Гангстеризация Демократической партии

Начнем с серии риторических вопросов, которые связаны с предстоящими в ноябре этого года президентскими выборами:

– добавляет ли демократам голосов каждая разбитая витрина?

– добавляет ли демократам голосов каждая сожженная машина?

– добавляет ли демократам голосов каждый убитый или раненый полицейский?

– добавляет ли демократам голосов каждая разбитая статуя?

добавляет ли демократам голосов каждая «автономная зона»?

– добавляет ли демократам голосов каждая разгромленная синагога или разгромленная церковь?

Простая человеческая логика подсказывает, что ответы на все эти вопросы – отрицательные. В настоящее время мнение большинства американцев категорически против участников беспорядков. Почему же демократы делают все это? Почему они перешли от идеологического бандитизма к реальному? Ведь все это глупо, просто глупо. Демократы завели Америку в пост-оруэлловский мир, в котором они потребовали присутствие полиции на акции протеста, посвященной урезанию финансирования полиции. Они что, полные дураки? Или политические простофили?

Я принадлежу к лагерю тех, кто демократов идиотами не считают. Так почему же они скатываются в эту уголовную трясину? Для ответа на этот вопрос необходимо разобраться в том, как работают средства массовой дезинформации.

В качестве примера рассмотрим аналогию с фондовой биржей. Многие считают, что рынок акций мгновенно реагирует на последние экономические известия. К сожалению, это далеко не так. 

Биржа реагирует не на новости как таковые, а на ожидание того, как они могут повлиять на состояние уже сформированного портфолио примерно через полгода. Поэтому, например, иногда плохие новости приводят к повышению цены акций, а иногда – к их понижению. Или наоборот – иногда хорошие новости приводят к повышению курса акций, а иногда – к понижению. Все зависит от того, как именно воротилы Уолл-стрит сформировали свои нынешние портфолио, на что они ориентированы (на повышение или понижение курса акций), и каков прогноз примерно на 6 месяцев вперед.

При этом параллельно с реальным биржевым рынком существует виртуальная, информационная реальность. В этой реальности всегда найдется подходящая новость для рационализации сиюминутного движения цен. Из всей какофонии новостей на первые полосы проникают только те новости, которые «продаются» лучше всего, и которые авторитетно «объясняют», почему котировки сегодня пошли вверх или вниз. Это относится не только к экономическим новостям, но и ко всем другим, включая политические новости.

Другими словами, политические и экономические новости сами по себе не имеют значения. С политической точки зрения значение имеют только те новости, которые совпадают с точкой зрения существующих политических позиций. С точки зрения уже сформированного политического портфолио. С уже утвержденной политической платформой. Именно поэтому большинство средств массовой дезинформации закономерно мигрируют в сторону неприкрытой пропаганды, а аудитория новостных каналов поляризуется очень быстро.

Точно также, как сегодняшние события на фондовом рынке призваны максимизировать стоимость портфолио через полгода, нынешние действия демократов имеют своей целью максимизацию их политического портфолио в послевыборный период. 

Всеамериканский погром происходит потому, что демократы, возможно, знают – Трамп уже выиграл выборы 2020 года.

Выборы состоятся 3 ноября, но демократы уже сейчас уверены, что знают имя победителя, и действуют соответственно. При этом Трамп не атакует безмозглых марксистов-чернорубашечников с помощью армии, хотя и имеет такую возможность.

Выборный штаб Трампа работает только над одной задачей – выборы. До тех пор, пока беспорядки сконцентрированы в основном в традиционных демократических штатах, не следует ожидать каких-либо жестких действий Белого Дома. Вмешательство в действия погромщиков в демократических штатах не добавят Трампу ни одного голоса Коллегии Выборщиков – эти штаты все равно проголосуют против него. В классической макиавеллиевской манере Трамп милостиво разрешил устроить в этих штатах вернисаж социализма для тех, кто так о нем мечтает.

Трамп знает, что вандализм демократов-мятежников не является ответом на его действия или его политику – этот вандализм является ответом на его победу. Боссы Демократической партии, как и боссы Уолл-стрит, смотрят не в прошлое, не в настоящее, а в будущее – левые гангстеры действуют так же, как и левые банкиры.

Погромы демократов это сегодняшний ответ на будущую победу Трампа.

Другими словами, если сегодняшний уровень цен фондового рынка отражает ожидания будущего монетарного уровня уже сформированных портфолио, «мирные погромы» отражают реакцию обитателей демократического болота на стоимость их политических позиций после проигрыша в ноябре этого года.

Гангстеризация Демократической партии – это последнее усилие, последние резервы, последняя соломинка утопающих в собственном левом расистском дерьме демократов, чтобы поддержать дух в стане заведомо проигравших. Без сомнения, как люди образованные, они прекрасно знают, что не могут победить. Почему же они это делают? Они знают, что Трамп накопил достаточный политический капитал, а его выборный штаб собрал внушительные денежные пожертвования.

Демократы хотят, чтобы Трамп этим летом попусту растратил свой политический и денежный капитал на борьбу с демократами-погромщиками в демократических штатах, и тем самым разбазарил бы всю политическую амуницию еще до начала выборной гонки.

К настоящему времени Президент Трамп на эту удочку не поддался.

Кроме того, демократы знают о синдроме Баадера-Мейнхоф – одержимым какой-либо идеей нужно постоянно подпитывать свою веру в эту идею. Те, кто хочет видеть Америку в огне погромов и вандализма, всегда найдут подходящие источники. Те, кто видит везде и во всем промысел божий, всегда найдут этому подтверждение. Если кто-то ищет доказательства того, что Соединенные Штаты Америки превратились в Соединенные Штаты Анархистов, он всегда найдет этому доказательства на каналах CNN, MSNBC, и других левых изданий. Другими словами, пропаганда гангстеризации Демократической партии интересна тем, кто, собственно, и заинтересован в гангстеризации Демократической партии.

