is in Washington state. There, coronavirus vaccination is available foremost only to blacks, American Indians, and everyone else of color. Some medical institutions do not even schedule vaccination appointments for Whites at all – Whites are put on a separate, segregated waiting list.

There is no conclusive evidence for the existence of systemic racism in America. But there are signs of systemic Judenization.

In the slave era, Democrats masterfully used Blacks for their own purposes. After that, during segregation, the Democrats skillfully used Whites for their own purposes. Now the Democrats have switched back to Blacks and are using them to the fullest for their political ends. However, the mistakes of White Democrats in the 19th century against Blacks cannot be corrected in the 21st century by bullying White conservatives. We cannot get rid of the consequences of the existence of second-class people in the past by creating new second-class people.

The leftwing bandits’ incitement, along with legal, financial, and political support for persecuting conservatives and Whites is contrary to the Constitution and leads to an unnecessary confrontation in society. America does not need Judenization of any part of society; only anti-American forces need it. Of course, the primary victims of societal disintegration will be Black and White citizens who follow this sinister leftist ideology. At present, these forces are united against the common hated capitalist enemy – America, but the time is not far off when they will begin to gnaw each other’s throats.

When the Founders adopted the Declaration of Independence in 1776, that marked the beginning of our country. Almost 250 years later, many brainless Americans advocate adopting a Declaration of Dependence.

The Left wants American citizens to be entirely dependent on Washington. They want citizens to depend on handouts from the federal government. They want the welfare of citizens to depend on the degree of their conformity to ideas of narrow-minded Democrat gerontocracy. They want individual freedom and freedom of speech to depend on sincerity in supporting leftist dogmas. To achieve this, they must break our existing social compact. To that end, the Chauvin-Dreyfus affair means that most of America’s law-abiding citizens are undergoing a violent Judenization process, which will naturally be followed by an attempt at a “final solution.”

In the not-too-distant future, many unsuspecting Americans will be faced with the unfamiliar word Judenfrei or more precisely, they’ll face its Newspeak equivalent.

[Originally published by American Thinker]

Библиокост 88 лет спустя

10 мая исполняется ровно 88 лет Библиокосту – первому массовому сжиганию неугодных книг в Третьем Рейхе. К этой дате национал-социалисты еще даже не обладали всей полнотой власти. Лишь один из них, Адольф Гитлер, всего за несколько месяцев до описываемых событий был назначен канцлером Германии, и находился в прямом подчинении у президента Гинденбурга. Это яркое – и не только с политической точки зрения – событие стало возможным только благодаря Президенту Рейхстага Герману Герингу.

На выборах 5 марта 1933 года национал-социалисты, хотя и стали самой крупной фракцией в Рейхстаге, но так и не получили абсолютного большинства голосов. Находясь в весьма шаткой политической ситуации, Гитлер и Геринг смогли убедить Рейхстаг принять 27 марта 1933 года Закон о чрезвычайных полномочиях. Этим законом Рейхстаг делегировал полномочия принятия государственных законов канцлеру, то есть передавал и законодательную, и исполнительную власть в одни руки.

Но слово “убедить” является здесь, конечно, условным. Дело в том, что процедура принятия Закона о чрезвычайных полномочиях имеет поразительное сходство с нынешними дискуссиями об отмене филибастера в Сенате США. Филибастер – это кворум (три пятых всех голосов) для прекращения дискуссий по законопроекту, и с античных времен является краеугольным камнем в защите прав политической оппозиции. В Германии 1933 года тоже были требования к кворуму – две трети депутатов должны были присутствовать, но Геринг изменил правила игры. Он изменил процедуру голосования, и теперь отсутствие по неуважительной причине не учитывалось как основа для определения кворума.

После получения беспрецедентной власти нацисты начали действовать.

Крайний срок добровольной сдачи всего оружия военных образцов и соответствующих боеприпасов был назначен на конец марта. В марте же прошел обыск в доме Альберта Эйнштейна на предмет конфискации оружия. (Лауреата Нобелевской премии дома не было, и никакого оружия не было найдено). К сроку сдали оружие, разумеется, не все, и 4 апреля 1933 прошел массовый рейд для конфискации оружия, причем в основном оружие изымалось у евреев. Параллели здесь с призывами в левой американской прессе о запрете на данном этапе именно военных образцов оружия однозначные.

Сразу после атаки на аналог американской 2-й Поправки к Конституции, национал-социалисты Германии переключились на аналог американской 1-й Поправки. По историческим меркам политические атаки на свободу оружия и свободу слова проходили в Германии параллельно – и параллель здесь с аналогичными атаками в сегодняшней Америке тоже однозначная.

