Слушайте и смотрите Давидзон Радио с моим участием

Понедельник, 18 мая, с 17:10 до 19:00 по Нью-Йорку в передаче Данила Русакова «Рикошет».

Прямая телевизионная трансляция доступна только подписчикам платного канала RTN WMNB (запись передачи будет в открытом доступе через несколько дней).

Прямая аудио интернет-трансляция http://www.davidzonradio.com/index620.php

Телефон прямого эфира (с 18:05 до 19:00): +1-718-303-9090

Русские в «русском деле» Трампа. Часть II

Окончание. Часть I

Ираклий Кавеладзе, бывший москвич, попал на встречу с Трампом-младшим тоже случайно – его пригласили в качестве переводчика, но Наталья Весельницкая привела с собой своего переводчика – Анатолия Самочорнова. Поэтому Ираклий, вице-президент компании Крокус, остался не у дел, и в беседе участия вообще не принимал. Он не знал никого на этой встрече, кроме Роберта Голдстоуна – друга владельца Крокуса Араса Агаларова.

Другими словами, организация этой встречи была стандартно-безалаберной. При этом Кавеладзе сразу почувствовал, что здесь что-то не ладно, когда Весельницкая вместо строительного или шоу бизнеса вдруг заговорила об усыновлении детей-сирот.

Никому из приближенных Трампа эта тема не была знакома, и они в разгар предвыборной гонки откровенно не желали ничего слышать ни о Магнитском, ни об усыновлении российских детей. Когда сын Трампа в конце концов все-таки спросил о том, каким именно образом криминальные (по утверждению Весельницкой) деньги Браудера оказались у Хиллари Клинтон, ответом Ахметшина было: «Почему бы вам самим не расследовать это?» В ответ Трамп-младший рассмеялся, и это ознаменовало конец встречи и полный провал тех, кто хотел внедриться в штаб Трампа таким топорным образом.

По словам Кавеладзе, уже после выборов 2016 года была еще одна попытка россиян установить связь с командой Трампа, но им в очередной раз было вежливо отказано. (Разумеется, сторонники того, что Трамп – на побегушках у Путина, будут интерпретировать это так – в самом деле, зачем Трампу понадобился еще один канал связи с Путиным? Ведь он давно уже получает все инструкции непосредственно от Путина, зачем же ему этот дополнительный канал связи?)

Отчет, который Ираклий Кавеладзе дал своему боссу Агаларову по окончании встречи, был предельно простым: «Пустая трата времени» (Стенограмма слушаний Кавеладзе, стр. 66). А Роберт Голдстоун по завершении встречи подошел к сыну Трампа и извинился за организацию этой бесполезной встречи в разгар выборной кампании.

Теперь понятно, почему протокол слушаний Ираклия Кавеладзе в Конгрессе был засекречен?

Последнее действующее лицо в советском квартете – Феликс Сатер, который эмигрировал вместе с родителями из Москвы в возрасте 6 лет. Он в течение 7 лет успешно работал на Уолл-стрите, но потом его жизнь пошла по наклонной – он оказался замешанным в финансовых махинациях.

Когда он очутился на самом дне, ему протянуло руку помощи ФБР. Феликс стал сотрудничать с ФБР, а затем и с ЦРУ, добывая, иногда с угрозой для жизни, ценные разведывательные данные. Например, это именно ему удалось раздобыть номер телефона Бин Ладена (в Стенограмме слушаний Сатера его разведывательный послужной список составляет несколько страниц).

Но это была тайная жизнь Феликса Сатера. В обычной же жизни он занимался покупкой-продажей недвижимости. То есть тем же самым, что и Дональд Трамп.  При этом его фирма находилась на 24-м этаже Башни Трампа в Нью-Йорке, а фирма Трампа – на 26-м. Сотрудничество двух фирм началось примерно в 2000 году. Именно Сатер начал в 2005-2006 годах прорабатывать идею строительства Отеля Трампа в Москве. Но тогда идея не получила развития.

Идею возродили через 10 лет.

Сатер подробно описывает внутреннюю механику того, как именно подготавливаются многомиллиардные международные сделки, и каким изощренными способами команда Трампа пыталась выйти на близкое окружение Путина для того, чтобы получить разрешение на постройку Отеля Трампа в Москве. Надежда, как известно, умирает последней – Трамп вплоть до победы на выборах в ноябре 2016 года надеялся на постройку фешенебельного Отеля Трампа в Москве.

