Are there any “good guys” left in Syria?

After President Trump announced the withdrawal of American troops from Syria, in his usual manner (via Twitter), a flurry of indignation struck him.  The squall is no less than after the unilateral withdrawal of America from the Intermediate-Range Nuclear Forces Treaty in October of this year.

As we know, this flurry of indignation concerning nuclear missiles soon subsided.  However, it sank only after Trump’s critics finally bothered to read the text of the treaty and were able to ascertain that it concerns only land-based missiles and does not affect sea, air, and space-based nuclear weapons at all.  At the same time, the USA has at least a tenfold advantage over Russia in sea-based and air-based nuclear systems.  The hysteria about this in America and Europe has remained calm for a long time, but in Russia, this move of Trump still causes undisguised irritation.

I hope the unfair accusations of “betraying the Allies” and “New Year’s gift to Iran and Russia” will soon also subside.  An example must be taken from Russia – she has already learned her lessons in dealing with Trump, and there is no euphoria in the Kremlin about the “withdrawal of American troops” from Syria.  Why?

Firstly, only about two thousand ground-based troops will return home from Syria.  Syria remains clamped on all sides by the American 6th Fleet (operations in the Mediterranean) and 5th Fleet (operations in the Persian Gulf and the Red Sea).  We are talking about not only naval forces, but also powerful carrier-based aircraft.  Also, the American Air Force, which is based on numerous airfields in the Middle East, Turkey, Greece, and Italy, participated and will continue to participate in Syrian operations.

In addition, in agreement with NATO, France will expand its involvement in military operations in the north of Syria and fill the “gap” due to the departure of American infantry.  At the same time, the withdrawal will take place in such a way that the French military will immediately replace every unit of the American military.  In other words, the power vacuum that Obama left in 2011 when withdrawing troops from Iraq will not be repeated in Syria.

Secondly, before our eyes, Trump’s plan for a comprehensive settlement of conflicts in the Middle East is beginning to materialize.  This plan is completely unoriginal, and Trump is not the first to decide to use “peaceful” oil and gas as the weapons in a protracted conflict to achieve his goals.  At the end of 2008, it was used by the Russian oil industry, stopping the supply of energy to a freezing Europe, and at the end of 2018, it was used by the American oil industry, flooding the world market with cheap and abundant energy.

Thanks to the American oil industry workers, the U.S. came out on top in the world in oil production (in September of this year) and natural gas (two years ago).  The export of American energy is increasing every year, and energy’s price is falling.  The fall in the price of oil only since September of this year has already reached about 40%, and from the point of maximum in 2008, the price of oil has fallen by about 70%.  The fall in natural gas prices since 2006 has continued uninterrupted and has already reached about 75%.

These economic results lead not only to well marked price reductions at gas stations across America, but also to a strategic change in the situation in the Middle East.

The Muslim world, which lost its influence and entered a long decline after the defeat at Vienna on September 11-12, 1683, received an unexpected delay at the beginning of the twentieth century.  First, in 1908, oil was found in Iran, then in Iraq in 1927, and then in Saudi Arabia in 1938.  Note that the centuries-old loss of leadership of the Muslim world in the economic, political, and military spheres was the background that eventually led to the creation of modern Israel.

Oil adrenaline led to the creation of fabulously wealthy Muslim kingdoms, which the USSR took advantage of, providing them well developed methods of political terror.  However, no one expected anything else from Russia, credited with inventing political terror in the 19th century.  The Kurds, scattered across the territories of four countries, are traditionally considered allies of the United States.  However, one should not forget that for a long time, the movement of the Kurds was headed by the communists, who were supported by the Soviet Union, and the terrorist infrastructure of the Kurds was created mainly with the help of the USSR.  Should we be reminded that the Marxist-Leninist Labor Party of Kurdistan is still the leading political force of the Kurds (which, after being included in the list of terrorist organizations in 2003, has changed its name several times, trying to cover its tracks)?

The innovations of American engineers (such as shale oil) lead to the fact that a hundred-year temporary delay, given to the Muslims of the Middle East, is coming to an end.  After the discovery of oil in the Middle East, the war between the Sunnis and Shiites, which continues from the end of the 7th century, broke out with a new force.  But at present, the lack of oil super-profits is forcing Muslims to seek alliances previously considered in the realm of fantasy.  Sunni Muslims joined forces with Israel and the United States against the Shiite Muslims of Iran, the ruling elite of Syria, and Russia.

