Необычный политический феномен коронавируса

25 марта 2020 года American Thinker опубликовал мою короткую статью под названием «Политическая структура жертв коронавируса», в которой впервые было описано очень необычное явление. В частности, в этой статье анализировалось, как именно случаи заболевания китайским коронавирусом в Соединенных Штатах распределяются между штатами, управляемыми демократами и республиканцами. В качестве критерия использовалась легко отслеживаемая партийная принадлежность губернатора штата.

Ко всеобщему удивлению, на каждого зараженного коронавирусом в штатах, управляемых республиканцами, приходится примерно четыре (!) случая коронавируса в штатах, управляемых демократами, Например, соотношение на 24 марта 2020 года составило 83% против 17%. Разумеется, разговор здесь идет об относительном, а не абсолютном количестве случаев коронавируса. Другими словами, мы анализируем количество зараженных в республиканских или демократических штатах, деленное на общее количество пациентов.

Для дальнейшего анализа этого явления был рассчитан процент случаев COVID-19 для штатов, управляемых демократами, и штатов, управляемых республиканцами, за весь март 2020 года. В качестве источника исторических данных использовались USA Facts. График иллюстрирует полученный результат.

В начале месяца 93% всех случаев коронавируса в Соединенных Штатах были в контролируемых демократами штатах, а остальные 7% случаев были в контролируемых республиканцами штатах. Тем не менее, последние три недели марта демонстрируют, что ситуация достигла некоторой стабилизации в районе примерно 80% и 20% для контролируемых демократами и контролируемых республиканцами штатов, соответственно. Другими словами, соотношение 4: 1 существует в течение последних трех недель, и это распределение удивительно стабильно. При этом до второй недели марта данные о количестве инфицированных были неполными и спорадическими.

Скорее всего, эпидемия коронавируса в Соединенных Штатах возникла в штате Вашингтон (управляемом губернатором-демократом) 19 января 2020 года. Это была чистая случайность; в этот день значения графика составляли 100% для линии D (синим цветом) и 0% для линии R. После этой даты инфекция начала распространяться в другие штаты. Процесс распространения был хаотичным; штаты, управляемые республиканцами, были в конечном счете вовлечены в процесс, и тогда линия D начала снижаться, а линия R начала расти.

Согласно графику, переходный процесс распространения коронавируса в Соединенных Штатах завершился где-то на второй неделе марта (поэтому на диаграмме показаны только данные с начала марта). Все, что мы знаем о факторах, влияющих на скорость распространения инфекции – плотность населения, международные поездки, общественный транспорт, погода, дефицит тестов и т. д., – к концу второй недели марта полностью «сработали».

К этому времени коронавирус проник в каждый штат и больше не смог распространяться благодаря быстрому захвату «новых территорий». После этого переходный процесс распространения вируса достиг насыщения и стал стационарным. Другими словами, текущее соотношение 4:1 – это не просто какая-то однодневная аномалия; его существование является проявлением какого-то неизвестного, скрытого феномена.

Более того, статистика случаев смерти от коронавируса (на графике не показана) прекрасно соответствует статистике случаев коронавируса, причем с таким же соотношением 4:1.

Наиболее интригующим является тот факт, что теоретически соотношение жертв коронавируса должно было бы отражать распределение населения Соединенных Штатов между республиканскими и демократическими штатами. В 2020 году это соотношение должно составлять примерно 46% против 54%, соответственно. Однако это не так.

Чтобы подтвердить теоретический случай 46% против 54%, были проанализированы данные CDC за прошлогодний сезон гриппа, сезон 2018-2019 гг. (Из-за выборов в некоторых штатах партийная принадлежность нескольких губернаторов изменилась). Статистические данные о гриппе в Соединенных Штатах были распределены между штатами, контролируемыми республиканцами и демократами, соответственно, как 45% против 55%. Отличие в один процент от теоретических значений имеет простое объяснение – данные CDC по неизвестной причине не включают в себя статистику по гриппу в штате Флорида. Такое же соотношение существовало и для сезона гриппа два года назад; для сезона гриппа 2017-2018 гг. соотношение составляло 42% против 58% (опять же, без статистики по Флориде).