К сожалению, Феликс Сатер ошибался, когда надеялся на то, что Путин заинтересован в улучшении взаимоотношений между Россией и США. Сатер также предполагал, что Путин «достаточно умен», чтобы понять всю выгоду постройки Отеля Трампа в Москве (Стенограмма слушаний Сатера, стр. 40). Но Путин, как известно, оказался недостаточно умен, и пошел на открытую конфронтацию и дискредитацию Трампа.

Стенограмма слушаний Сатера показывает, что в 2015-2016 годах окружение Трампа предприняло серию отчаянных попыток выйти на Путина для получения разрешения на строительство. Кроме того, они культивировали не менее трех(!) различных источников финансирования проекта (традиционно, этими источниками всегда выступали локальные банки). Они пытались выйти на Путина и через неких друзей братьев Ротенбергов, и через неких знакомых пресс-секретаря Путина Пескова, и через каких-то бизнесменов.

Но ни один канал не сработал.

Зная многолетнюю историю сотрудничества Сатера с ФБР и ЦРУ, можно предположить, что политический сговор Трампа и Путина, если бы и состоялся, то стал бы известен американским правоохранительным органам в тот же самый день.

При этом Доклад Мюллера хранит подозрительное молчание о том, что Феликс Сатер был завербован ФБР.

Теперь понятно, почему протокол слушаний Феликса Сатера в Конгрессе был засекречен?

Немногочисленным оставшимся к настоящему времени сторонникам теории «Трамп – марионетка Путина» придется сильно потрудиться для того, чтобы объяснить эти многочисленные безуспешные попытки сотрудников Трампа добиться контакта с Путиным – ведь, по их мнению, Трамп уже задолго до выборов начал получать руководящие указания непосредственно от Путина. 

Но Путин разрешения на строительство не только не дал – он подложил Трампу свинью, причем три раза подряд, что, вероятно, и предопределило жесткое отношение Трампа к Путину на много лет вперед. Напомню, что Путин отказал Трампу в постройке Отеля Трампа в Москве два раза – в 2013 и 2016 годах. Третьим ударом по Трампу было внедрение фальшивого, подметного досье на Трампа через российские спецслужбы в выборный штаб Хиллари Клинтон, но, как известно, в конечном итоге пострадал от этого не Трамп, а пенсионер Скрипаль. При этом Трамп имеет вполне четкое представление о том, кто именно принимает окончательное решение в России по любым сделкам объемом в один миллиард долларов и выше.

Все четыре опубликованные стенограммы слушаний демонстрируют истошные, беспорядочные попытки сторонников теории сговора между Трампом и Путиным в Палате Представителей Конгресса США найти хоть какие-нибудь факты, подтверждающие эту теорию. Но ничего даже отдаленно напоминающее на связь Трампа и Путина обнаружено не было, поэтому стенограммы всех 53 слушаний в Комитете по разведке были засекречены, что давало возможность противникам Трампа безбоязненно продолжать муссировать идею сговора Кремля и Трампа в течение трех лет. Совершенно понятно, почему демократы всячески затягивали публикацию этих протоколов.

Все четверо бывших советских граждан отвечали на вопросы конгрессменов откровенно, ничего не утаивали, хотя всем присутствующим было понятно, что их ответы – только вершина айсберга. Дело в том, что ни один из этих четверых не раскрыл в Конгрессе тех сведений, которыми они поделились с агентами ФБР и следователями специального прокурора Мюллера. Но их адвокаты, которые присутствовали на слушаниях в Палате Представителей, открытым текстом намекали, что некоторые ответы на некоторые вопросы следует искать в протоколах следствия, а не на слушаниях в Конгрессе.

При этом многие вопросы были настолько непродуманными, что начинаешь задумываться над интеллектуальным уровнем конгрессменов и их помощников. Например, зачастую вопросы были составлены так, что было совершенно очевидно, какой именно ответ ожидается. Но никто из участников описываемого здесь советского квартета на эту удочку не попался.

Все четыре описанных эпизода являются очередным подтверждением того, что кремлевским правителям не на что надеяться в Америке. В смысле вообще не на что. Как минимум двое из четырех бывших советских граждан, невольно замешанных в «русском деле», являлись (и являются до сих пор) информаторами ФБР, а высокопоставленный переводчик наверняка прошел негласную проверку ФБР (иначе его бы не допустили к синхронному переводу сотрудников Государственного департамента и президента США).