The protracted conflict in Syria has led to the fact that, as often happens, there are almost no “good guys” among the opposing sides.  Everyone knows a case when, during the time of President Obama, a group of militants in Syria, supported by the Pentagon, fought with a group of militants in the same Syria, sponsored by the CIA.

In the current situation, Trump has made the only right choice: to take the American guys out of harm’s way and extinguish the conflict with the help of oil and gas weapons.

The withdrawal of the American infantry from Syria was prepared long ago and came as a surprise only to the uninformed.  Trump ordered the development of a plan for leaving Syria as early as February of this year, and in April, this plan was partially declassified and made public.

An unexpected “victim” of the withdrawal of U.S. infantry from Syria was the U.S. secretary of defense, James Mattis.  General Mattis is one of the most talented combat generals of our time.  He, like General Patton before him, perfectly knows methods of military tactics and military strategy, and he does not accept civilian methods in solving military problems.  Mattis was unable to come to terms with the fact that the victory over Islamic terrorism would be won by the innovations of American engineers, rather than a professional and well trained army, and decided to retire.

Well, we wish our guys to return home safely, and we wish General Mattis inspiration for his memoirs in the New Year.  Russia and its friends in Iran, Syria, and Venezuela in the new year should not hope for pleasant surprises.

 

[Originally published at American Thinker]

Остались ли в Сирии «хорошие парни»?

После того, как президент Трамп в своей обычной манере (через Твиттер) объявил о выводе американских войск из Сирии, на него обрушился шквал негодования. Шквал не меньший, чем после одностороннего выхода Америки в октябре этого года из Договора по ядерным ракетам средней и малой дальности.

Но, как мы знаем, шквал негодования по поводу ядерных ракет вскоре утих. Но утих он только после того, как критики Трампа наконец-то удосужились прочитать текст Договора и удостовериться в том, что он касается только ракет наземного базирования, и совсем не затрагивает ядерные ракеты морского, воздушного, и космического базирования. Вместе с тем, США имеет не менее чем десятикратное преимущество по отношению к российским ядерным системам морского и воздушного базирования. Истерика по этому поводу в Америке и Европе затихла давно, но в России этот ход Трампа до сих пор вызывает неприкрытое раздражение.

Надеюсь, что несправедливые обвинения Трампа в «предательстве союзников» и «новогоднем подарке Ирану и России» скоро тоже затихнут. Пример необходимо брать с России – она уже выучила свои уроки общения с Трампом, и никакой эйфории в Кремле по поводу «вывода американских войск» из Сирии нет. Почему?

Во-первых, из Сирии домой вернутся только две тысячи военнослужащих «наземного базирования». Но ведь Сирия как была, так и осталась зажата со всех сторон как американской 6-й Флотилией (операции в Средиземном море), так и 5-й Флотилией (операции в Персидском Заливе и Красном море). Разумеется, речь идет не только о военно-морских силах, но и мощной палубной авиации, расположенной на авианосцах. Кроме того, авиация США, которая базируется на многочисленных аэродромах на Ближнем Востоке, в Турции, в Греции, и в Италии как участвовала, так и будет продолжать участвовать в сирийских операциях.

Кроме того, по договоренности с НАТО, Франция расширит свое участие в военных операциях на севере Сирии и восполнит «пробел» из-за ухода американских пехотинцев. При этом вывод будет происходить так, что каждое выводимое подразделение американских военных будет тут же заменяться французскими военными. Иными словами, властный вакуум, который оставил Обама в 2011 году при выводе войск из Ирака, в Сирии не повторится.

Во-вторых, на наших глазах начинается воплощаться план Трампа по всеобъемлющему урегулированию конфликтов на Ближнем Востоке. План этот совсем неоригинальный, и Трамп отнюдь не первый, кто решил для достижения своих целей применить «мирное» нефтегазовое оружие в затянувшемся конфликте. В конце 2008 года его применили русские нефтяники, прекратив подачу энергоносителей в замерзающую Европу, а в конце 2018 года – американские нефтяники, наводнив мировой рынок энергоносителями.