Современные американские социалисты, как немецкие социалисты и советские коммунисты до них, пришли к выводу, что оружие и слово – слишком опасные инструменты, чтобы оставлять их народу.

Вместе с явными параллелями между процессами в Америке в XXI веке и процессами в Германии в XX веке, следует отметить интересную (и пока малоизученную) разницу между ними. Если в Германии двойная атака на свободу слова и свободу оружия увенчались успехом, то в Америке налицо лишь успех со сжиганием книг – точнее, с его аналогом в XXI веке – с изгнанием из виртуального пространства. Если немецкие национал-социалисты работали лишь с физическими носителями информации (других, электронных, еще просто не было), то американские левые концентрируются именно на цифровых носителях.

Лишение трибуны, политическая цензура, уничтожение базы подписчиков, демонетизация и другие методы подавления инакомыслия – вот неполный перечень арсенала современных левых. Возможно, мы так и не увидим горы горящих книг “неправильных” и “неблагонадежных” авторов в Америке – слишком сильна память о нацизме, и угроза катастрофической потери политического капитала останавливает тех, кто создал эрзац-нацистские американские аналоги (Antifa, BLM) немецких штурмовиков-коричневорубашечников SA.

Поразительным является не столько тактика левых, разделенных целым столетием, сколько количество параллелей (разной степени близости, разумеется) между процессами в Германии и США. Само существование такого множества параллелей наталкивает на мысль, что нам действительно следует опасаться того, что произошло в Германии.

Америке следует опасаться трансформации Библиокоста в Холокост.

Подобный процесс занял в Германии несколько лет, и вряд ли американским левым удастся этот процесс ускорить. Кроме того, вряд ли в центре этого процесса будут американские евреи. Процесс юденизации в Америке гораздо шире, чем в Германии, и охватывает все расы, все национальности, и все вероисповедания, существующие в Америке.

Еще одна параллель между описываемыми процессами состоит в том, что и те, и другие левые стараются действовать легальными методами. Даже такие вопиющие нарушения, как удаление действующего президента из социальных сетей и организация всеобъемлющей слежки за ним, его семьей, и его выборным штабом, были скрупулезно обставлены с юридической точки зрения.

Нацистам понадобилось пять лет, чтобы на легальных основаниях пройти путь от Библиокоста до Хрустальной Ночи. Но после Хрустальной Ночи всякая видимость законности была отброшена. Хрустальная Ночь 1938 года оказалась примерно в середине пути немецких левых от Библиокоста к Холокосту. История покажет, были ли погромы 2018–2020 годов серединой пути для американских левых.

Пока же в Америке налицо процесс легализации политических требований левых (и соответствующий процесс криминализации всех остальных). Например, мы являемся свидетелями тектонического сдвига – от борьбы с внешним терроризмом американские спецслужбы переориентируются на борьбу с “доморощенным терроризмом” – имеются в виду борьба с диссидентами, консерваторами, и всеми другими инакомыслящими.

Наиболее ярко это выразил один из самых влиятельных американских леваков Наум Хомский: “Разумный способ удержать людей пассивными и послушными – это строго ограничить спектр приемлемых мнений, но разрешить очень живые дебаты внутри этого спектра – даже поощрять более критические и диссидентские взгляды. Это дает людям ощущение свободного мышления, в то время как исходные предпосылки системы подкрепляются ограничениями, налагаемыми на диапазон дебатов”.

Чем закончилось все для немецких левых, которые проповедовали поразительно похожие идеи и поразительно похожую ненависть к инакомыслящему интеллекту, мы знаем. А для сторонников американских левых отметим, что по всей Германии сейчас разбросаны многочисленные мемориальные доски, посвященные библиопозору мая 1933 года, и Камни Преткновения (Штолперштайны), посвященные жертвам Холокоста.

Хотите заглянуть в будущее? Представьте себе середину XXI века, Сан-Франциско, пост-оруэлловская Америка. На стене здания, где раньше находилась штаб-квартира Твиттера, висит мемориальная доска с надписью: “Здесь находилась штаб-квартира организации, которая нагло присвоила себе право виртуально казнить и миловать любого жителя планеты, включая Президента Соединенных Штатов Америки”.  

Вина Твиттера, Фейсбука и других официальных и полуофициальных цензоров Демократической партии состоит не в том, что они неправильно интерпретировали призыв Хомского к антиконституционному “ограничению спектра приемлемых мнений” и фальшивому “ощущению свободного мышления”. Их вина состоит в том, что они поняли свою задачу как раз правильно, и тем самым открыли дорогу к Библиокосту XXI столетия.