Четверо бывших советских граждан вели себя в течение «русского дела» вполне по-американски – каждый занимался только своим делом (или делом своего клиента), и преследовал только свои интересы (или интересы клиента). Все они имеют двойное гражданство. Никто из них не занимался организацией сговора Трампа и Путина, но все четверо искренне желали улучшения отношений России и США – но это, к великому огорчению сторонников теории «русского заговора», преступлением не является.

Как известно, начальная стадия Обамагейта – «русское дело» Трампа – уже закрыто, а вот заключительная часть – месть Трампа – только начинается.  Возможно, мы накануне того, что политический маятник начал движение в обратную сторону, и последующие десятилетия пройдут совсем не так, как задумывали демократы.

Наиболее часто в материалах «русского дела» встречается имя Натальи Весельницкой. Мы знаем очень много об адвокате Наталье Весельницкой, и в то же время мы знаем о ней подозрительно мало. Мы знаем, что она мать четверых детей, в деньгах не нуждается, английского не знает, в ресторанах всегда платит за всех, курит, останавливается только в первоклассных отелях, свободно летает по делам по всему свету, получила визу в США с помощью каких-то высокопоставленных сотрудников администрации Обамы, лицензии на право заниматься адвокатской деятельностью в Америке не имеет, но занимается (точнее, занималась). Вот, собственно, и все.

На поверхности кажется, что она занимается защитой интересов одного из российских клиентов, пострадавших от санкций, введенных Законом Магнитского. Но явно занимается так, как будто у нее есть куратор. Из органов.

Только вот из органов какой страны?

Русские в «русском деле» Трампа. Часть I

Ринат Ахметшин, Анатолий Самочорнов, Феликс Сатер, Ираклий Кавеладзе. Мало кто слышал о них. Но волей судьбы они оказались замешаны в водоворот крупнейшего скандала XXI века в Америке, известного под названием Обамагейт. Кроме того, что все они – выходцы из СССР, ныне живущие в Америке, их объединяет также и то, что все они – кто добровольно, кто по повестке – давали показания по «русскому делу» в Комитете по Разведке Палаты Представителей Конгресса США.

Их слушания были конфиденциальными, но не секретными. Тем не менее, все протоколы заседаний были засекречены. Но 7 мая 2020 года 53 протокола заседаний Комитета по Разведке были рассекречены (почему и как – это отдельная и весьма поучительная история), и все мы получили возможность наконец-то ознакомиться с первоисточниками позорного «русского дела».

До этого нам был известен только конечный результат этого дела (по опубликованному Докладу специального прокурора Мюллера) – Трамп марионеткой Путина никогда не являлся. Но теперь мы получили возможность познакомиться с тем, как это дело начиналось, и как оно преднамеренно раздувалось участниками неудавшегося анти-трамповского заговора.

Из 53 рассекреченных показаний я выбрал только четыре, в которых участвовали русские.

В зависимости от того, на какой стороне политического спектра вы находитесь, эти четыре документа читаются либо как сценарий фильма ужасов (для сторонников Хиллари Клинтон) либо как сценарий комедии (для сторонников Дональда Трампа). 

Ужас состоит в том, что никто из этой четверки (как, впрочем, и никто из всех 53 рассекреченных стенограмм) так и не представил доказательств того, что Трамп получал руководящие указания из Кремля. Комедия же состоит в том, что слушания Комитета по Разведке пролили гораздо больше света на мировоззрение самих конгрессменов, чем на обстоятельства дела.

Вообще, деловая встреча 9 июня 2016 года в Башне Трампа в Нью-Йорке между Дональдом Трампом-младшим и адвокатом из России Натальей Весельницкой представляла собой не что иное, как театр абсурда. Выборному штабу Трампа сообщили, что у кого-то есть материал на Хиллари Клинтон, и они решили посвятить этому делу какое-то время – мало ли что бывает. Может быть, у этих незнакомых им людей действительно есть что-то стоящее, что-то, что может быть использовано в президентской гонке.

Напоминаю, что в это же самое время Хиллари производила в отношении Трампа те же действия. При этом она не только оплатила, но и использовала, как неопровержимые факты, состряпанное под присмотром российских спецслужб «русское досье» на Трампа.

В противоположность этому, сотрудники штаба Трампа сразу поняли – то, что им пытаются продать, является весьма неуклюжей попыткой проникновения российских спецслужб в штаб Трампа. Первым это понял зять Трампа Джаред Кушнер – он ушел через 5 минут после начала встречи. Еще через пять минут это понял Пол Манафорт, и еще через 10 минут сын Трампа закрыл совещание. Длилась встреча около 20 минут, но если учесть, что все сказанное переводилось с английского на русский и обратно, то чистое время, отведенное штабом Трампа на это дело, было около 10 минут.