Благодаря американским нефтяникам США вышли на первое место в мире по добыче нефти (в сентябре этого года) и природного газа (два года назад). Экспорт американских энергоносителей с каждым годом растет, а их цена – падает. Падение цены на нефть только с сентября этого года составило уже около 40%, а с точки максимума в 2008 году цена нефти упала примерно на 70%. Падение цен на природный газ с 2006 года продолжается непрерывно и составило уже около 75%.

Эти экономические результаты приводят не только к хорошо заметным для всех американцев снижениям цен на бензоколонках, но и к стратегическому изменению ситуации на Ближнем Востоке.

Мусульманский мир, потерявший влияние и находившийся в длительном упадке после поражения под Веной 11-12 сентября 1683 года, в начале ХХ века получил неожиданную отсрочку. Сначала, в 1908 году, была найдена нефть в Иране, затем в Ираке в 1927 году, и в Саудовской Аравии в 1938 году. Заметим, что многовековая потеря позиций мусульманского мира в экономической, политической, и военной сферах явилась тем фоном, который привел в конце-концов к созданию современного Израиля.

Нефтяной адреналин привел к созданию баснословно богатых мусульманских королевств, чем и воспользовался СССР, предложив им детально разработанные методы политического террора. Впрочем, ничего другого от России, которая изобрела политический террор в XIX веке, никто и не ожидал. Курды, разбросанные по территориям четырех стран, традиционно считаются союзниками США. Но не стоит забывать, что движение курдов в течение долгого времени возглавляли коммунисты, которых поддерживал Советский Союз, и террористическая инфраструктура курдов во многом создана с помощью СССР. Следует ли напоминать, что основной политической силой курдов до сих пор является марксистско-ленинская Рабочая партия Курдистана (которая после включения ее в 2003 году в список террористических организаций уже несколько раз поменяла название, пытаясь замести следы).

Но инновации американских инженеров (такие, как сланцевая нефть) приводят к тому, что столетняя временная отсрочка, данная мусульманскому миру Ближнего Востока, подходит к концу. После обнаружения нефти на Ближнем Востоке война между суннитами и шиитами, которая продолжается с конца VII века, разгорелась было с новой силой. Но в настоящее время отсутствие нефтяных суперприбылей вынуждает мусульман искать альянсы, которые ранее считались просто из области фантастики. Мусульмане-сунниты объединились с Израилем и США против мусульман-шиитов Ирана, правящей верхушки Сирии, и России.

Затяжной конфликт в Сирии привел к тому, что, как это часто случается, среди противоборствующих сторон уже практически не осталось «хороших парней». Всем известен случай, когда во времена президента Обамы группа боевиков в Сирии, поддерживаемая Пентагоном, воевала с группой боевиков в той же Сирии, поддерживаемой ЦРУ.

Трамп в создавшейся ситуации сделал единственно правильный выбор – отвести американских парней из-под удара и погасить пламя конфликта с помощью нефтегазового оружия.

Вывод американской пехоты из Сирии готовился давно, и явился сюрпризом только для неосведомленных. Как известно, Трамп приказал разработать план выхода из Сирии еще в феврале этого года, а в апреле этот план был частично рассекречен и обнародован.

Неожиданной «жертвой» вывода американской пехоты из Сирии оказался министр обороны США Маттис. Как известно, генерал Маттис – один из самых одаренных боевых генералов современности. Он, как и генерал Паттон до него, прекрасно владеет методами военной тактики и военной стратегии, но не приемлет гражданские методы решения военных задач. Боевой генерал Маттис не смог смириться с тем, что победа над исламским терроризмом будет завоевана инновациями американских инженеров, а не профессиональной и хорошо обученной армией, и решил выйти на пенсию.

Что ж, пожелаем нашим парням благополучно вернуться домой, а генералу Маттису пожелаем в Новом Году вдохновения для своих мемуаров. А вот России и ее друзьям в Иране, Сирии и Венесуэле в Новом Году на приятные сюрпризы надеяться не следует.

Слушайте меня на Радио «Народная Волна» (Чикаго) в программе Игоря Цесарского «РадиоБлог»

Понедельник, 10 декабря, с 14:05 до 15:00 по Чикагскому времени (15:05 – 16:00 по Нью-Йорку).