По историческим меркам, переход от виртуальных Гулагов к реальным Гулагам может состояться так же быстро, как и столетие назад. К сожалению, это выглядит как исторически неизбежный шаг в неотвратимой десакрализации очередной левой утопии.

The Sovereign Tyflocracy

We live in an era of striking disunion in the United States of America.  The bosses of the Republican Party are so separated from the rank-and-file members of the party that sometimes it seems that they came to Earth from a different planet.  The bosses of the Democrat party are so separated from ordinary Americans and so close in their ideology to the Socialist International that one wonders whether the processes of socialist transformation in America are reversible.

The Republican meritocracy was replaced by the plutocracy of the Democrats, but the process did not stop there.  What’s happening?

Several years ago, a new term was introduced in political philosophy — tyflocracy.  It was introduced by analogy with the word “democracy.”  Demos (δῆμος) in Greek is people, and kratos (κράτος) is power.  So democracy is the rule of the people.  The word tyflocracy comes from the Greek word “tyflos” (τυφλoς), which means “unseeing.”  This does not mean the blind, but precisely the one who does not see.  The ones who do not want to see.  The ones who have closed their eyes.  This means that the government does not see, does not hear, and does not want to know anything about how its country’s citizens live.  The government is preoccupied with only one problem: how to maintain its own power at any cost.

Tyflocracy is a form of government in which the government is in an asymmetric war with its own people.

What they are doing in Russia with dissidents in general and Navalny, in particular, is not following the law.  It is a war with their own people.  It is a sovereign tyflocracy.

Navalny’s prolonged execution is neither the first nor the last in the history of Russia.  Nemtsov was executed.  Magnitsky was executed.  Politkovskaya was executed.  Now it’s Navalny’s turn.  Some rulers of Russia were quite merciful and noble people.  They executed unwanted political opponents so they would not suffer for a long time — quickly, and without losing the moral authority of the subjects still at large.  But that was in the distant past.  The country’s current leadership lacks the mercy of the enlightened nobility.  It needs the victim to die in agony.

From the American point of view, both Putin and Navalny are not America’s friends.  There is not even a certainty that there are any ideological differences between them, except for their diametrically opposed views on corruption.  The correct way out for Russia would be to use the bit of political folklore, well known in the West, that politicians, like diapers, should be changed regularly and for the same reason.

Why did the conversation lead us to Russia?  Because if Russian tyflocracy is evident, then here, in America, any sane person can easily find the symptoms of the coming sovereign tyflocracy.  Here in America, with rare exceptions, the process of changing political diapers in Washington has not only stalled, but practically stopped.

Always and everywhere, the tyflocracy protects only its own.  In Russia, you must be an active member of the United Russia party, and then you will get away with almost everything.  In America, you must be an active member of the Democrat party or its militant wings (Antifa, BLM), and then you can get away with anything.

When exactly did American meritocracy begin to turn into a tyflocracy?  If for Russia, the answer to this question is more or less clear, for America, it is not so simple.  At the moment, we can say with certainty only that the level of confrontation between the federal government and Americans correlates with the level of leftism of the current inhabitant of the White House.

The American intelligence services are openly jealous of the Russian intelligence services, and they are trying with all their might to emulate the “achievements” of Putin’s Russia.  For example, they have done something that even the KGB did not think of: they use the resources of the USPS to collect information about conservatives and other dissidents on social networks.

By the way, the notorious Baikalfinancegroup actually has appeared in America — under a different name, but the idea remains the same.  (It should be noted that, as in the case of Navalny, there were practically no ideological differences between Putin and Khodorkovsky.  They have plenty of differences — primarily political, but not ideological).

The Global Resource System company was organized in September last year.  On the evening of Biden’s inauguration day, it received 4% of the world’s internet from the new administration (for comparison, the entire U.S. government uses half of that number of internet addresses).  This company does not even have a website.  No one ever picks up the phone.  There is a large office building at the registered address; however, neither security nor the front desk has ever heard anything about this company.  As of January 20, 2021, this company controls more internet addresses than AT&T or Comcast.  The American branch of Baikalfinancegroup is flourishing, having received an unprecedented portion of internet real estate for private use.

Many Russian-speaking Americans have long felt like time travelers.  Since the ’70s and ’80s, they have seen lies on TV and in newspapers.  There exists somewhere an invisible and omnipotent Glavlit (Soviet Censorship Office).  Persecution of dissidents and non-conformists, including criminal prosecution, is now the norm.  Add to this list the insanity of decrepit leaders.