Сезоны гриппа 2018-2019 и 2017-2018 годов уже позади. Сезон гриппа 2019-2020 гг. еще не завершился, и он проходит параллельно с пандемией коронавируса. По состоянию на конец марта 2020 года, данные CDC для все еще продолжающегося сезона гриппа 2019-2020 гг. дают 43% против 57% разделение пациентов между республиканскими и демократически контролируемыми штатами. Без сомнения, в конце текущего сезона гриппа цифры эти будут близки к теоретическим значениям, отражающим распределение населения между республиканскими и демократическими администрациями штатов.

Представленный анализ данных ясно показывает аномалию текущего распространения коронавируса в Соединенных Штатах.

Регулярные сезоны гриппа приводят к вполне понятному, приблизительному соотношению 1:1 пациентов между демократическими и республиканскими штатами, но у пациентов с китайским коронавирусом соотношение аномальное, 4: 1.

Это соотношение настолько стабильно, что требуется внезапное, массовое и катастрофическое распространение коронавирусной инфекции только среди популяции, управляемой республиканцами, чтобы довести соотношение до ожидаемых теоретических значений в конце пандемии. Вероятность этого события очень мала.

Важно отметить, что, если мы исключим данные по Нью-Йорку и Нью-Джерси из рассмотрения, распределение коронавируса между населением, управляемым республиканцами и демократами, для остальной части Соединенных Штатов станет точно таким же, как и разделение по гриппу в нынешнем сезоне – 43% против 57%. Другими словами, вне этих двух штатов коронавирус распространяется практически так же, как и обычный грипп.

Широко распространенное, но неверное предположение заключается в том, что бороться с эпидемиями – это обязанность федерального правительства Соединенных Штатов. Однако федеральное правительство не было создано нашими отцами-основателями для этой цели; ответственность лежит исключительно на губернаторах штатов. Федеральные власти могут и будут помогать, но никто не должен ожидать, что Вашингтон будет сидеть в кресле капитана.

К сегодняшнему моменту результатом действия губернаторов-демократов стало соотношение заболевших 4 (в штатах, где губернатор-демократ) к 1 (в штатах, где губернатор-республиканец). В настоящее время в 29 штатах провозглашены карантины; в 20 из них во главе стоят губернаторы-демократы (то есть соотношение составляет около 70% против 30%, или примерно 2 к 1).

Кто может точно сказать, является ли это отражением реальной ситуации или просто паникой со стороны губернаторов Нью-Йорка, Нью-Джерси и некоторых других губернаторов?

Факторы, способствующие распространению вируса гриппа и коронавируса, абсолютно одинаковы (плотность населения, международные и внутренние поездки, общественный транспорт и т.д.). Почему же статистика распространения вируса гриппа и коронавируса так резко отличается в выборном 2020 году?

К сожалению, нынешняя ситуация рождает больше вопросов, чем ответов. Есть нечто, что приводит к наблюдаемым значительным расхождениям в пропорциях количества заболеваний коронавирусом между демократическими и республиканскими штатами.

Все мы знаем, что регулярные, ежегодные эпидемии гриппа в Соединенных Штатах никем не контролируются (если не считать призывов к вакцинации), не политизируются, и не превращаются в политическое оружие. Но нынешняя вспышка китайского коронавируса, несомненно, оказывает влияние на политические процессы, происходящие в стране и в мире. Это выглядит так, как будто и в самом деле «микроорганизмы способны переформатировать мировую макроэкономику».

Есть много вопросов относительно происхождения, распространения, профилактики, и лечения китайского коронавируса. Кроме того, никто, кажется, даже не уверен в том, является ли недавнее увеличение числа инфицированных отражением реальной ситуации, или это просто отражение возросшей доступности наборов для тестирования. Только после того, как мы найдем ответы на эти вопросы, мы сможем подойти к главной проблеме – какое, черт возьми, политика имеет к этому отношение?