Эти десять минут были превращены демократами в миллион минут анти-трамповской истерии.

Встреча происходила в конференц-зале, который отделен от фойе прозрачной стеклянной стеной и стеклянной дверью. Согласитесь, это совсем не подходящее место для обмена секретной шпионской информацией – у всех на виду.

Ринат Ахметшин, возможно, является самым колоритным из этой «советской четверки». Родился в Казани, занимался наукой, диссертацию по биохимии защитил в Америке. Ему на слушаниях пришлось тяжелее всех, потому что факты его биографии были конгрессменам совершенно непонятны. Например, то, что его служба в советской армии не была добровольной, еще как-то можно было понять. Но подразделение, в котором он служил, принадлежало к Комендантской Службе, и не имеет прямых аналогов в армии США (многие комендантские функции в американской армии выполняют гражданские лица – водители, секретари, курьеры, регулировщики движения).

В этой воинской части был, разумеется, Особый Отдел, но конгрессмены так до конца и не поняли, что это такое. 18-летний Ринат несколько раз доставлял письма в Особый Отдел, и на этом основании стал известен в американских средствах массовой дезинформации как «офицер российской разведки». Ну как объяснить им, что солдат-первогодок в армии СССР был на положении раба, а во второй год – бесправного крепостного?

На встречу с Трампом-младшим Ринат Ахметшин попал случайно – он находился в Нью-Йорке по личным делам (приехал из Вашингтона, чтобы посетить театр), когда Наталья Весельницкая предложила ему сопровождать ее в Башню Трампа. Он пошел на встречу в том, в чем был одет – в старых джинсах и футболке. Представляете – «агент ГРУ» является на судьбоносную для всей планеты встречу с тремя самыми высокопоставленными сотрудниками штаба Трампа в фешенебельную Башню Трампа в джинсах, причем двое из этих троих – мультимиллиардеры.

При этом Весельницкую Ахметшин знал давно – они вместе работали против Билла Браудера, внука бывшего Генерального Секретаря Коммунистической партии США. Российская фирма Билла Браудера была клиентом фирмы, в которой Сергей Магнитский работал аудитором.

Но совершенно убийственным для противников Трампа стал то факт, что Ринат Ахметшин сотрудничает с … ФБР, а не с российской разведкой. По роду своей деятельности лоббиста в Вашингтоне, Ахметшин встречается с огромным количеством иностранных граждан, причем многие из них являются в своих странах довольно высокопоставленными лицами.

Агенты ФБР нашли в лице Ахметшина добросовестного поставщика информации об этих иностранцах, в том числе и о многочисленных попытках вербовки Рината Ахметшина иностранными разведками, работающими под дипломатическим прикрытием. Разумеется, Ахметшин прошел негласную проверку ФБР, и продолжает проходить эту проверку ежегодно – именно поэтому, несмотря на многочисленные сенсационные и скандальные газетные публикации, против Ахметшина никогда не было заведено никакого криминального дела.

Иными словами – если бы между Трампом-младшим и Кремлем было бы установлено сотрудничество для победы в президентской гонке, то ФБР, возможно, узнало бы об этом даже раньше, чем эти сведения дошли бы до Трампа-старшего.

Кстати, Доклад Мюллера красноречиво умалчивает о сотрудничестве Ахметшина с ФБР.

Когда Ахметшина спросили, что он думает об ответе Путина на Закон Магнитского (имеется в виду запрещение отдавать российских детей-сирот на усыновление в Америку), он ответил: «Это был трусливый поступок. Я лично нахожу это отвратительным» (Стенограмма слушаний Ахметшина, стр. 74). А на вопрос по поводу заказанного Хиллари Клинтон «русского досье» на Трампа он ответил: «Это – белиберда» (там же, стр. 101).

Теперь понятно, почему протокол слушаний Рината Ахметшина в Конгрессе был засекречен?

Анатолий Самочорнов родился в Горьком, начал учебу там же, а закончил ее в Университете штата Вашингтон. Имеет два диплома – бизнесмена и переводчика. В бизнесе работал мало, а вот как переводчик высокого класса он зарекомендовал себя давно. Много раз по контракту выступал синхронным переводчиком для правительства США.

С Натальей Весельницкой он познакомился случайно – ему в свое время пришлось подменить другого переводчика. Самочорнов подробно описывает механику того, как он очутился на встрече с Трампом-младшим. Оказывается, он, как и Ахметшин, получил приглашение от Весельницкой утром, всего за несколько часов до встречи.