(Примечание к русской версии этой статьи: неужели вы думаете, что сайты kasparov.ru или grani.ru когда-нибудь откажутся от анти-трампизма? Нет, они будут продолжать искать «русский след» в действиях Трампа до тех пор, пока в Америке не будет избран президент-демократ. Эти издания больны синдромом Баадера-Мейнхоф, больны серьезно, но все же остается надежда, потому что эта болезнь относится к классу излечимых).

Хорошо известно, что исторически, с евреев все начинается (имеются в виду еврейские погромы), но на евреях никогда не заканчивается. Этап еврейских погромов в Америке, похоже, уже прошел. Разумеется, демократы скоро возьмутся за христианских святых и церкви. При этом в Америке отношение к христианству существенно отличается от Европы – в Америке никогда не было ни Варфоломеевской ночи, ни инквизиции, и отношение к христианству в целом весьма положительное. Когда статуи Христа, Девы Марии, и другие символы христианства в Америке начнут падать – это будет означать, что Демократическая партия закончила выкапывать себе могилу.

Первая же разгромленная статуя Девы Марии приведет к такому мощному отпору, которого Демократическая партия – партия бывших рабовладельцев и ККК – никогда не испытывала со времен Гражданской войны. Прощальной же песней демократов станет низвержение статуи Мартина Лютера Кинга – мирного черного республиканского проповедника.

При этом никакая социалистическая революция в Америке не произойдет. В самом деле, все левые революции в мире произошли в странах, где народ не имел возможности защитить свои права с оружием в руках. Все же правые революции в мире произошли в странах, где народ не только имел право, но и владел достаточным количеством оружия. Примеры этого хорошо известны – левые революции во Франции (1789) и России (1917), и правая революция в Америке (1776).

Поэтому, если Америке и грозит очередная революция, то она будет, как и революция XVIII века, правой. (Консервативная революция Трампа в Америке, возможно, уже происходит. Если вы ее не заметили, вам следует выключить телевизор). Закон и порядок будет в конце концов восстановлен – от политических гангстеров в Америке после выборов 2020 года избавятся быстро и эффективно.  

The Russian Origins of Black Neo-Marxism

“White” does not mean white.  “White” in radical parlance means anyone of any race, creed, nationality, color, sex, or sexual preference who embraces capitalism, free markets, limited government, and American traditional culture and values.”

This philosophical concept belongs to Noel Ignatiev, a white American of Russian origin, who is the ideological founding father of numerous radical black movements in America.  The author of this concept was even lucky enough to see his best students — Black Lives Matter (BLM) — in action. 

Research into the work of this former Harvard professor finally answered the question of why BLM proponents are so negative about the perfectly rational slogan “All Lives Matter.” The fact is that the “black” in the interpretation of Ignatiev is a revolutionary Marxist.  All those who do not agree with the Left ideology should, according to Ignatiev, be eliminated. 

The slogan “All Lives Matter” blurs the concept of the enemy and brings confusion to the minds of revolutionaries.  That is why any mention of “All Lives Matter” (or its version in support of the police — “Blue Lives Matter”) provokes such an acute reaction of the Left.

According to Ignatiev, “black” is not the level of pigment in the skin, but the level of adherence to the Marxist doctrine.

According to this definition, the great American free-market economist Thomas Sowell, although he has quite enough black pigment, is not “black.” The conservative justice of the U.S. Supreme Court Clarence Thomas is not “black” either.  According to Ignatiev, many black Americans are not “black” just because they do not want to follow the Marxist dogma. 

Noel Ignatiev (1940-2019) was born in America in a family of Jewish immigrants from Russia and was a third-generation communist.  Moreover, he was not just a member of the Communist Party of the USA from the age of 17 but belonged to its most radical, ultra-left Marxist-Leninist wing.  What was his most outstanding contribution to American philosophy? Here it is:

“Eventually white women can breed out, but my feeling is that if you are a white male, you should kill yourself now.  If you are a thoughtful person, with a social consciousness who considers himself white, you will consider suicide.”

It was he, a convinced, uncompromising, and resolute communist, who in 1967 proposed the doctrine of “white privilege.” Not as a racial term, but as a somewhat modified Marxist term of the class struggle.  The notorious “eradication of white privileges” is simply the standard Marxist wealth redistribution, expressed in newspeak.

Of course, the primary task for Ignatiev was never the physical extermination of whites.  He was talking about the ideological purification of the “whites” from the principles of private property, individualism, and freedom — all concepts profoundly alien to the Marxists.  Supporters of Ignatiev, aiming for socialism in America, have chosen a very peculiar way — the mass transformation of whites and squeezing out of them of all their “whiteness.” He sees a happy future as an all-American Gulag, where the re-education of “whites” into “blacks” takes place.

In this case, Ignatiev has no doubts about his righteousness:

“The goal of destroying the white race is simply so desirable, it boggles the mind trying to understand how anyone could possibly object to it.”

The showcase kitsch concentration camp CHAZ/Antifastan in Seattle, with its intolerance of dissent, is the pinnacle of the realization of Ignatieff’s ideas.

The kneeling of some American police offices, military personnel, and politicians in front of a crowd of “blacks” (“blacks” from a Marxist point of view, of course) is an acknowledgment of the supremacy of left-wing ideology over the law.  This is a recognition of the supremacy of the leftist dogma over the Constitution and the oath.

Kneeling is a confirmation that America is not suffering from systemic racism but from systemic neo-Marxism.

Before citing another statement of Ignatiev, let’s consider its antithesis:

“Make no mistake about it: we intend to keep bashing the dead black males, and the live ones, and the females too, until the social construct known as ‘the black race’ is destroyed.”