Finally, both Putin and the American left are moving toward the same goal: the complete elimination, marginalization, and criminalization of the opposition.

Let us note another indispensable attribute of tyflocracy: the rewriting of history.  Everyone is familiar with the practice when, during Stalin’s time, entire newspaper runs were confiscated to remove unwanted people from history or retouch photographs already published.  The hardest part is cleaning up those stories that have already become widely known.  In America, for example, there is the story of top feminist Margaret Sanger.

Recently, the president of America’s premier abortion corporation, Planned Parenthood, erupted in the New York Times with an article where she denounced Planned Parenthood founder Margaret Sanger.  She condemned the racism, eugenics, and white suprematism of the founder.  When conservatives — including yours truly — have used the same arguments over the years, we have been dragged through the mud.  It turns out that the conservatives were right.  Sanger’s fight for birth control, which Planned Parenthood would turn into the pursuit of abortion after her death, was actually the “most humane” way to dispense with the “unfit” population of America, not a struggle for women’s rights.

The saga of public self-flagellation of feminists is a logical continuation of the war with its own people.  The system makes it abundantly clear that only open-hearted confession (no matter the subject) and, thereby, demonstrating unquestioning obedience to the latest general party line is the key to success. 

At the same time, political bosses are by and large not interested in what exactly your frank confession consists of.  Many use this and choose something innocent (from their point of view) — for example, confession of non-traditional sexual orientation.  The left is interested in control and only control, and leftists do not allow any discrimination on how exactly a person demonstrates his unconditional loyalty to leftist dogma.  On the contrary, leftists give unprecedented freedom to choose the method of political self-flagellation, self-humiliation, self-submission, self-serfdom, and other components of political self-auto-da-fe.

However, leftists are in a hurry.  Trump’s lesson has not been in vain: leftists know they have a minimal window of opportunity to build post-American America.  From the point of view of the party of (D)eceit, an advanced tyflocracy in America must be established before the 2024 elections.  The commissars are afraid that those many millions who long for America as founded will have their say.

[Originally published by American Thinker]

Суверенная тифлократия

Мы живем в эпоху поразительного разъединения в Соединённых Штатах Америки. Боссы Республиканской партии настолько отделены от рядовых членов партии, что порой кажется, что они прибыли на Землю с другой планеты. Боссы Демократической партии настолько отделены от рядовых американцев и настолько близки по своей идеологии к Социнтерну, что невольно задаешься вопросом о том, являются ли процессы социалистических преобразований в Америке обратимыми.

На смену республиканской меритократии пришла плутократия демократов, но на этом процесс не остановился. Что происходит?

Несколько лет назад в политической философии был введен новый термин – тифлократия. Введен он по аналогии со словом демократия. Демос (δῆμος) по-гречески – народ, а кратос (κράτος) – власть. Так что демократия – это власть народа.  Слово тифлократия происходит от греческого слова “тифлос” (τυφλός), что означает “не видящий”. Имеется в виду не слепой, а именно не видящий, не желающий видеть, закрывший глаза. Имеется в виду правительство, которое не видит, не слышит, и не желает ничего знать о том, как живут граждане страны. Правительство занято лишь одной проблемой – как сохранить собственную власть любой ценой.

Тифлократия – это такая форма государственного устройства, при котором правительство ведет войну со своим собственным народом.

Во главе России стоит глупый, озлобленный, недальновидный и трусливый человек. То, что в России делают с Навальным – это не соблюдение закона. Это – война со своим собственным народом. Это – суверенная тифлократия (аналог на новоязе – суверенная демократия) в действии.

Попытка казни Навального – это не первая и не последняя подобная расправа в истории России. Был казнен Немцов. Был казнен Магнитский. Была казнена Политковская. Теперь настала очередь Навального. Некоторые правители России были достаточно милосердными и благородными людьми. Они казнили неугодных политических противников так, чтобы те долго не мучались. Быстро и без потери морального авторитета у оставшихся пока на свободе подданных. Но это было в былинном прошлом. А у нынешнего руководства страны милосердие просвещенного дворянства отсутствует – ему просто необходимо, чтобы жертва умирала в муках.

С американской точки зрения, и Путин, и Навальный, разумеется, не являются друзьями Америки. Нет даже уверенности в том, что между ними существуют какие-либо идеологические разногласия, кроме их диаметрально противоположных взглядов на коррупцию. И Путин, и Навальный являются недругами Америки (в разной степени, разумеется). Для Америки дело Навального – это просто какая-то азиатская дикость, какая-то азиатская жестокость, как следствие существования фактически несменяемой власти. Как говорят на Западе, политиков, как и памперсы, следует менять регулярно, и по той же самой причине.

