Подарок к выборам

8 августа 2022 года ФБР вручило Америке большой и красивый подарок к выборам. С симпатичным бантиком сверху. Но верхушка ФБР просто этого еще не знает и, вероятно, даже не догадывается. Как не знают и не подозревают об этом большинство демократов.

Во-первых, они еще не понимают, что дали в руки Трампу серьезные козыри. Надеюсь, что все оценили важность того факта, что материал, на основании которого ФБР устроило рейд и конфискацию документов в Мар-а-Лаго, был опубликован. При этом 20 из 32 страниц полностью или частично вырезаны цензурой, но сам факт – беспрецедентный. Дело в том, что публикация любых документов, связанных с активным расследованием – дело в Америке неслыханное. Ни один прокурор, ни один следователь не допустит, чтобы материалы незаконченного расследования вдруг сделались достоянием гласности.

Во-вторых, недавний наезд на Трампа – уголовный, в отличие от предыдущего “русского дела”. “Русское дело” рассматривалось отделом контрразведки ФБР. Там все материалы дела засекречены по определению. Руки Трампа были связаны – он даже не имел права рассекретить свидетельства, инкриминирующие ФБР, поскольку тут же получил бы обвинение – вполне обоснованное – в противодействии правосудию. Нынешнее дело – уголовное, поэтому ФБР вынуждено играть по жестким и давно установленным правилам уголовной юриспруденции. Они знают, что по закону все материалы уголовного дела в конце концов должны быть переданы не только обвиняемому, но и преданы гласности.

В-третьих, в результате рейда на Мар-а-Лаго Трамп захватил политическую инициативу. Видеозапись беспардонного обыска и перетряхивания нижнего белья Мелании Трамп – один из козырей, который демократы преподнесли Трампу на блюдечке с голубой каемочкой.  Владеет этим видео Трамп, а не ФБР. Трамп опубликует это видео – но не прямо сейчас, а тогда, когда это будет ему нужно, когда это принесет наибольший политический эффект.

В-четвертых, президент Байден издал Указ, в котором аннулировал право бывшего президента Трампа на привилегию исполнительной власти (что, собственно, и сделало рейд на Мар-а-Лаго возможным). Налицо фантастический провал администрации Байдена, которая, кроме прецедента обыска у бывшего президента, создала еще один неслыханный прецедент. Теперь частная переписка Трампа, по решению Байдена, более не является собственностью Трампа. Все черновики речей, все разговоры с личными адвокатами, все материалы по селекции кандидатов на государственные посты – короче, вся “внутренняя кухня” Белого Дома Трампа простым росчерком пера Трампу более не принадлежит. Правомерность этого решения Байдена определит суд, но политические последствия совершенно понятны уже сейчас.

До глупого решения Байдена, прерогативой президента США было решать, какие документы принадлежат ему лично, а какие – уходят в Национальный Архив. (Белый Дом – не только офис президента, но и его резиденция. Поэтому часть документов Белого Дома, непосредственно связанная с исполнением президентских обязанностей, принадлежит Национальному Архиву. Все другие документы считаются частными и являются собственностью президента – но Байден так не считает). Есть все основания подразумевать, что умственные способности сенильного Байдена не дали ему возможность заглянуть в весьма недалекое будущее. В этом будущем первый же президент-республиканец поступит с документами Байдена аналогично тому, как Байден поступил с документами Трампа. При этом будущему президенту-республиканцу и делать-то ничего не придется – достаточно не отменять Указ Байдена и действовать соответственно.

В результате любой сотрудник Белого Дома Байдена теперь твердо знает, что в разговоре с Байденом лучше вообще помалкивать, и вынудить дряхлого и недалекого старца самому принимать и нести ответственность за все решения. Они понимают, что секретные, конфиденциальные, частные, и вообще все разговоры в Овальном Кабинете Байдена в скором времени, благодаря исключительно самому Байдену, станут всеобщим достоянием – как только Белый Дом получит нового постояльца.