По словам Самочорнова, когда он узнал о встрече от Весельницкой, он был весьма удивлен и озадачен, «потому что это не соответствует ее калибру» (Стенограмма слушаний Самочорнова, стр. 26). При этом ему никто так и не сказал, какова тема этой встречи. Его наняли переводчиком – поэтому сиди и переводи, и не задавай лишних вопросов. Он и не задавал.

Но он отвечал, причем отвечал весьма подробно – мы знаем, что на слушаниях в Комитете по разведке он просто слово в слово пересказал то, что ранее уже сообщил агентам ФБР (протокол допроса Самочорнова агентами ФБР, стр. 50-57). Самочорнов осмелился сказать в лицо следователям то, что многие не желали слышать – никакого сговора между Трампом-младшим и Путиным на встрече в башне Трампа не было.

Допрос Самочорнова агентами ФБР состоялся в июле 2017 года, а слушания в Конгрессе – в ноябре 2017 года. Уже тогда расследование спецпрокурора Мюллера можно было закрывать за отсутствием состава преступления. Но оно, как мы знаем, было искусственно затянуто до марта 2019 года, что позволило демократом получить большинство в Палате Представителей на выборах в ноябре 2018 года.

Теперь понятно, почему протокол слушаний Анатолия Самочорнова в Конгрессе был засекречен?

(продолжение следует)

Political Asymmetry of Coronavirus Infections

The more we learn about coronavirus epidemics, the more it convinces us that pseudoscience is now accepted in all countries of the world as legitimate.  Many articles show an unpleasant picture of not just the pandemic of the novel coronavirus, but the pandemic of massive, Orwellian politically induced psychosis.

We’ve just begun analyzing the role of political preferences of various authorities in dealing with the epidemics.  The initial response of United States governors to the coronavirus was quite dissimilar, depending on their party affiliation.  The phenomenon was also independently discovered by Prof. James R. Rogers and is currently gaining traction.

To this day, the number of detected coronavirus cases in Democrat-led states exceeds the corresponding number in Republican-led states.  The asymmetry between states where the governor is a Democrat and states where the governor is a Republican is staggering.  For example, at the beginning of March 2020, there were 14 times more infected cases in the Democrat-led states in comparison to Republican-led states.  At that time, more than 90% of all COVID-19 cases in the United States were concentrated in the Democrat-led states. 

By the end of March, there were four times more infected people in the Democrat-led states than in Republican-led states.  Since then, the ratio slowly goes down, as expected, and currently is about 2.50.  The proper theoretical value of such asymmetry must reflect the population split between the Democrat-led states and Republican-led states — i.e., about a 54%–46% split, or 1.16 ratio. 

Currently, the spread of novel coronavirus infection in the United States moves in the right direction — in the direction of the theoretical 54%–46% split.  Such a move is slow, about one percentage point in five days.

The jury is still out on the exact driver of the described political dichotomy.  There are a lot of possible factors influencing such a process.  There could be some hidden variables, unknown at the moment, controlling such a phenomenon, which manifest themselves through the observed political affiliation of state governors. 

However, while looking into these factors, we should not forget the current flu epidemic.  All known mechanisms facilitating the spread of the flu viruses are valid for the coronavirus, too.  It means that the observed asymmetry cannot be explained by population density, tourism, travel patterns, or racial or cultural differences in different states, because all these factors work for the flu as well, and they work in precisely the same way.  However, the ongoing flu epidemic in the United States does not exhibit any deviation from the expected 54%–46% population split.

In other words, the current flu epidemic in the United States was politically “normal” from the very beginning.  In contrast, the coronavirus epidemic was politically abnormal from the inception and is moving to “normalcy” now, albeit slowly.

Since the beginning of April, the “move to normalcy” is remarkably linear (see the chart above), which allows us to produce some reliable forecasts.

If the underlying processes that govern such a linear “move back to normalcy” stay the same, the end of the dichotomy between sick people who tested positive for coronavirus in politically different states will be around August 1, 2020, plus or minus a week.  In that timeframe, the political asymmetry will cease to exist, but it does not mean that the infection will be gone.  By that time, any correlation between coronavirus cases and the political affiliation of governors will vanish. 

As for the beginning of the epidemic, the first sick people in the United States would have been detected (if coronavirus test kits had been available back then) around December 20, 2019, give or take a week.

[Originally published by American Thinker]