Почему разговор привел нас к России? Потому что, если в России тифлократия налицо, то и здесь, в Америке, любой здравомыслящий человек может без труда найти симптомы грядущей суверенной тифлократии. Здесь, в Америке, за редкими исключениями, процесс смены политических памперсов в Вашингтоне не просто затормозился – он практически остановился.

Везде и всегда система тифлократии защищает только своих. В России ты должен быть активным членом Единой России, и тогда тебе практически все сойдет с рук. В Америке ты должен быть активным членом Демократической партии или ее боевого крыла ККК, Антифа, или BLM, и тогда тебе все сойдет с рук.

Когда именно американская меритократия начала превращаться в тифлократию? Если для России ответ на подобный вопрос более или менее понятен, то для Америки не все так однозначно. Сейчас можно определенно утверждать лишь то, что уровень противостояния федерального правительства с собственным народом коррелирует с уровнем левизны обитателя Белого Дома.

Американские спецслужбы откровенно завидуют российским спецслужбам, а лавры Байкалфинансгруп, похоже, не дают американским демократам покоя. Они всеми силами пытаются эмулировать “достижения” путинской России. Например, они сделали то, до чего даже КГБ не додумалось – они используют ресурсы американской почтовой службы для сбора информации о консерваторах и других инакомыслящих в социальных сетях.

Кстати, пресловутый Байкалфинансгруп на самом деле появился в Америке. Под другим именем, конечно. Но идея та же самая. (При этом необходимо отметить, что, как и в случае с Навальным, между Путиным и Ходорковским практически не было идеологических разногласий. Между ними были другие разногласия – имущественные и политические, но не идеологические).

Компания Global Resource System была организована в сентябре прошлого года, а вечером в день инаугурации Байдена получила в пользование от новой администрации 4% всего мирового интернета (для сравнения – все правительство США использует в два раза меньше интернет-адресов). Компания эта по указанному адресу не существует, у нее даже нет вебсайта. По указанному телефону никто никогда не берет трубку. По адресу регистрации расположено большое офисное здание, но при входе ни охрана, ни стойка регистрации ничего об этой компании не слышали. Тем не менее, с 20 января 2021 года эта компания контролирует больше интернет-адресов, чем AT&T или Comcast. Американский филиал Байкалфинансгруп процветает, получив в частное пользование беспрецедентную порцию интернет-недвижимости.

Многие русскоязычные американцы давно чувствуют себя путешественниками во времени. Как и в 70-х и 80-х, они видят ложь по телевизору. Ложь в газетах. Где-то существует невидимый и всесильный Главлит и цензура. Преследование инакомыслящих и диссидентов, в том числе и уголовное, теперь уже является нормой. Добавим к этому списку шепот на кухнях при разговоре с друзьями и маразм дряхлых вождей. Наконец, и Путин, и американские левые движутся к одной цели – полному устранению и законодательной криминализации оппозиции.

В заключение отметим еще один непременный атрибут тифлократии – переписывание истории. Всем хорошо знакома практика, когда во времена Сталина конфисковывались целые тиражи газет, чтобы удалить из истории неугодных персонажей или отретушировать уже опубликованные фотографии. Наиболее сложным является подчистка тех историй, которые уже стали широко известны. В Америке, например, такой историей является история феминистки №1 Маргарет Сангер.

17 апреля президент главного американского абортария Planned Parenthood на страницах Нью-Йорк Таймс разразилась статьей, в которой она гневно осуждает основательницу Planned Parenthood Маргарет Сангер. Осуждает за расизм, евгенику, и белый супрематизм. Когда консерваторы – в том числе и ваш покорный слуга – на протяжении многих лет использовали те же самые аргументы, нас смешивали с грязью. Оказывается, консерваторы были правы – вся эта борьба за аборты на самом деле задумывалась мадам Сангер как “наиболее гуманный” способ уничтожения черного населения Америки, а не как борьба за права женщин. Это была борьба за “расовую чистоту Америки”, а не за женское равноправие.

Кроме всего прочего, статья раскрывает ранее неизвестные страницы истории – например, мадам Сангер поддерживала женское отделение Ку-Клукс-Клана. Сангер называла черных и других цветных “сорняками человечества” и призывала к борьбе с этими сорняками. Открытые ею абортарии изначально предназначались исключительно для черных женщин, и остаются такими до сих пор.