В-пятых, документы для получения санкции суда на обыск и конфискацию всего, что только не попадется под руку агентам ФБР в поместье Трампа, были переданы в суд с помощью…WhatsUp. Как известно, WhatsUp – единственное коммуникационное приложение для смартфонов, которое шифрует все переданные сообщения, так что подробности переговоров между ФБР (частью правительства) и судом (другой частью правительства) теперь полностью скрыты от посторонних глаз. Вместе с тем, по закону, все коммуникации внутри правительства должны происходить так, чтобы и другие ветви власти, и граждане имели возможность контролировать процесс. (Как известно, Хиллари Клинтон это очень не нравилось, так что она предпочла использовать личную электронную почту для официальных дел).  Вся эпопея с обыском у Трампа теперь выглядит как неуклюжая попытка что-то скрыть и обойти закон.

В-шестых, после обыска у Трампа интернет взорвался от оглушительного хохота и нескончаемого потока шуток в отношении администрации Байдена. Все, что ни делает Белый Дом, теперь высмеивается – часто весьма беспардонно и издевательски – сторонниками Трампа. В какой-то момент количество карикатур, связанных с обыском у Трампа, стало похоже на какое-то дежавю. И в самом деле, вспомните, как “новая историческая общность людей – советский народ”, потешался над дряхлыми коммунистическими старцами. Я оказался не готов к тому, что американцы выплеснут на голову Байдена такое огромное количество анекдотов, мемов, шаржей, и уничижающих шуток, на которое оказалось не способно даже пресловутое Армянское радио.

Наконец, Байден окончательно расписался в неумении контролировать ситуацию с Трампом. Он, как и Хиллари Клинтон в 2016 году, нарушил американское политическое табу – атаковать следует политического оппонента, а не его сторонников (хотя бы потому, что голоса эти самых сторонников нужны для победы на выборах). Сначала сторонники Трампа были охарактеризованы Байденом как полу-фашисты, а затем лидер демократов (в своем последнем выступлении “в кровавых тонах” с откровенно нацистской эстетикой) объявил республиканцев “экстремистами”, которые “угрожают фундаменту нашей республики”. Оскорбляя как минимум половину страны, президент почему-то использовал довольно много букв, хотя мог бы ограничиться традиционным советским или нацистским определением “враги народа”.

В результате, из-за непрофессионализма администрации Байдена, Трамп – и никто другой – стал полностью и безраздельно контролировать новостной цикл, и это за каких-то несколько месяцев до выборов. Демократы и левые в целом совершают одну гигантскую, постыдную, катастрофическую, и разрушительную политическую ошибку за другой. При этом Трамп еще даже не потратил ни цента на эфирное время в этом электоральном цикле. Демократы повторяют события 2016 года, когда они в разгар предвыборной гонки безмозгло выдавили себя из эфира.

Вообразите, что будет, когда Трамп официально начнет предвыборную гонку.

Американский политзэк №1

Рейд в поместье Трампа в Мар-а-Лаго был тщательно продуман и привязан к хорошо известной инструкции Министерства Юстиции США, которая запрещает проводить резонансные политические мероприятия менее чем за 3 месяца до выборов. Рейд состоялся 8 августа 2022 года – в последний “разрешенный” день, ровно за 3 месяца до выборов 8 ноября 2022 года. Почему так долго тянули?

Вспомните пророческие слова Чарльза Краутхаммера: “Объясняя любой загадочный феномен Вашингтона, всегда выбирайте глупость, а не заговор, некомпетентность, а не хитрость”. Фантастические события августа 2022 года можно объяснить весьма просто, если понять, что криминальная фракция демократов (Клинтон и Ко) вышла на тропу войны с идеологической фракцией демократов (Обама и Байден). Традиционно, главной жертвой междоусобного противостояния должен стать лидер оппозиции – Трамп. По законам жанра, арест Трампа почти неминуем – таковы уж правила игры. При этом Байден продолжает настаивать, что его даже не поставили в известность об обыске у Трампа.

Наглый и непродуманный обыск в Мар-а-Лаго сыграл для популярности Трампа гораздо более существенную роль, чем все его предыдущие многотысячные политические ралли. Смертельно опасный для всякого демократического государства прецедент создан – и теперь уголовное преследование лидера политической оппозиции, ранее широко распространенное в “третьих странах”, Байден узаконил и в Америке.

Если до 2016 года демократы считали “глобальное потепление” причиной всех несчастий человечества, то после выборов 2016 года такой причиной стал Трамп. При этом он вовсе не являлся идеальным президентом. Дональд Трамп также никогда не проявил себя образцово-показательной личностью. У него множество пороков, но, в отличие от других политиков, есть одна уникальная и весьма привлекательная для американцев черта.