In a decent American conservative society, people will be denied the door for such statements, declined to be greeted and shake hands.  Such misguided people will be wiped from memory, get outcasted, and de-friended on Twitter and Facebook.  But for some reason, Ignatiev’s real quote never leads to such a reaction:

“Make no mistake about it: we intend to keep bashing the dead white males, and the live ones, and the females too, until the social construct known as ‘the white race’ is destroyed.”

No, this is not black racism.  This is a systematic, canonical, and “ideologically correct” approach to the class struggle, designed to accomplish a dogmatic Marxist wealth redistribution.  Why? Because since the 60s, all leftists have known the maxim: “The issue is never the issue.  The issue is always the revolution.”

That is why the two paramilitary wings of the Democrat party — the “white” Antifa and the “black” BLM — perfectly understand each other.  After all, the race is not a problem.  The main goal is the revolution.  (By the way, the “white” wing of the stormtroopers was also created by the communist: Soviet agent Ernst Thalmann established Antifa in Germany in 1932.)

BLM stormtroopers are trying to provoke a racial war in America in the hope that it will develop into a civil war — simply because it is much easier to make a revolution during a war.  One of the founders of BLM, Patrisse Cullors, does not hide the fact that BLM members are “trained Marxists” who “read Marx, Lenin, and Mao.”

Of course, the entire Ignatiev’s clink clank is hardly perceived by an unprepared audience.  Therefore, for brevity, we formulate the quintessence of Ignatieff’s philosophy in a simplified form: racism is a form of anti-communism (meaning the “white racism,” of course). 

Actually, many readers are familiar with such definitions.  For example, “Zionism is a form of racism” has been an official UN slogan for many years.  Therefore, the militant anti-Semitism of paleocommunist Ignatiev should not surprise anyone. Indeed, according to Ignatiev, it follows that “Zionism is a form of anti-communism.” Moreover, Ignatiev hated Christianity as much as Judaism (he especially hated Christmas and, oddly enough, Christmas trees).

The Race Traitor magazine published a policy article by Ignatiev in 1997 entitled “The Point Is Not To Interpret Whiteness But To Abolish It”:

“When it comes to abolishing the white race, the task is not to win over more whites to oppose “racism”; there are “anti-racists” enough already to do the job.  The task is to gather together a minority determined to make it impossible for anyone to be white.  It is a strategy of creative provocation”. 

Of course, by “minority” here Ignatiev means a group of fiery revolutionaries, and “creative provocation” means riots and vandalism. The analogy with the Russian Bolsheviks here is direct – the lumpenproletariat was used in the communist coup in Russia; in America, Ignatiev proposes to use the lumpenblacks as cannon fodder.

No, not all immigrants from Russia became great Americans, such as Sergei Rachmaninov, Igor Sikorsky, Vladimir Nabokov, Joseph Brodsky, and Ayn Rand.  Unfortunately, Russia also offered the arch-communist Noel Ignatiev and the founder of Russian fascism Ivan Ilyin

That’s where the Democrats, who are looking everywhere for the Russian fingerprints, can come unrolled — after all, if one believes Democrats, even President Trump is the puppet of the Kremlin.  Where is the noble indignation of the leftist press about the “Russian interference in the United States internal affairs”? After all, it was Ignatiev who made titanic efforts to turn American youth into brainless, self-righteous fanatics of a Marxist utopia.

The question, of course, is rhetorical.

Leftists in America — despite intraspecific ideological competition and the amount of skin pigment — are not on the American side of the barricades.

[Originally published at American Thinker]

Русские истоки черного неомарксизма

«Белый» не означает белый. «Белый» на языке радикалов означает любого человека любой расы, вероисповедания, национальности, цвета кожи, пола или сексуального предпочтения, который поддерживает капитализм, свободные рынки, ограниченное правительство, американскую традиционную культуру и ценности».

Эта философская концепция принадлежит белому американцу русского происхождения Ноэлю Игнатьеву, который является идеологическим отцом-основателем многочисленных радикальных черных движений в Америке. Автору этой концепции даже посчастливилось увидеть в действии своих лучших учеников – Black Lives Matter (BLM).

А теперь посмотрим, как выглядит антитезис:

«Черный» не означает черный. «Черный» на языке радикалов означает любого человека любой расы, вероисповедания, национальности, цвета кожи, пола или сексуального предпочтения, который поддерживает социализм, плановую экономику, авторитарное правительство, традиционную пролетарскую культуру и революционные ценности».

Любого, кто подпишется под этим фрагментом, ждет линчевание в Интернете и позорное изгнание из социальных сетей. Любого американца, который поддержал бы такое высказывание, ждут серьезные неприятности и в реальной жизни. Вместе с тем поддержка противоположной точки зрения вполне безопасна и весьма популярна.

Ознакомление с трудами этого бывшего профессора Гарварда наконец-то ответило на вопрос, почему сторонники BLM так негативно относятся к вполне рациональному лозунгу “All Lives Matter”. Дело в том, что «черный» в интерпретации Игнатьева – это революционер-марксист. Все, кто не согласен с левой идеологией, должны быть, по Игнатьеву, уничтожены.

Лозунг “All Lives Matter” размывает концепцию врага и вносит сумятицу в умы революционеров. Именно поэтому любое упоминание об “All Lives Matter” (или его версия в поддержку полиции – “Blue Lives Matter”) вызывает такую острую реакцию левых. Собственно, ничего другого, кроме как нетерпимости к инакомыслию, от левых никто и не ожидал.

По Игнатьеву «черный» – это не уровень пигмента в коже, а уровень приверженности марксисткой доктрине.