Сага с публичным самобичеванием феминисток – это логическое продолжение войны со своим собственным народом. Система дает понять, что только чистосердечное признание (все равно в чем) и, тем самым, демонстрация беспрекословного подчинения генеральной линии партии являются залогом успеха. Например, чистосердечное признание в том, что ты выбрал своих родителей неправильно (опрометчиво выбрал белых или еще кого-то, кого ЦК Демократической партии на последнем Пленуме назначил козлами отпущения), является в настоящее время наиболее модной формой конформизма.

При этом политических боссов по большому счету не интересует, в чем именно состоит твое чистосердечное признание. (Многие этим пользуются и выбирают нечто, с их точки зрения, невинное – например, признание в нетрадиционной сексуальной ориентации). Левых интересует контроль, и только контроль, и никакой дискриминации по тому, как именно человек демонстрирует свою безоговорочную лояльность, они не позволяют.

Тифлократия дает беспрецедентную свободу выбора метода самобичевания, самоунижения, самоподчинения и других компонентов политического самоаутодафе.

При этом леваки в Америке спешат. Урок Трампа не прошел даром – левые знают, что у них окно возможности ограничено. С точки зрения левых, продвинутая тифлократия в Америке обязана быть построена до выборов 2024 года. Левые боятся того, что более чем 300-миллионный народ, у которого на руках только зарегистрированного оружия 400 миллионов стволов, скажет свое слово.

Biden Goes for Broke

Traditionally, every American president has been compared to his predecessors.  From this point of view, the main divide between Biden and Trump is that Biden is 100% predictable, and Trump was not.  Trump’s unpredictability baffled everyone, domestically and internationally.  On the other hand, Biden is an open book, and this book even has a title: “Resolutions of the 19th Congress of the Chinese Communist Party.”

Predictably, Biden believes that all the problems facing America are connected directly or indirectly with the previous president and his millions of followers, all of whom are racists.  Actually, all Democratic presidents adhere to this opinion.  Still, there is a big difference between the militant socialist Obama and the awkward socialist Biden.  If Obama tried to put America on a socialist track through legal, economic reforms, such as an attempt to nationalize the health care industry, Biden chose a different path.  Biden is trying to achieve the left’s goals with the help of financial mechanisms.

Biden’s long-announced infrastructure bill is a multi-trillion-dollar and multi-year project.  Its result should be an economy in which the primary employer in America will be not private companies, but the federal government.  One federal employer, one federal legal owner of a gun, and one national ideology – this is the idée fixe of all the left.  At the same time, under Obama, the nationalization of industry de jure did not occur, so Biden is trying to achieve this goal de-facto.

The American left is looking to the future with hope because the cost of Biden’s mega-project exceeds the wealth of all American billionaires combined.  Even theoretically, the American rich will not be able to resist this – they have too little money.  Biden’s program attempts to fulfill the dream of all leftists of equality of end results, which directly contradicts the fundamental American tradition of equality of initial conditions.

The same goes for Biden’s education initiatives.  In theory, focus on education should not be rejected by the public.  Still, Biden’s plan aims not simply to increase federal funding for education, but to establish unrestricted federal control over education, teachers, and school curricula.

If Biden’s mega-project on infrastructure comes to fruition, there is little chance that all subsequent presidents can do anything to stop it.  If Congress allocates the money, then all subsequent presidents will have to implement the Biden project, whether they like it or not.  A typical example of such collisions is the construction of a wall on the border with Mexico.  Biden really does not want to build this barrier, but the law is the law, and Biden is obligated to continue Trump’s work.

If we mentioned the Mexican border, we must also mention Vice President Harris, with her demonstrative inaction over the chaos on the southern border.  It should be noted that, from the Democratic point of view, the uncontrolled infiltration of illegal, or, as they are also called, undocumented aliens represents a well ordered – not chaotic – expansion of the electoral base of the left with the help of an avalanche of undocumented Democrats.  In particular, the Biden administration has completely abolished fines for illegal aliens for illegal stay in the United States.

It is also sadly necessary to state that it was under Biden that conservatives and all other dissidents in America were given the status of second-class citizens.  Most dissidents have been banished to digital Gulags and internet concentration camps.  Conservative opinion, like any other dissent, is declared extremist in Biden’s America.  Unfortunately, we know that virtual, digital prisons are paving the way for real Gulags.

Democrats under Biden do not even try to hide their politically motivated criminal prosecution of the opposition.  The case against Rudy Giuliani is an act of outright revenge for the troubles that Giuliani had brought to Biden’s family.  Who could have guessed that the most successful mayor of New York’s apartment would be raided before the homes of the participants in the shameful Russian hysteria or the son of President Biden? 