Политический анализ COVID-19

С начала нынешней пандемии коронавируса COVID-19 было создано много веб-сайтов для сбора данных, связанных с этим заболеванием. Например, сайт 1Point3Acres предлагает удобный интерфейс для данных по США, начиная с уровня графства. На сайте представлена сводная информация о количестве случаев заболевания коронавирусом и количестве смертей в каждом штате. Однако такие данные никогда не анализировались с политической точки зрения.

Общераспространенная точка зрения заключается в том, что нынешний коронавирус, как и все другие вирусы и патогенные микроорганизмы, не заботится о политических взглядах своих пациентов. Другими словами, вирусы пересекают «искусственные» границы стран, штатов, и провинций, полностью игнорируя идеологию и политические предпочтения своих жертв. Это правда, но не в отношении властей этих территорий – реакция местных властей как раз зависит от их идеологии.

Данные на сайте Worldometers отсортированы по количеству подтвержденных случаев COVID-19 в каждом штате. Сайт помещает штат Нью-Йорк в верхнюю часть списка, но, как все мы знаем, это может ввести в заблуждение, поскольку количество населения каждого штата различно. Если мы нормализуем данные на душу населения, полученное число случаев на миллион жителей штатов позволит нам правильно сравнить все штаты.

Наконец, чтобы посмотреть на данные с политической точки зрения, мы добавим к данным по заболеваниям в каждом штате партийную принадлежность губернатора этого штата (R или D). Кроме того, мы добавим партийную принадлежность предыдущего губернатора штата, то есть, например (D, R) будет означать, что нынешний губернатор – демократ, а предыдущий губернатор был республиканцем.

В результате получаем пять штатов с наихудшими показателями (по состоянию на 24 марта 2020 года):

State Cases per million Governor’s Party
New York 1,313 D,D
New Jersey   413 D,R
Louisiana   299 D,D
Washington   291 D,D
Michigan   179 D,R

В результате получаем пять штатов с наилучшими показателями (по состоянию на 24 марта 2020 года):

State Cases per million Governor’s Party
West Virginia 11 R,D
Oklahoma 26 R,R
Kentucky 27 D,R
Idaho 28 R,R
Kansas 28 D,R

Таким образом, по состоянию на 24 марта 2020 года, пять из пяти губернаторов штатов, наиболее пострадавших от китайского коронавируса, являются демократами.

В штатах, наименее затронутых коронавирусом, во главе стоит либо республиканский губернатор, либо предыдущий губернатор штата был республиканцем.

Например, губернатор-демократ в Канзасе вступил в должность только в январе 2019 года, и не смог внести большой вклад в уровень готовности к эпидемиям по отношению к предыдущей республиканской администрации штата. Аналогичная ситуация наблюдается в Кентукки, где губернатор-демократ сменил республиканца только в декабре 2019 года и вообще не имел возможности изменить что-либо в готовности штата к эпидемии.

В целом, 83% всех жертв COVID-19 в США на 24 марта 2020 года находятся под управлением губернаторов-демократов, и только 17% жертв находятся под управлением губернаторов-республиканцев.

Разумеется, соотношение 83%-17% следует рассматривать не абстрактно, а в контексте соотношения населения штатов под демократической и республиканской администрациями, равное 54%-46%.

Другими словами, если на каждого жителя демократического штата приходится примерно один житель штата республиканского, то на каждого больного коронавирусом из республиканского штата приходится примерно четверо (!) больных из штата демократического.

Через два дня, по состоянию на 26 марта 2020 года, ситуация изменилась – количество больных во всех штатах существенно возросло. Но 5 наихудших и 5 наилучших штатов практически не изменились.

Пять штатов с наихудшими показателями (по состоянию на 26 марта 2020 года):

State Cases per million Governor’s Party
New York 1,916 D,D
Louisiana   497 D,D
New Jersey   496 D,R
Washington   340 D,D
Massachusetts   265 R,D

Вновь парад пяти наихудших штатов возглавляют губернаторы-демократы (единственный в этом списке губернатор-республиканец из Массачусетса является «умеренным» республиканцем, практически неотличимым от демократов).