В соответствии с этим определением, выдающийся философ Америки XX века Томас Соуэлл, хотя и имеет вполне достаточно черного пигмента, «черным» не является. Не является «черным» и консервативный судья Верховного Суда США Кларенс Томас. По Игнатьеву множество черных американцев не являются «черными», потому что не желают следовать марксистской догме. Не являются «черными» и те черные владельцы бизнесов, которые с оружием в руках, плечом к плечу со своими соседями – белыми владельцами бизнесов – защищали свое имущество и свои семьи от «черных» погромщиков. Не был «черным» и Мартин Лютер Кинг – он никогда к насилию не призывал.

Ноэль Игнатьев (1940-2019) родился в Америке в семье еврейских иммигрантов из России, и был коммунистом в третьем поколении. При этом он был не просто членом Коммунистической партии США с 17-летнего возраста, а принадлежал к ее наиболее радикальному, ультралевому марксистко-ленинскому крылу. Каков его самый выдающийся вклад в американскую философию? Вот какой:

«В конечном итоге белые женщины вымрут, но лично я считаю, что если вы – белый мужчина, то немедленно должны себя убить. Если вы – мыслящая личность, обладающая социальной ответственностью, вы должны подумать о самоубийстве».

Каким образом подобный воинствующий антиинтеллектуализм открывает дорогу на кафедру в Гарварде – это отдельный вопрос. Но значительное количество как черных, так и белых студентов приняли эту концепцию как руководство к действию. «Упразднить белую расу» – такова задача, поставленная Игнатьевым.

Именно он, убежденный, бескомпромиссный и решительный коммунист, в 1967 году явился творцом доктрины «белых привилегий» – не в качестве расового термина, а в качестве несколько видоизмененного марксистского термина классовой борьбы. Пресловутое «искоренение белых привилегий» есть просто стандартное марксистское перераспределение собственности, выраженное на новоязе.

Разумеется, первичной задачей для Игнатьева никогда не было физическое истребление белых (это было вторичной задачей). Речь идет об идеологической очистке «белых» от глубоко чуждых марксистам принципов частной собственности, индивидуализма и свободы. Сторонники Игнатьева для построения социализма в Америке выбрали весьма своеобразный путь – массовое преобразование белых и выдавливание из них всего «белого». Счастливое будущее видится им как всеамериканский Гулаг, где происходит перевоспитание «белых» в «черных». 

При этом у Игнатьева нет никаких сомнений в своей правоте:

«Цель уничтожения белой расы настолько желательна, что просто уму непостижимо, что кто-то может против этого возражать».

Образцово-показательный прогрессивный кич-концлагерь Антифастан в Сиэтле с его нетерпимостью к инакомыслию является вершиной воплощения идей Игнатьева в жизнь.

Преклонение некоторых американских полицейских, военных, и политиков перед толпой «черных» («черных» с марксистской точки зрения, конечно) – это признание верховенства левой идеологии над законом. Это признание верховенства левой догмы над Конституцией и присягой. Это демонстративный отказ левых жить в правовом государстве идеологически правой Америки.

Коленопреклонение является подтверждением того, что Америка страдает не от системного расизма, а от системного неомарксизма.

Прежде чем привести очередное высказывание Игнатьева, приведем его антитезис:

«Мы будем бичевать черных мужчин, как живых, так и мертвых, а также черных женщин, пока общественная формация, называемая «черная раса», не будет уничтожена».

В приличном американском консервативном обществе за такие высказывания откажут от дома, перестанут здороваться и пожимать руку. Вычеркнут из жизни и из друзей в Твиттере и Фейсбуке. Но реальная цитата Игнатьева почему-то никогда не приводит к подобной реакции:

«Мы будем бичевать белых мужчин, как живых, так и мертвых, а также белых женщин, пока общественная формация, называемая «белая раса», не будет уничтожена».

Нет, это не черный расизм. Это системный, канонический, и «идеологически правильный» подход к классовой борьбе, призванный совершить догматическое марксистское перераспределение собственности. Почему? Потому что с 60-х годов всем левым известна максима: «Предмет спора не является проблемой как таковой. Настоящая проблема – это революция».

Именно поэтому два боевых крыла Демократической партии США – «белая» Антифа и «черная» BLM – прекрасно понимают друг друга. Ведь раса – это не проблема. Главная цель – революция. Кстати, «белое» крыло штурмовиков Демократической партии – Антифа – тоже было создано коммунистом. Советский агент Эрнст Тельман создал Антифа в Германии в 1932 году.

Свои «мирные погромы» BLM характеризует как «протест против полицейского произвола», но это, разумеется, просто тактический ход. Стратегическая цель BLM – революция. Они пытаются спровоцировать в Америке расовую войну в надежде на то, что она перерастет в гражданскую войну – просто потому, что делать революцию во время войны гораздо проще. Одна из основательниц BLM, Пэтрисс Куллорс, не скрывает того, что BLM – это «хорошо обученные марксисты», которые «читают Маркса, Ленина, и Мао».

Разумеется, вся словесная эквилибристика Игнатьева с трудом воспринимается неподготовленной публикой. Поэтому, для краткости, сформулируем квинтэссенцию философии Игнатьева в упрощенном виде: расизм – это форма антикоммунизма (при этом подразумевается, конечно, только «белый расизм»). У этого определения есть много интересных логических следствий. Например, коммунизм – это антирасизм.

Собственно, с подобными формулировками многие читатели знакомы. Например, «сионизм – это форма расизма» был официальным лозунгом ООН многие годы. Поэтому воинствующий антисемитизм палеокоммуниста Игнатьева не должен никого удивлять, как и то, что BLM гораздо активней участвует в еврейских погромах, чем Антифа. Ведь по Игнатьеву следует, что «сионизм – это форма антикоммунизма». Впрочем, Игнатьев так же ненавидел христианство, как и иудаизм (он особенно ненавидел Рождество и, как ни странно, рождественские елки). Те читатели, которые знакомы со статьей «Антисемитизм, антиевреи, и еретик Веллер» сразу распознают в Игнатьеве классического антиеврея.