At the same time, there was another episode of Soviet-like justice in America: FBI agents demonstratively seized only those computers that, according to Giuliani himself, did not contain information about Biden’s son.  Without verification, Giuliani was taken at his word, although he several times during a search offered copies of Biden’s son’s computer disks to FBI agents.  The FBI agents were well aware that the real purpose of their visit was not a search per se, but intimidation of the dissident.

Unfortunately, this search of Giuliani’s apartment and office is only a minor episode in the leftists’ ambitious strategy to criminalize the political opposition.

Besides criminalizing the opposition, Biden is also planning an unprecedented program to marginalize the opposition.  This includes, for example, the desire to altogether abolish the filibuster in the Senate to pass laws by a simple majority.  This will mean a fundamental transformation of America – in the new America, the opposition will have no rights and play a purely decorative, symbolic role.

In addition to the ambitious plans outlined, Biden also demonstrated several unforgivable mistakes.

He appropriated to himself (or rather, tried to appropriate) Trump’s merits in creating a vaccine against the coronavirus.  Sadly for Biden, the American people are not a mindless herd that does not remember what happened a year ago.  Americans have an innate sense of justice, and outright lies and claims about the vaccine have resulted in a significant loss of Biden’s political capital.

Biden’s dispatch of two warships to the Black Sea for symbolic support of Ukraine was canceled by the same Biden.  Moreover, it was canceled at the first angry shout from Moscow.  If Trump had done something like this, it would definitely have led to his third impeachment.

Altogether, Biden’s first 100 days have confirmed that he is an unexploded political bomb with a timed detonator.  It is not known when this bomb will explode.  Still, in his first 100 days, Biden systematically and mindlessly squandered his political capital, to the delight of not only the opposition, but also his own vice president.

Joe Biden managed to develop a simple and effective plan for America’s bankruptcy in 100 days.  Therefore, he reached the turn of the first 100 days, unfortunately, like a laughingstock of the whole world.  It is already clear that Biden will take honor in the small pantheon of anti-American American presidents.  So far, it is not evident that Sleeping Joe possessed sufficient intellectual potential to change the status quo.

[Originally published in American Thinker]

Спящий Джо: 100 первых дней на пути к банкротству Америки

Традиционно, любого американского президента сравнивают с его предшественниками. С этой точки зрения главный водораздел между Байденом и Трампом состоит в том, что Байден предсказуем на 100%, а вот Трамп предсказуем не был. Непредсказуемость Трампа ставила в тупик всех – и внутри страны, и за ее пределами. Байден же – открытая книга, причем эта книга даже имеет название: “Решения XIX Съезда Коммунистической партии Китая”.

Вполне предсказуемо, Байден считает, что все проблемы, стоящие перед Америкой, связаны либо напрямую, либо косвенно с предыдущим президентом и миллионами его последователей, причем все они – расисты.  Собственно, этого мнения придерживаются все президенты-демократы. Но, тем не менее, существует большая разница между воинствующим социалистом Обамой и неуклюжим социалистом Байденом. Если Обама пытался перевести Америку на социалистические рельсы с помощью легальных экономических реформ – таких, например, как попытка национализации индустрии здравоохранения, то Байден выбрал другой путь. Байден пытается достичь тех целей, которые ставят перед собой левые, с помощью финансовых механизмов.

Давно анонсированный законопроект Байдена по инфраструктуре – это многотриллионный и многолетний проект. Его результатом должна стать экономика, в которой основным работодателем в Америке будут не частные компании, а федеральное правительство. Один федеральный работодатель, один федеральный легальный владелец оружия, и одна федеральная идеология – вот идея-фикс всех левых. При этом, поскольку де-юре национализации промышленности при Обаме не произошло, Байден пытается достичь этой цели де-факто.

Американские левые смотрят в будущее с надеждой, потому что стоимость мегапроекта Байдена превышает богатство всех американских миллиардеров, вместе взятых. То есть даже теоретически американские богачи не смогут этому противостоять – деньжат у них маловато. Программа Байдена пытается осуществить мечту всех левых о равенстве конечных результатов, что прямо противоречит фундаментальной американской традиции о равенстве начальных условий.

То же самое касается инициатив Байдена в области образования. Теоретически, все, что касается образования, не должно вызывать неприятия у публики, но план Байдена нацелен не столько на увеличение федерального финансирования образования, сколько на установление неограниченного федерального контроля над образованием, учителями, и школьной программой.