Трамп сумел создать вокруг себя правильный круг врагов.

И, что удивительно, состав этих врагов поразительным образом совпадает с негласным списком врагов американских граждан.

Согласитесь, что иметь правильных врагов не менее важно, чем правильных друзей. Именно это сделало Трампа лидером, и именно поэтому его противники пошли в 2020 году ва-банк. И именно поэтому Трамп – единственный президент, который пережил два импичмента подряд, который подвергся унизительному обыску, и которого открыто обвиняли в предательстве и коллаборации с Кремлем.

Нынешнее поколение никогда не жило во времена активного Ку-Клукс-Клана. Мы знаем лишь понаслышке о том, как происходило линчевание неугодных демократам граждан (примерно 2/3 из них были черными, а оставшаяся треть – белыми американцами, в подавляющем большинстве республиканцами). К настоящему времени Ку-Клукс-Клан разгромлен, но демократы подготовили ему вполне достойную замену. Теперь военизированным крылом Демократической Партии США выступает Федеральное Бюро Государственной Безопасности, ранее известное как ФБР. (Отметим, что Антифа и БЛМ проверку временем не прошли). За действиями ФБР зорко присматривает Генеральный Прокурор Лаврентий Павлович Гарленд – лояльный ставленник Леонида Ильича Байдена.

Раньше, во времена Эдгара Гувера – создателя и бессменного главы ФБР в течение полувека – было понятно, кто собирал и хранил компромат на политиков и политических назначенцев. Гувер вел досье на всех обитателей Большого Вашингтонского Болота, и все вынуждены были – в той или иной степени – плясать под его дудку. Скорей всего, в настоящее время также существует некий центр, который держит всех вашингтонских небожителей за интимные места. Кто им руководит – неизвестно. Об этом можно только догадываться.

Американцы наблюдали такую закономерность: вроде бы проницательный Трамп выдвигает отличных парней на ключевые должности, но, как только они приступают к работе, большинство из них вдруг полностью меняют свои взгляды на прямо противоположные. Почему Трамп никогда не ошибался в людях, когда это касалось бизнеса, и вдруг в Вашингтоне как бы растерял свои способности менеджера высшего уровня? Это происходит потому, что в недрах официального Вашингтона спрятан неофициальный современный аналог сборщика досье Гувера. По этой причине демократы и их подручные из ФБР, похоже, не беспокоятся о победе республиканцев в ноябре. Демократов не пугает республиканский Конгресс, они уже приготовили для него соответствующее противоядие. А вот Трамп вызывает у них ужас.

Надеюсь, все заметили, что сторонники демократов практически не занимаются пропагандой “положительного Байдена”. Они вообще предпочитают замалчивать его “достижения”. Вся энергия демократов направлена эксклюзивно против Трампа. Они всеми правдами и неправдами стараются переориентировать внимание избирателей от Байдена к Трампу, чтобы катастрофически низкий рейтинг Байдена не послужил решающим фактором на выборах. Тем самым демократы признали свое поражение в политической стратегии, которая должна была полностью закрыть Дональду Трампу возможность возврата в Белый Дом. Теперь вместо политического процесса они используют криминальный.

Администрации 46-го президента готовит почву для объявления 45-го президента Соединенных Штатов политическим заключенным №1. Основная вина Трампа состоит в том, что он посмел подать судебный иск за фабрикацию “русского дела” к Клинтон и Ко в марте этого года.

Администрация Байдена ступила на путь криминализации политической оппозиции. Политбюро ЦК Демократической Партии, возможно, ожидало не столько реакции Трампа на унизительный обыск, сколько гневной реакции разъяренного народа. Но американские граждане за оружие не взялись (пока), так что теперь черед фокусников из спецслужб добиться желаемого результата с помощью провокаций.

Но криминализация ждет не только Трампа, но и его сторонников. Страна, которая начала войну за Независимость во многом из-за несправедливых налогов, под руководством Байдена вдруг превратилась в страну, которая удваивает число вооруженных до зубов налоговых агентов. Запланированное число вооруженных агентов Налоговой Службы превысит число солдат Национальной Гвардии, но острие нового копья демократов нацелено вовсе не на 750 американских миллиардеров. 87 тысяч новых вооруженных сборщиков налогов нацелены на сторонников Трампа.