Интернет-трансляция (аудио и видео) https://www.radionvc.com/

Телефон прямого эфира: +1-847-400-5200

Керченский провал

Прошло более двух недель после инцидента в Керченском проливе. Что примечательно во всем этом деле – это удивительное и масштабное единодушие в понимании того, что же там произошло. И прокремлевские журналисты, и антироссийские журналисты, и журналисты, которые занимают диаметрально противоположные мнения о Порошенко, и анти-Трамписты, и сторонники Трампа одновременно и однозначно заявили о том, что мы явились свидетелями аннексии Россией Азовского моря.

Все остальное – это уже детали. Наглое поведение России кто-то оправдывает, а кто-то – осуждает. Это как раз понятно, и этого следовало ожидать.

Но в данном случае Россия, как это бывает с поломанными часами, показывающими верное время два раза в сутки, частично говорит правду, когда говорит об украинской провокации. Дело в том, что незаконная аннексия Азовского моря фактически произошла еще в 2014 году вместе с незаконной аннексией Крыма, но за пределами Украины об этом мало кто догадывался. А вот теперь это стало понятно всем.

Порошенко переиграл Путина тем, что заставил весь мир искать на карте Керченский пролив и обсуждать аннексию Азовского моря.

Именно поэтому Путин так резко отреагировал на умело и хорошо подготовленную провокацию Порошенко. Путин понял, что против него было применено его же оружие. Напомню, что война с Грузией 2008 началась после хитроумной и продуманной до мелочей провокации России, но в результате теперь весь мир (несправедливо) убежден в том, что войну 2008 года начал именно Саакашвили, хотя 20% территории Грузии до сих пор оккупированы Россией.

Порошенко умело провел эту дьявольски хитрую операцию – настолько хитрую, что большинство членов украинской Рады до сих пор не понимают, что же произошло. А о членах российской государственной Думы и говорить нечего. Порошенко воспользовался тем, что недалекий российский мини-император на 100% предсказуем в своей реакции на внешние раздражители.

Этот политический ход Порошенко готовил давно. Помните проход небольшой украинской флотилии в Мариуполь по тому же маршруту в сентябре этого года? То была, разумеется, генеральная репетиция. Украинская сторона дальновидно просчитала все плюсы и минусы такой провокации. Это следует из того, что они не стали связываться с российской береговой охраной в районе Керченского моста, и вынудили атаковать себя в нейтральных водах. Именно поэтому украинские моряки не стреляли, хотя и были вооружены до зубов. Перед ними стояла другая задача, и они ее выполнили.

В результате Путин сам наступил на вовремя подставленные Порошенко политические грабли.

Порошенко в этом деле проявил себя мастером несимметричной войны. В самом деле, весь украинский флот – всего 66 кораблей (это включая все боевые и все вспомогательные корабли). Черноморский флот России – почти 2800 кораблей, то есть примерно в 40 раз больше. Пока доподлинно неизвестно, какую роль в подготовке этой операции сыграла Америка, но администрация Трампа за две недели до инцидента внезапно объявила набор двуязычных военнослужащих для проведения «секретных военных операций» – со знанием как английского, так и украинского языков. Место службы – Николаев, где находится крупный украинский порт, и где находится штаб-квартира американских вооруженных сил в Украине.

Теперь головная боль – у Путина, а не у Порошенко. Теперь Путин должен выбирать – либо отпустить украинских моряков и украинские корабли, либо получить очередные серьезные санкции на уровне тех, что Россия получила за аннексию Крыма.

Но если санкции за Крым были для России первыми, то санкции за аннексию Азовского моря могут стать последними (и губительными) для России.

Вместо того, что злиться на самого себя, Путин возмещает злобу на украинских матросах. Но мировая история никогда не прощает императоров, которые гневаются на простых матросов.

Напомню, что экономическое удушение России Трампом в последнее время постоянно усиливается. Причем экономическая война на удушение ведется Трампом не только и не столько по отношению к России, а по отношению ко всем странам враждебным к Западу странам Оси. Страны Оси – это Сирия, Россия, Иран и Северная Корея. Все эти страны в течение многих лет находятся под неслыханными санкциями. Экономическое эмбарго, введенное Западом по отношению к странам Оси, не имеет прецедентов. Уровень этого эмбарго таков, что речь давно уже не идет о том, чтобы с помощью экономического давления попытаться изменить поведение этих стран на мировой арене и вынудить эти страны поступать более цивилизованно. Речь идет о тотальном экономическом удушении.