В журнале «Предатель расы» опубликована программная статья Игнатьева 1997 года под названием «Дело не в том, чтобы переосмыслить белых, а в их упразднении»:

“Когда речь идет об уничтожении белой расы, задача состоит не в том, чтобы привлечь на свою сторону больше белых для отпора «расизму»; «антирасистов» уже вполне достаточно, чтобы выполнить эту работу. Задача состоит в том, чтобы собрать вместе меньшинство, которое полно решимости сделать невозможным для кого-либо быть белым. Это – стратегия творческой провокации».

Разумеется, под «меньшинством» здесь Игнатьев понимает группу пламенных революционеров, а «творческая провокация» это погромы и вандализм, которые мы видим сегодня на улицах американских городов. Аналогия с русскими большевиками тут прямая – в коммунистическом перевороте в России был задействован люмпен-пролетариат, а в Америке Игнатьев предлагает использовать в качестве пушечного мяса люмпен-черных.

Нет, не все выходцы из России стали великими американцами. Такими, как Сергей Рахманинов, Игорь Сикорский, Владимир Набоков, Иосиф Бродский, и Эйн Рэнд (Алиса Розенбаум). К сожалению, из России вышли архикоммунист Ноэль Игнатьев и основатель русского фашизма Иван Ильин. Советские агенты с помощью «полезных идиотов»  внедрили в Америке также марксистскую версию христианства – Теологию Черного Освобождения (Black Liberation Theology), поэтому многие черные прихожане с сочувствием относятся к «черным» штурмовикам.

Вот бы где развернуться демократам, которые везде ищут «русский след» – у них даже президент Трамп является марионеткой Кремля. Где благородное негодование левой прессы по поводу «вмешательства русских во внутренние дела США»? Ведь именно Игнатьев приложил титанические усилия для того, чтобы превратить американскую молодежь в безмозглых фанатиков марксистской утопии.

Вопрос, конечно, риторический.

Левые в Америке – несмотря на внутривидовую идеологическую конкуренцию и количество кожного пигмента – находятся на враждебной Америке стороне баррикад.

Twenty weeks before the election: which American politicians are now the most vulnerable?

From 2016, fast forward to 2020

The first half of the year 2020 was too eventful.  A lot of extraordinary things have happened and will probably continue to occur in the second half of this year.  Nevertheless, it will be useful for all of us to recall what the primary reason was that led to political turbulence on American soil again.

The root cause of the 2020 events was the refusal of the Democrats to accept the results of the 2016 elections.

Had Princess Hillary ascended to the throne, all the prerequisites for building an American version of the Gulag would be present by the beginning of 2020.   Only the necessary favorable conditions, which could serve, for example, coronavirus infection, would be required.  However, in some states, a particularly primitive form of corona-gulag would still be built.

Rioting and arson in the streets of some American cities under President Hillary Clinton would probably have never happened.  But under President Trump, they did.  Why?

We will have to go back in time again.

A series of failed attempts

By the beginning of 2019, it had become clear to everyone that “Russiagate” was a politically hopeless affair and was facing a resounding failure.  That was confirmed on March 22, 2019, when the investigation of Special Counsel Robert Mueller was completed, and the report was transferred to the U.S. Attorney General William Barr.

After reading the report, the Attorney General initiated the investigation into the origins of Obamagate.  He appointed U.S. Attorney John Durham to investigate how the Obama administration spied on candidate (and then president) Trump, members of his family, and his campaign headquarters.

The country only found out about this on April 18, 2019, when the Mueller Report was published.  It was not possible to squeeze Trump out of the White House with the help of “Russiagate,” and Trump political opponents realized their defeat.

The Ukrainian blow

Three days later, on April 21, 2019, Obama’s deep state received a blow from an unexpected source.  Petro Poroshenko, a loyal participant in the process of money laundering of American taxpayers, unexpectedly lost the election in Ukraine, a country far away and practically unknown in America.  But Obama’s team was not only familiar with Ukraine.  It was one just one of the key countries in the lucrative cycle of money: from the pockets of American citizens into the hands of corrupt Ukrainian politicians, and then into the pockets of functionaries of the Democrat Party.

President Trump’s congratulatory call on the evening of April 21 to the newly elected President of Ukraine Volodymyr Zelensky served as the trigger that led to the events of 2020.

After four days of intensive consultations, on April 25, 2019, former vice president Joe Biden officially inserted himself into the presidential race.  It was a difficult but necessary step for the Democrats.  The deep state realized that they now face double exposure – for spying on political opponents and for money laundering.  They began to work on the new problem feverishly, and the “Ukrainian problem” was given priority.

It was a sound decision.  “Russiagate,” although lost, somehow could still be extended until November 2020.  However, money laundering through such a convenient transshipment point, like Ukraine, could be jeopardized or even completely stopped.  It was the new president of Ukraine call.  Therefore, just in case, the hype around the “Russiagate” has continued.  It reached its culmination at the hearing (disastrous, it should be noted) of Robert Mueller in Congress on July 24, 2019.

No one knew what President Zelensky would do.  The very next day, July 25, 2019, a telephone conversation between Trump and Zelensky answered all the burning questions for the conspirators.  Zelensky not only did not intend to continue the well-established corruption scheme but was also ready to begin an investigation of the financial machinations of Obama’s key player in the Ukrainian affairs – Joe Biden.

That is why Obama’s supporters in the Trump administration leaked information about this telephone conversation.  It simply could not be left out.  The “Russiagate” had finally buried itself, and political “all hands on deck” in the Ukrainian direction was commenced.  After all, if Ukrainian financial frauds were revealed, the whole Party would suffer, not just certain functionaries of the Democrat Party. 