Точная формулировка уголовного дела Трампа еще не обнародована. Но в отношении его сторонников (Байден назвал их в своей недавней речи “полуфашистами”) задача ставится демократическими аппаратчиками так – использовать налоговое законодательство, чтобы искусственно криминализировать как минимум половину страны. Точнее, вместе с Трампом криминализировать всю известную и неизвестную (но потенциальную) оппозицию. Задача демократов – поставить вольнодумство под тотальный контроль и деактивировать несогласных.

Демократы хотят массовых гражданских беспорядков, хотят повторения погромов лета 2020 года. Это их единственный выход. Они буквально нажимают на все кнопки, на которые только могут, чтобы вывести сторонников Трампа из равновесия. В пятницу, 26 августа, основной документ, который “обосновывал” обыск у Трампа, был наконец-то “рассекречен” по решению суда. Фактически он замаран цензурой – из 32 страниц 20 полностью или частично удалены, что являются прямым вызовом здравому смыслу и очередной насмешкой над правосудием.

Впрочем, скоро многим может быть не до насмешек, даже если репутация Министерства Юстиции и Федерального Бюро Государственной Безопасности упала до беспрецедентно низкого уровня. Проблема настолько велика, что ее масштабы превысили все проблемы, связанные с такой крупной фигурой, как Дональд Трамп. Дело в том, что, если Вы читаете эти строки, то вероятность того, что Вы будете внесены в списки “неблагонадежных”, весьма значительна.

Остерегайтесь провокаций.

Бойтесь партийцев, дары приносящих

Существует несколько версий происходящего вокруг беспардонного рейда на поместье Трампа Мар-а-Лаго. Версия первая – документы с грифом “секретно” были “украдены” Трампом из Белого Дома. Версия вторая – “Комиссия 6 января” Конгресса США не обнаружила никаких следов участия Трампа в “государственном перевороте”, поэтому якобы понадобилось правдой или неправдой изъять все имеющиеся документы у Трампа, чтобы наконец-то найти доказательства его виновности. Версия третья – наезд на Трампа связан с выборами 2020 года. Дело в том, что официальное уничтожение всех документов, касающихся выборов 2020 года, начнется за два месяца до выборов 2022 года, то есть всего через несколько недель. Есть еще и четвертая версия, о которой поговорим позже.

Первоначальная версия развалилась всего за несколько дней. Идея о том, что Трамп просто-напросто украл секретные документы, затрещала по швам, когда выяснилось, что все бывшие президенты, в соответствии с законом, в своих резиденциях оборудуют специальные помещения для работы с секретным материалами, которые находятся под охраной Секретной Службы. Если все бывшие президенты имеют в своих резиденция помещения для работы с секретным материалами, то наличие у бывших президентов таких документов не должно никого удивлять.

Дело в том, что Президент в вопросе о секретных документах обладает не просто огромной, но абсолютной властью. Как бы слова “абсолютная власть” не резали слух, но это так. В целом, Президент США ограничен рамками Конституции, но в определенных областях он имеет ничем не ограниченную власть. Причем в некоторых случаях эта власть не может быть ограничена даже Конгрессом.

Все, что связано с грифом секретности, является исключительной и абсолютной прерогативой президента. Как Главнокомандующий, Президент США имеет неограниченное право либо налагать гриф секретности, либо снимать его. Другой пример абсолютной власти Президента – иммиграционная политика. Это право делегировано Президенту Конгрессом в серии законов в 1950-х годах, и может быть отозвано тем же Конгрессом. В отличие от иммиграционных дел, абсолютная власть Президента в секретных делах делегирована Конституцией и не может быть отменена никакими законами и никакими Указами.

Самое интересное, что Президент может засекретить документы, рассекреченные предыдущим президентом, или, наоборот, рассекретить документы, засекреченные предыдущим Президентом. Но в этом случае обладание документами, секретный статус которых изменился по прихоти нового Президента, не может быть доказательством вины, потому что в Америке и законы, и Указы президента не имеют обратной силы. В результате Байден может засекретить сколько угодно документов, которые хранятся у Трампа, но это не приведет к уголовной ответственности бывшего Президента.