Пять штатов с наилучшими показателями (по состоянию на 26 марта 2020 года):

State Cases per million Governor’s Party
West Virginia 29 R,D
Nebraska 35 R,R
Kansas 43 D,R
Kentucky 44 D,R
Texas 45 R,R

Вновь список лучших штатов возглавляют либо губернаторы-республиканцы, либо губернаторы-демократы из Канзаса и Кентукки, которые совсем недавно сменили на этом посту губернаторов-республиканцев.

В целом, 82% (ранее было 83%) всех жертв COVID-19 в США на сегодняшний день находятся под управлением губернаторов-демократов, и только 18% (было 17%) жертв находятся под управлением губернаторов-республиканцев. Соотношение 4:1 не изменилось.

Без сомнения, распространение инфекции в США еще не достигло уровня насыщения, и окончательные цифры обязательно изменятся. Мы вернемся к этому анализу примерно через неделю и сообщим о динамике эпидемии с политической точки зрения. (Не забывайте, что губернаторы во всех штатах избраны их нынешними жертвами.)

What the Political Scene in China Says about the Coronavirus

The COVID-19 coronavirus pandemic began in China in late November and early December 2019.  Now many accuse the Chinese authorities of negligence and the fact that they did not take sufficient measures to prevent the spread of the virus, thereby contributing to the infection of the inhabitants of all countries on the planet.  However, the Chinese Communists had a completely different task.

In order to understand the logic of the Chinese authorities, you need to know what China is.  In modern China, there is not a traditional nation-state, but a party-state.  They have no separation of powers as in Western countries.  Nevertheless, there is still a particular division of power in China.

Power in China is divided among several opposing communist groups.

The most famous are the Communist Youth League (CYL) faction and the Shanghai faction.  The CYL faction was significantly weakened in 2016 by the secretary-general of the Chinese Communist Party (CCP), Xi Jinping.  Former CCP secretary-general Hu Jintao and current prime minister Li Keqiang belong to the CYL faction.  Another former secretary-general of the CCP, Jiang Zemin, belongs to the Shanghai faction.

Xi Jinping came to power in November 2012 entirely unexpectedly.  The Hu Jintao faction insisted on one candidate, while the Jiang Zemin faction supported the other.  Xi Jinping skillfully played the role of a compromise candidate.  He looked like a suitable candidate for all the main warring factions, because, although he was one of the “communist princes” (his father was a close associate of Mao Zedong), he gave the impression of a somewhat “weak” leader.  Xi Jinping belongs to the faction long forgotten in China, which at one time was aligned with the Soviet Union and Joseph Stalin.

Hopes for easy manipulation of the new party boss did not materialize.  Secretary-General Xi Jinping toughened the persecution of those who do not support the party’s official line.  In 2013, shortly after coming to power, Xi Jinping even banned the teaching of freedom of the press, civil rights, and the rule of law.

The massive party inquisition and the purge of the party apparatus, which began in China in 2013, led to the fact that many supporters of the previous leader of the country, Hu Jintao, appeared on the dock.  Xi Jinping not only established effective internet censorship in China, but also achieved almost a lifetime post.

The Chinese communists have been fighting for many years with all kinds of “deviations” from their own dogmatic interpretation of Marxism.  On this front, they clashed with the Soviet communists, the Marxist Dalai Lama, the Fourth (Trotskyist) Communist International, and numerous internal factions.

The congress of the CCP, which meets every five years, is the supreme arbiter of all covert battles.  But between congresses, the establishment of political influence materializes in the manipulation of cadres — each faction seeks to place as many of its people into leading posts as possible.

Recently, a faction of Wang Qishan, an associate of Xi Jinping in mass party purges, has begun to gain strength in China.  Wang Qishan is a representative of the “power bloc” in the government and is a peculiar Chinese analog of Torquemada.  Wang’s faction is relatively new, but he still managed to put his people in key positions.  For example, in 2016, Chen Wenqing became the head of the “Chinese KGB,” and American-educated banker Jiang Chaolyan became the party boss of Hubei Province.