The bluffpeachment, corona-gulag, and vandalism

So, the impeachment was fabricated.  June 18, 2020, marks exactly six months since the impeachment of President Trump at the House of Representatives.  However, it seems like it happened in the last century.  This impeachment has sunk into oblivion as if it did not exist.

The impeachment adventure did not lead to the expulsion of Trump from the White House, so the conspirators had to come up with something new.  Trump was acquitted in all respects on February 5, 2020, and the conspirators grabbed another heaven-sent straw – the coronavirus.

Parallel to the coronavirus epidemic, was an epidemic of brainwashing.  At first, Trump was accused of arbitrarily stopping flights from China too early, and then – that he “closed America” ​​too late.  Particularly successful in fueling the situation were Democrat mayors and Democrat governors.  However, all their efforts once again were unsuccessful.

Obama’s supporters had one last reserve – the Democrat Party militant wings.  Democrats once, in the 19th century, already got burned with the creation of the Ku Klux Klan.  Therefore, in the 21st century, they created two race-separated paramilitary groups – the white militants of Antifa and the black militants of the Black Lives Matter.  Obama’s ideological supporters created both on the model and likeness of the blackshirts of another famous socialist – Mussolini.

Both those militant wings needed a trigger to start the “revolution,” and it was quickly found.  They used the golden coffin of a carrier criminal and drug addict as a trigger.

However, the leadership of the deep state has realized that the notorious golden coffin of George Floyd was, most likely, the coffin of the Democrat Party.

Trump paused to make sure that the Democrat party is viewed as a party of pogroms, looting, vandalism, and violence.  Antifastan, the last stronghold of ersatz revolutionaries in Seattle, is an excellent souvenir to Trump.  Many leftists began to understand this, and now we finally got to the heart of the question posed.

Possible next step of Washington apparatchiks

Let’s hope everyone understands the deep hole in which the Washington nomenclature is.  Obama’s supporters have no political ammunition left.  There is no doubt that deep state operatives are now in a desperate search for a way out of this impasse.  After all, they are now facing not only exposure in the Ukrainian and espionage affairs but Trump’s deafening victory in twenty weeks.  How to be saved?

America should be wary that Obama supporters in the American intelligence community could do to Barack Obama what American intelligence services have done to John F.  Kennedy.

Indeed, Obama can be used to pin the blame on him for all the misdeeds and shameful affairs of his administration.  Such methods of solving problems are traditionally practiced in most left-wing parties worldwide.  It should be assumed that this kind of means of survival is considered quite seriously in the bowels of DNC.

The alternative to this, from the Democrats’ point of view, is terrible.   After all, Trump is guaranteed to pardon Obama.  That would make Obama and his supporters complete political bankrupts and deprive Obama of a martyr’s halo forever.

Therefore, not Donald Trump and not Joe Biden are currently America’s most vulnerable politicians, but Barack Hussein Obama.

20 недель до выборов: кто из американских политиков сейчас наиболее уязвим?

Первая половина выборного, 2020 года слишком сильно насыщена событиями. Очень много неординарного произошло и будет, вероятно, происходить и во второй половине этого года. Тем не менее, всем нам полезно будет еще раз вспомнить, что явилось первопричиной того, что политические разногласия снова привели к политической турбулентности на американской земле.

Первопричиной событий 2020 годя явился отказ демократов принять результаты выборов 2016 года.

Если бы принцесса Хиллари взошла на престол, то к началу 2020 года все предпосылки для построения американской версии Гулага были бы налицо. Для его окончательного построения требовались бы только дополнительные благоприятные условия, которыми могла послужить, например, коронавирусная инфекция. Впрочем, в некоторых штатах некая примитивная форма коронагулага все же была построена.

Грабежи, беспорядки, и насилие на улицах некоторых американских городов (заранее запланированные и никак не связанные со смертью черного уголовника, обремененного коронавирусом, сердечной недостаточностью, и летальной дозой наркотиков), при президенте Хиллари Клинтон, возможно, никогда бы не произошли.

А вот при президенте Трампе произошли. Почему?

Нам вновь придется возвращаться назад.

К началу 2019 года всем стало ясно, что «русское дело» Трампа – дело политически безнадежное, и его ждет оглушительный провал. Это подтвердилось 22 марта 2019 года, когда расследование специального прокурора Роберта Мюллера было завершено, и материалы дела были переданы Генеральному Прокурору США Уильяму Барру.

Сразу после ознакомления с материалами дела Генеральный Прокурор инициировал встречное расследование. Им был назначен прокурор Джон Дахэм для расследования того, как администрация Обамы шпионила за кандидатом (а затем и президентом) Трампом, членами его семьи и выборного штаба.

Страна узнала об этом только после 18 апреля 2019 года, когда доклад Мюллера был опубликован. Выдавить Трампа из Белого Дома с помощью «русского дела» не удалось, и политические противники Трампа осознали свое поражение.

Через три дня, 21 апреля 2019 года, теневое правительство Обамы получило удар с неожиданной стороны. Лояльный участник процесса отмывания денег американских налогоплательщиков Петр Порошенко неожиданно проиграл выборы в далекой и практически неизвестной в Америке Украине. Но команде Обамы Украина была не просто хорошо знакома. Это была одна из ключевых стран в прибыльном круговороте денег: из карманов американских граждан в руки коррумпированных украинских политиков, а затем – в карманы функционеров Демократической партии США.

Поздравительный звонок президента Трампа вечером 21 апреля только что избранному президенту Украины Владимиру Зеленскому послужил тем триггером, который и привел к событиям 2020 года.