Таким образом, апелляция к секретным документам оказалась несостоятельной. Версия о виновности Трампа в беспорядках 6 января 2021 года улетучилась, когда достоянием гласности стали неоднократные призывы Трампа к своим сторонникам не прибегать к насилию ни при каких обстоятельствах. Версия о том, что наглый обыск и изъятие документов как-то связан с выборами 2020 года, развалилась после того, как выяснилось, что адвокаты Трампа сделали электронные копии всех устройств для голосования в 2020 году, так что вся документация сохранится, даже если официальные лица удалят ее со всех аппаратов для голосования.

Так почему же демократы перешли Рубикон? Ведь назад дороги нет, все мосты сожжены, и опасный прецедент уголовного преследования лидера оппозиции создан. Замолчать наезд на бывшего Президента не удастся. Джин вырвался из кувшина, и теперь демократам придется иметь дело с разъяренным электоратом. Пропагандистам не удастся перевести дискуссию на безопасные для администрации Байдена рельсы. Все козыри теперь в руках у Трампа, потому что криминальное судопроизводство требует, чтобы именно сторона обвинения предоставила доказательства вины обвиняемого. (В том, что в скором времени против Трампа будет возбуждено уголовное дело, сомнений нет ни у кого.) В криминальном суде обвиняемый не должен доказывать свою невиновность. Режим Байдена просто обязан предоставить неоспоримые доказательства вины Трампа, иначе политический бумеранг обязательно вернется в точку пуска.

В отличие от предыдущего наезда на Трампа – так называемого “русского дела” – демократы перевели политическую борьбу из сферы контрразведки в сферу криминала, а там, как известно, практически отсутствуют возможности для политического маневра. В “русском деле” Трампу пришлось доказывать свою невиновности, но теперь, всего за три месяца до выборов, демократам самим придется доказывать виновность Трампа. Доказывать так, чтобы ни у кого не было никаких сомнений в том, что Трамп – преступник. Как им это удастся, непонятно. Глупая выходка ФБР спровоцировала политический кризис в Америке, в огне которого могут сгореть все попытки демократов удержать власть. Не будем загадывать, что нас ждет в ноябре 2022 года, но к настоящему времени ситуация такова: из 167 кандидатов-республиканцев, утвержденных Трампом, только 6 проиграли.

Поставьте себя на место демократов. Как они могут повторно включить механизмы фальсификации выборов 2020 года в 2022 году, если ковид уже утратил свой политический потенциал, а вместе с ним канули в лету десятки миллионов бюллетеней, отправленных по почте? Неужели обыск в поместье бывшего Президента хоть как-то поможет демократам выиграть выборы?

Если на это надеются, то они не там ищут. Многие утверждают, что секретные ядерные коды Трамп спрятал под кроватью во время оргии с проститутками в московском отеле, и искать надо именно там. Другие с этим не согласны – они уверены, что искомые документы Трамп тайно подбросил в гроб во время похорон недавно умершей бывшей жены Трампа Иванны. Альтернативная версия принадлежит неизвестному (пока) стукачу из окружения Трампа, который утверждает, что старые колготки Мелании Трамп используются Дональдом Трампом не для хранения чеснока и лука – как это делают все бывшие Президенты-демократы – а для хранения ядерных секретов. Всем этим конспирологическим теориям следуют только те демократы, которые искренне верят в компетентность правительства. Только этим можно объяснить, почему ФБР конфисковало, отказалось это признать, но затем вынуждено было вернуть все три паспорта Трампа (два просроченных и один – действующий дипломатический).

Как известно, адвокаты Трампа передали опись всех еще не переданных в Национальный Архив президентских документов еще в июне, за два месяца до рейда на Мар-а-Лаго. Если бы в описи нашелся хотя бы один-единственный документ, связанный с национальной безопасностью – вне зависимости от грифа секретности – то рейд состоялся бы прямо на следующий день. Очевидно, что ничего, связанного с национальной безопасностью, в Мар-а-Лаго не было. (Если бы было, то вся администрация Байдена должна сидеть в тюрьме за преступную халатность).