Hubei Province, with its capital in Wuhan, has always been “problematic” for the Chinese communists.  The relationship between Beijing and Wuhan is somewhat reminiscent of the relationship between Washington and New York, Moscow and St.  Petersburg, Madrid and Barcelona.  The parallels here are unambiguous – this is not just a conflict between the current and previous capital of the country (Wuhan was the capital under Chiang Kai-shek).  Wuhan has always been a rebellious city that triggered the events that led to the tragedy in Tiananmen Square in 1989.

When the epidemic of the new coronavirus started, Beijing faced the challenge — to ensure that the party authorities of the rebellious and freethinking Wuhan made mistakes, and to deal with them under this pretext.

Now many say that if the Chinese authorities acted three weeks earlier, the number of diseases could have decreased by 95%, and its spread would be significantly limited.  This could happen only if the main objective were human health.  But in fact, the main task of the Chinese communists was to win the intraspecific struggle.

All these warring factions of China at the most critical time of the outbreak of the epidemic were engaged in what they always did: to protect and strengthen their political positions and interests, and not to fight the spread of the virus.

For China, such an epidemic is a typical phenomenon.  Influenza outbreaks occur in China, as in all countries, every year, but generally, in 2019, China was ready for the flu season, and no panic was expected.  Xi Jinping needed a crisis to settle accounts with dissent in the party ranks.

Without a doubt, the Chinese left operates on the same principles as the American left: these people “never let a serious crisis to go waste.”

There is a widespread belief that Beijing was silent about the scale of the epidemic in Wuhan.  Initially, that was the case, but only until January 7, 2020.  On this day, Xi Jinping intervened and changed the essence of events — from medical, they became political.  From that moment, it was Beijing that methodically and purposefully stepped up the situation around the epidemic.

What the Chinese leaders did not take into account was the fact that their ensuing panic would be picked up by the world’s mass disinformation media.  The surrealistic footage of the Apocalypse from China, created by skillful Chinese propagandists, was very photogenic and was instantly circulated by the world press.

The crisis inflated by the Beijing elite was the result of an ideological confrontation among the Chinese factions, which clashed over some of the nuances of Marxist dogma.

Xi Jinping’s ruling group has skillfully used the epidemic to blame the party leadership of Hubei and the leadership of Wuhan.  As a result, the political goal was achieved.  The party boss of Hubei province, Jiang Chaoliang (from the Wang Qishan faction), and the party boss of Wuhan city, Ma Guoqiang (from the Shanghai faction), “paid for the epidemic” and were removed from their posts on February 13, 2020.  Only after this reprisal did Beijing embark on a full-scale suppression of the true extent of the epidemic, which continues to this day.

The connection with the coronavirus is indicative of the fate of Wang Xiaodong, the governor of Hubei province since 2016.  As a man of Xi Jinping, Wang Xiaodong remained at his post, even though he is the governor of the province most affected by the coronavirus of China.

From this point of view, the undercover political operation of the Chinese communists was successful.  But the panic they created turned out to be more contagious than the coronavirus itself.

As soon as the political reprisal in Hubei was over, Beijing instantly switched from internal to external efforts and began openly accusing the United States of creating and spreading the coronavirus.  The Chinese communists simply had to do this because they had lost control of the situation — the panic they created, and then the coronavirus itself, spread throughout the world.

What was initially conceived as a local and time-limited episode of reprisals against party comrades unexpectedly gained a global status.  The genie jumped out of the bottle: the situation in China took the form of a comprehensive economic crisis and spread throughout the whole world.

On the surface, the current situation looks as if microorganisms are capable of reformatting the world macroeconomics.  However, the difference between the current pandemic and all previous ones is that in 2020, the Information Coronavirus won a convincing economic victory over the real one.

[Originally published at American Thinker]