Если мегапроект Байдена по инфраструктуре будет воплощен в жизнь, то все последующие президенты мало что могут сделать для его прекращения. Если деньги Конгрессом будут выделены, то всем последующим президентам придется претворять в жизнь проект Байдена, хотят они этого или нет. Типичный пример подобных коллизий – это строительство стены на границе с Мексикой. Байдену очень не хочется строить этот барьер, но закон есть закон, и после небольшой задержки Байден, как известно, вынужден был продолжить дело Трампа.

Если мы упомянули мексиканскую границу, то необходимо упомянуть и вице-президента Харрис с ее демонстративным бездействием по поводу хаоса на южной границе. Следует заметить, что, с точки зрения демократов, бесконтрольное проникновение нелегальных, или, как их еще называют, не задокументированных иммигрантов, представляет собой вполне упорядоченное – а не хаотическое – расширение электоральной базы левых с помощью лавины не задокументированных демократов. В частности, администрация Байдена полностью отменила штрафы нелегалам за незаконное нахождение на территории США.

С горестью также приходится констатировать, что именно при Байдене не только консерваторам, но и всем другим инакомыслящим в Америке присвоен статус граждан второго сорта. Большинство диссидентов изгнаны в цифровые ГУЛАГи и интернетовские концлагеря. Консервативное мнение, как и любое другое инакомыслие, объявлены в Америке Байдена экстремистским. К сожалению, мы знаем, что виртуальные, цифровые ГУЛАГи прокладывают дорогу к настоящим ГУЛАГам.

По аналогии с Третьим Рейхом, в котором планировалось “окончательное решение еврейского вопроса”, похоже, американские левые готовят почву для “окончательного решения консервативного вопроса”. Вместе с тем, вполне очевидно, что нельзя избавиться от последствий существования в прошлом людей второго сорта путем создания новых людей второго сорта.

Демократы при Байдене даже не пытаются скрывать свое политически-мотивированное уголовное преследование оппозиции.

Кто мог предположить, что обыски у самого успешного мэра Нью-Йорка произойдут еще до того, как пройдут обыски у участников позорного “русского дела” и сына президента Байдена? Дело против Руди Джулиани – это неприкрытая месть за те неприятности, которые доставил семье Байденов Джулиани.

При этом произошел очередной эпизод басманного правосудия в Америке – агенты ФБР демонстративно изъяли только те компьютеры, на которых, по словам самого Джулиани, не содержится информации о сыне Байдена. Джулиани поверили на слово, без проверки, хотя он несколько раз во время обыска предлагал копии дисков компьютера сына Байдена агентам ФБР. Агенты ФБР прекрасно осознавали, что реальная цель их визита – не обыск как таковой, а запугивание диссидента.

Этот предрассветный обыск в квартире и офисе Джулиани, к сожалению, является лишь небольшим эпизодом в масштабной стратегии левых по криминализации политической оппозиции.

Но кроме криминализации оппозиции, Байден планирует также беспрецедентную программу маргинализации оппозиции. Сюда относится, например, желание полностью упразднить филибастер в Сенате, чтобы принимать законы простым большинством голосов. Это будет означать фундаментальную трансформацию Америки – в новой Америке оппозиция фактически не будет иметь никаких прав и будет играть чисто декоративную, символическую роль.

Кроме намеченных грандиозных планов, Байден продемонстрировал также несколько непростительных ошибок.

Он присвоил себе (точнее, попытался присвоить) заслуги Трампа в создании вакцины от коронавируса. Но американский народ – это не безмозглое стадо, которое не помнит, что было год назад. У американцев есть врожденное чувство справедливости, и откровенная ложь и присвоение себе заслуг Трампа по поводу вакцины привели к существенной потере политического капитала Байдена.

Отправка Байденом двух военных кораблей в Черное море для символической поддержки Украины была отменена тем же Байденом. Причем отменена по первому же гневному окрику из Москвы. Если бы нечто подобное сделал Трамп, то это однозначно привело бы к его третьему импичменту.

В целом первые 100 дней Байдена подтвердили, что он является неразорвавшейся политической бомбой со взрывателем замедленного действия. Когда эта бомба рванет, неизвестно, но в свои первые 100 дней Байден планомерно и безмозгло разбазаривал свой политический капитал, к радости не только оппозиции, но и своего собственного вице-президента.

Джо Байден умудрился за 100 дней предложить простой и эффективный план банкротства Америки. Поэтому он вышел на рубеж первых 100 дней, к сожалению, как посмешище для всего мира. Уже сейчас понятно, что Байден займет почетное место в небольшом пантеоне антиамериканских американских президентов. И пока не видно, чтобы Спящий Джо владел достаточным интеллектуальным потенциалом, чтобы изменить статус-кво.