Через четыре дня интенсивных консультаций, 25 апреля 2019 года, бывший вице-президент Джо Байден официально выдвинул свою кандидатуру на пост президента США. Это был вынужденный, но необходимый шаг демократов. Теневое правительство осознало, что им теперь грозит двойное разоблачение – и за шпионаж за политическими противниками, и за отмывание денег. Они стали лихорадочно работать над создавшейся проблемой, причем «украинской проблеме» был отдан приоритет.

Это было здравое решение – если «русское дело», хотя и проигранное, еще можно было хоть как-то протянуть до ноябрьских выборов 2020 года, то перекачка денег через такой удобный перевалочный пункт, как Украина, может быть поставлена под угрозу или даже совсем прекращена, если новый президент Украины того пожелает. Поэтому, на всякий случай, ажиотаж вокруг «русского дела» был продолжен – он достиг своей кульминации на слушаниях (провальных, следует заметить) прокурора Мюллера в Конгрессе 24 июля 2019 года.

Никто не знал, как поступит президент Зеленский. Но на следующий же день, 25 июля 2019 года, телефонный разговор между Трампом и Зеленским ответил на все мучительные вопросы аппаратчиков – Зеленский не только не намерен продолжать хорошо отлаженную коррупционную схему, но и готов начать расследование финансовых махинаций ключевого игрока Обамы на украинском направлении – Байдена.

Именно поэтому сторонники Обамы в администрации Трампа «слили» информацию об этом телефонном разговоре. Ее просто нельзя было не слить. «Русское дело» было окончательно похоронено, и был объявлен политический аврал на украинском направлении. Ведь если украинские финансовые махинации станут известны, то пострадают не только отдельные функционеры Демократической партии – пострадает вся партия.

Так был сфабрикован импичмент.

18 июня 2020 года исполняется ровно 6 месяцев с момента объявления импичмента Трампу в Палате Представителей, но кажется, что это было в прошлом веке. Канул этот импичмент в лету, как будто его и не было.

Авантюра с импичментом не привела к выдворению Трампа из Белого Дома, поэтому заговорщикам пришлось придумывать что-то новенькое. Трамп был оправдан по всем статьям 5 февраля 2020 года, и заговорщики схватились за очередную подвернувшуюся соломинку – коронавирус.

Параллельно с эпидемией коронавируса пошла эпидемия промывки мозгов – сначала Трампа обвиняли в том, что он самовольно прекратил воздушное сообщение с Китаем слишком рано, а затем – что он «закрыл Америку» слишком поздно. Особо преуспели в нагнетании обстановки мэры-демократы и губернаторы-демократы. Но все их усилия в очередной раз не увенчались успехом.

У сторонников Обамы оставался последний резерв – боевые подразделения Демократической партии. Демократы однажды, в XIX веке, уже обожглись с созданием боевиков Ку Клукс Клана. Поэтому ими в XXI веке были созданы военизированные отряды по расовому признаку – белые боевики Антифа и черные боевики Black Lives Matter. И те, и другие были созданы идеологическими сторонниками Обамы по образцу и подобию чернорубашечников другого известного социалиста – Муссолини.

И тем, и другим отрядам левых боевиков для начала «революции» требовался триггер, и он быстро нашелся. Им выступил золотой гроб рецидивиста и наркомана.

Но к настоящему времени к руководству теневого правительства начало приходить понимание того, что пресловутый золотой гроб Флойда был, скорее всего, гробом Демократической партии.

Трамп выдержал паузу и дал возможность американским гражданам убедиться в том, что демократы – это партия погромов, грабежей, вандализма и насилия. Последний оплот эрзац-революционеров в городе Сиэтле – Антифастан – является отличным подарком Трампу. В сущности, выборы 2020 года – это выбор американского народа между Трампом и Антифастаном. Многие левые твари из вашингтонского болота начали это понимать, и теперь мы наконец-то добрались до существа поставленного вопроса.

Надеюсь, всем понятно то состояние, в котором находится вашингтонская номенклатура? У сторонников Обамы не осталось резервов. Вне всякого сомнения, функционеры теневого правительства находятся сейчас в отчаянном поиске выхода из создавшейся тупиковой ситуации. Ведь теперь им грозит не только разоблачение на украинском и шпионском направлениях, но и оглушительная победа Трампа через 20 недель. Как спастись?

Америке следует опасаться того, что сторонники Обамы в американских спецслужбах могут сделать с Бараком Обамой то, что уже было сделано американскими спецслужбами с Джоном Кеннеди.

Ведь на Обаму можно будет списать все криминальные и позорные дела прошлой администрации. Как известно, такие методы решения проблем традиционно практикуются в большинстве левых партий. Следует полагать, что такой метод политического выживания рассматривается в ЦК Демократической партии вполне серьезно.

Альтернатива этому, с точки зрения демократов, ужасна. В самом деле, если Обама подвергнется судебному преследованию, то Трамп гарантированно его помилует. Это сделает Обаму и его сторонников полными политическими банкротами и лишит Обаму ореола мученика навсегда.

Поэтому не Дональд Трамп и не Джо Байден являются в настоящее время наиболее уязвимыми политиками Америки, а Барак Хуссейн Обама.

The Fifth International

Do some people really think that the impeachment, the corona-gulag, and the pogroms all occurred in America one after another in a completely random pattern of events?

Why did pre-planned and synchronized riots and looting suddenly arise?  Because the adventure with the coronavirus hysteria failed.

Why did the coronavirus hysteria suddenly lead to a corona-gulag being created?  Because the impeachment failed.

Why did impeachment suddenly arise?  Because “Russiagate” (or, rather, Obamagate) failed.

Why did “Russiagate” arise?  Because leftism was defeated in the 2016 elections.