Как все мы знаем, экономический разгром стран этой антизападной коалиции Трамп начал с Северной Кореи – эта страна была, как говорится, низко висевшим плодом, который легко сорвать.

Кроме санкций, Трамп искусно использует и нефтегазовые рычаги. В августе этого года США вышли на первое место в мире по добыче нефти, а мировое первенство по добыче газа США занимают уже более двух лет. Поскольку США – самый крупный потребитель нефти и газа в мире, а теперь – и самый крупный производитель нефти и газа, теперь именно США получили возможность манипулировать как спросом, так и предложением, и тем самым диктовать мировые цены на нефть и газ (за последние два месяца цена нефти упала примерно на 30%). То есть Трамп против Путина и других стран Оси применил те же самые нефтепроводные войска, с помощью которых Путин в свое время атаковал Европу.

В результате непродуманных действий России и других стран Оси все они загнали себя в угол и находятся в беспрецедентной в мировой истории экономической осаде. При этом следует подчеркнуть, что для Трампа в этом – ничего личного, это чисто бизнес. Трамп всю свою жизнь только тем и занимался, что выдавливал своих конкурентов из строительного бизнеса. Теперь, став президентом, он делает это на международной арене.

Каков был немедленный ответ Трампа на инцидент в Керченском проливе?

Сначала был демарш на встрече G20 в Аргентине: если с президентом Китая Трамп провел два с половиной часа, то с президентом России Трамп провел две с половиной секунды.

Именно так расположены во внутриамериканской табели о рангах Россия и Китай.

Затем, вдобавок к гневным словам в ООН, США официально известили Турцию (как того и требует международная конвенция Монтрё 1936 года по мореплаванию в проливах Босфор и Дарданеллы) о намерении ввести американские военные корабли в Черное море.

Такое решение администрации Трампа вполне укладывается в ту картину, которая наблюдается и в Южно-китайском море. Там, как известно, находятся несколько атоллов, незаконно оккупированных Китаем при попустительстве Обамы. На этих атоллах, рифах и искусственных островах теперь размещены китайские военно-морские базы и военные аэродромы.

Но с приходом Трампа в Белый Дом американский флот и авиация стали откровенно игнорировать захват этих островков Китаем. Корабли и самолеты ВМС США демонстративно заходят в 12-мильную зону и воздушное пространство этих территорий, тем самым постоянно напоминая Китаю о международном непризнании их незаконных территориальных притязаний.

Многие почему-то забывают, что Трамп, в отличие от недавно ушедшего от нас президента Буша-старшего, отнюдь не является примером джентльмена. Маневры американского флота вблизи Керченского пролива – не за горами, и реакцию российской стороны нетрудно предсказать. Напомню, что в вопросе территорий Трамп поступает с Россией точно так же, как и с Китаем – уже после событий в Керченском проливе ракетный эсминец ВМС США демонстративно прошел недалеко от залива Петра Великого около Владивостока. Весь этот залив Россия считает (вопреки международным конвенциям) своими территориальными водами.

Впервые с 1987 года американский военный корабль откровенно вызвал Россию на ответные действия. Которых не последовало. Видимо, в Кремле наконец-то начали осознавать все последствия Керченского провала.

Слушайте Давидзон Радио с моим участием

Понедельник, 3 декабря, с 17:10 до 19:00 по Нью-Йорку в передаче «Рикошет».

Интернет-трансляция http://www.davidzonradio.com/index620.php

Телефон прямого эфира (с 18:05 до 19:00): +1-718-303-9090

Мой Джордж

Сегодня пришло печальное известие – умер президент Джордж Буш-старший.

В связи с этим перед моими глазами предстало воспоминание.

Май 1991 года. Только что отгремели выстрелы Первой Иракской войны. Героем войны стал, конечно, генерал Норман Шварцкопф. Именно он сумел за 100 часов разгромить самую сильную мусульманскую армию на Ближнем Востоке. Впрочем, он не скрывал, кто были его учителями – стратегии танковых сражений в пустыне он учился у израильского генерала Ариэля Шарона, который, в свою очередь, считал себя учеником американского генерала Джорджа Паттона и немецкого генерала Эрнста Роммеля.