The preparatory work has been well done, comrade Democrats!  In 2020, the Democrats managed to simultaneously shoulder on America the analog of the 1918 epidemic, the analog of the 1929 depression, and the analog of the 1968 riots.  Moreover, as soon as the corona-gulag began, impeachment was completely forgotten.  As soon as the pogroms started, the coronavirus had been milked for all it was worth, and they want you to forget about it conveniently.

The pogroms of 1968 (both in America and in other Western countries) became possible only because of the significant external influence and support of thugs.  The whole machine of foreign propaganda in the USSR worked toward this.  It should be remembered that before hippies of the 21st century occupied Wall Street, hippies of the 20th century were occupied by agents of the Soviet KGB.

The pogroms of 2020 also became possible only due to profound influence from abroad.  This time, communist China acts as an external force, with a fifth column inside the United States — the Democrat Party.  The country most affected by President Trump, the Anti-People’s Republic of China, is one of the 2020 pogroms’ most prominent sponsors.

The task of the Chinese communists is to bring bankruptcy to American cities, states, and businesses and thereby bankrupt America as a whole.  For them, Trump is just another obstacle to achieving their goals.  The attacks on Trump are not personal — they are just business, the political business of the communists, in which there are only winners.  The defeated, according to the old Stalinist tradition, are simply erased from history.  Moreover, money in this business is secondary, while ideology is primary.

The platform of the Democrat Party for the 2020 elections looks like this: “America, on your knees!”  Anyone who thinks this election slogan is a winning one needs to be reminded that real America has not gone anywhere.  America, which has never knelt and will never kneel before anyone, is still here.

In addition to this, the Democrats’ latest slogan — to defund the police force and eliminate it — is a real gift not only to Trump, but to all Republicans.  Let’s recall that it was Vladimir Lenin who proposed first the dissolution of police in April of 1917, six months before the Communist Revolution in Russia.

The ancient philosopher Pericles is credited with the phrase “Just because you do not take an interest in politics doesn’t mean politics won’t take an interest in you.”  To paraphrase Pericles, one could say, “Just because you do not take an interest in a worldwide communist conspiracy doesn’t mean the communists will leave you alone.”

Who now, after the collapse of the USSR, is on top of the communist Olympus?  Who else is behind the pogroms of 2020?

Much to the chagrin of global leftism, the key players on the left side of the American political field are not one, but three — China (American disinformation media), George Soros (Black Lives Matter, Democratic Socialists of America, and their numerous mediators), and the Democrat Party (Washington and regional politicians and the militant wing of the party — Antifa).

The most important thing is that these three strike forces of the left are not united.  Not only are they not united, but they are in competition with each other.  This is what will guarantee their defeat.

What is happening in America today is not anarchy or lawlessness.  In America, there is an open communist terror.  This terror was premeditated, albeit poorly coordinated.  The inconsistency of the left’s actions occurs because the activists of this terror are divided into three ideologically opposing factions.  Without going into the nuances of ideological discussions, we simply note that the main difference among these factions of the left is what particular form of Gulag should be built in the United States.

The Mussolini blackshirts’ emulators in America — Antifa — are not a centralized organization.  Antifa is a conglomerate of hundreds of independent groups in all states.  The Black Lives Matter group has a similar decentralized structure.  Their financing is also not centralized.  The essential thing that these ersatz revolutionaries do not have is that they do not have a leader on the scale of Trotsky.  They do not have a leader who could unite all the disparate left groups and lead them to a revolutionary assault.

The previous attempts to unify the left are well known — the First and the Second International.  They were replaced by the Socialist International (Socintern), which still exists (the branch of the Socintern in America is located in New York and is called the U.N.).  Also, there was the Communist International (Comintern), dissolved by Joseph Stalin in 1943.  It was the third in the order.  After it, the Fourth International was created.  This Fourth Communist International is Trotskyist, and it still exists.

The history of all these leftist Internationals extends for a century and a half.  The last of them — the Fourth — was founded back in 1938.  Since then, leftist philosophy has not been able to offer anything new.

And now — lo and behold! — something incredible happened.

In May 2020, the Fifth Communist International was established.  This new International is called Progressive International.  At the helm of it is a man well known in America: Bolshevik Bernie Sanders.

The Fifth International is the response by the left to Trump.  It is another attempt to unite the leftist, anti-American forces.  This is a materialization of the hatred of the Democrats for Trump, the quintessence of the hatred of the Democrats for the Republicans, who dared to deprive the Democrats of their black slaves.  The name of this International — Progressive — should not confuse anyone.  It has nothing to do with the progress of humanity; rather, it is about progressive taxation (which, as it’s known, was one of the requirements of the Communist Manifesto of Karl Marx).

The disunity of the anti-American forces in the 2020 elections is a manifestation of the confrontation between globalism and communism, the clash between the Fourth International and the Fifth International.  This confrontation resembles the fight between communism and fascism, which, too, being ideologically very close, have always been irreconcilable political opponents.  Therefore, it has long been clear to everyone that Antifa, although nominally attacking “fascism,” is basically not different from it.  As for the catchphrase “Black Lives Matter,” it should be confronted with “Gray Matter Matters” (hat-tip Greg Viola).

Antifa, BLM, Democrats, Democratic Socialists, communists — all of them, although fragmented, oppose Trump.  Trump is fighting on several fronts simultaneously, but only now, the idiocy of the left is beginning to resemble some kind of rationality.

The rationality of the leftists is that the first half of 2020 could be defined as a political banzai charge.  It is a psychological, suicidal banzai charge of desperate losers, political kamikazes.  They decided, in the end, to wage, using words from old USSR national anthem, “the last and decisive battle” in America. 

Perhaps that is why the riots in America began with the Jewish pogroms of 2019, and at the exit from the corona-gulag, we observe the next, openly anti-Semitic phase of the leftist pogrom.  After all, the “peaceful protest” of the left was, is, and always will be an oxymoron.

[Originally published at American Thinker]