В один из тех теплых майских дней я занимался со своими студентами в лаборатории. Внезапно в дверь вежливо постучали. Я открыл дверь в аудиторию и увидел человека небольшого роста. «Здравствуйте» – сказал он. «Я – капитан Иванов. Из органов. Не могли бы Вы показать мне, что такое Интернет?» На его лице было написано, что никакой он не Иванов, и до капитана он еще не дорос, но что из органов – это точно.

Так я получил неопровержимые доказательства того, что один из моих студентов – стукач.

Предыстория этого визита была такова. За два года до этого мне, молодому советскому ученому, довелось побывать в Америке. Во время визита в Лабораторию искусственного интеллекта Массачусетского Технологического Института мне показали, что такое Интернет (тогда, правда его Интернетом еще не называли). Я подробно выяснил, как подключаться к Интернету, а по возвращении домой нашел поддержку у других энтузиастов этого нового вида связи. Первый в СССР сервер, который (по телефонным проводам!) подключался к одному из серверов в Финляндии, был установлен в Курчатовском Институте атомной энергии.

У нас в институте первый (и многие годы – единственный) компьютер с Интернетом был установлен в моей лаборатории. По телефонным проводам мы подключались к серверу Курчатовского института, через него – к финскому серверу, а через него – ко всему миру. Разумеется, своим студентам я все про Интернет рассказывал, и всем желающим показывал, как он работает.

Понятно, что информация об Интернете в конце концов должна была дойти до КГБ. Вот она и дошла.

Я включил компьютер. Это был хороший компьютер – с диском на один(!) мегабайт. Модем был к тому времени уже второго поколения – со скоростью не 300, как ранее, а 2400 бит в секунду. Я спросил, что мой нежданный гость хочет узнать. «Капитан» немного растерялся, так как даже не подозревал, что можно ожидать от этого Интернета. Тогда я предложил ему сам – «Давайте посмотрим расстрельные списки КГБ». «Капитан» возразил, что такие списки – до сих пор государственная тайна, и никому не позволено иметь к ним доступ. Он, разумеется, не знал, что Библиотека Конгресса США за несколько дней до этого поместила расстрельные списки из архивов КГБ на своем сайте (как они их достали – это уже другая история). С иронией на уровне булгаковского Воланда «Вино какой страны вы предпочитаете в это время дня?» я спросил: «Расстрельные списки какой области СССР вы предпочитаете посмотреть?»

Сошлись на Липецкой области. Имена, даты рождения, статьи УК РСФСР, даты «приведения в исполнение» – все это мелькало на экране компьютера. «Капитан» мрачнел с каждой минутой. Наконец, он не выдержал. Видимо, тяжесть преступления, совершенного изобретателями Интернета перед «прогрессивным человечеством», до него все-таки дошла. Он ушел, не попрощавшись. До августовского путча оставалось менее трех месяцев, а до развала СССР – полгода.

Но когда я вернулся домой, моя жена даже не позволила рассказать ей о моей необычной встрече с «капитаном». Она просто сказала, что беременна нашим вторым ребенком.

Мы решили, что рожать будем в СССР, но документы на выезд в Америку начинаем готовить прямо сейчас. Ну и, конечно, имя ребенку надо было дать. И для девочки, и для мальчика. По вопросу имени мальчика вопросов не возникало.

Так на свет через девять месяцев появился Георгий (Джордж).

Мы тогда еще не знали, что Буш-старший совершил ошибку, приказав генералу Шварцкопфу остановить наступление. Американские танки находились тогда в нескольких сотнях километров от Багдада, и между ними и столицей Ирака больше не было вражеских войск – все иракские дивизии были к тому времени разбиты. Ошибку, как известно, пришлось исправлять его сыну, президенту Джорджу Бушу-младшему.

Даже те, кто недолюбливал Джорджа Буша-старшего, должны признать, что он прожил исключительно яркую, насыщенную, и успешную жизнь. Его критики будут довольно скоро забыты, а он – никогда.

А вот мой Джордж сегодня – уже взрослый парень, и прекрасно знает, в честь какого именно Джорджа он назван. Хотя мой Джордж – не пилот пикирующего бомбардировщика, но он тоже увлекается авиацией. Как и президент Джордж Буш-старший, мой Джордж тоже готов посвятить себя защите Америки – но уже не на просторах Тихого океана, а на просторах Интернета.

Мой Джордж вырос настоящим патриотом Америки. Таким, каким был и президент Джордж Буш-старший.