Поэтому единственная рабочая гипотеза случившегося – это гипотеза о действиях сторонников Хиллари Клинтон. Напомню, что в марте этого года Трамп подал в суд на два десятка клинтонистов (включая саму мадам) за организацию гнусного “русского дела”. До марта никаких конфликтов между Трампом и Национальным Архивом, как известно, не было. Документы, которые Трампу для его Президентской Библиотеки не нужны, спокойно переезжали в Национальный Архив.

Но клинтонисты в администрации Байдена, вероятно, отметили интересную закономерность – в Национальный Архив не был передан ни один документ, связанный с участием Хиллари Клинтон и ее сторонников в “русском деле”. Трамп рассекретил все эти документы, еще будучи Президентом, и хранил их для того, чтобы доказать свою правоту в суде. Подготовка к судебному иску заняла более года, и сразу после обращения в суд в отношениях между командой Трампа и работниками Национального Архива наметился разлад. Клинтонисты избрали тот единственный способ, который бы позволил сделать иск Трампа бездоказательным – просто изъять все документы по этому делу, используя высосанный из пальца смехотворный конфликт с Архивом.

Белый Дом клянется, что Президент Байден узнал о рейде из Интернета. По одним сведениям, Министерство Юстиции тоже не поставили в известность, по другим – они все знали. Генеральный Прокурор Гарленд сначала заявил, что он тоже ничего не знал, затем выдержал паузу в три дня, а потом вдруг обнародовал, что это именно он утвердил наезд на Трампа.

Таким образом, обыск в поместье Трампа – это очередной эпизод “русского дела”. Именно поэтому агенты ФБР, которые перетряхивали нижнее белье Мелании Трамп – это те же самые агенты из Отдела контрразведки, которые раскручивали “русское дело”, и которые в настоящее время находятся под следствием спецпрокурора Дахэма. Именно поэтому они без разбора конфисковали все, что могли найти – включая паспорта Трампа, которые ни с чем спутать нельзя (и для конфискации которых требуется, по закону, отдельное судебное решение). Их задачей было – не позволить Дональду Трампу выиграть иск против Хиллари Клинтон. В процессе достижения этой цели они уничтожили любые надежды демократов на то, что законодательная власть останется в их руках на вторую половину президентского срока Байдена.

Рейд в Мар-а-Лаго обернулся для демократов политической катастрофой, но винить в этом они должны свою самую одиозную (и самую мафиозную) фракцию. Все опросы общественного мнения – особенно среди независимых избирателей – это доказывают. Гигантское политическое фиаско всего за три месяца до выборов стало возможно только с помощью лично преданного Хиллари Клинтон Федерального Бюро Государственной Безопасности.

Все на выборы – пока они еще есть

Администрация Байдена прошла точку политического невозврата. 8 августа 2022 года все мы легли спать в Америке, а проснулись в Венесуэле. Или на Кубе. Или в путинской России – как кому нравится. Мы явились свидетелями самой агрессивной акции правоохранительных органов, которая когда-либо была инициирована против бывшего американского президента за два с половиной века существования США.

ФБР и Департамент Юстиции долго выжидали. Они знали, что Трамп традиционно проводит лето не во Флориде, а в своем поместье в Бедминстере в центральном Нью-Джерси. Директор ФБР все организовал и уехал в отпуск, как будто он совершенно тут ни при чем. Департамент Юстиции тоже якобы остался в стороне: ордер на обыск поместья Дональда Трампа во Флориде был дан судьей самого низкого уровня – судьей местного муниципалитета. Тем не менее, режим настолько боится Трампа, что было принято решение обыскать его поместье во Флориде не только в его отсутствие, но и в отсутствие его адвокатов. 

Агенты ФБР приказали выключить все камеры наблюдения и не разрешили адвокату и сотрудникам Трампа присутствовать на месте обыска. Кристина Бобб, единственный адвокат Трампа, который был в то время во Флориде, прибыла в резиденцию Трампа через час после начала обыска, и ее продержали на парковке дома Трампа на 30-градусном солнцепеке более 9 часов. Ей вручили копию ордера на обыск только тогда, когда уезжал последний агент. Список конфискованных вещей составлен не был и, соответственно, не был предоставлен адвокату Трампа. Личный сейф Дональда Трампа был взломан и при этом сломан, так что закрыть его обратно агенты не смогли. Агенты также внимательно просмотрели всю одежду и все нижнее белье Мелании Трамп. Все 128 комнат дома Трампа, подвал и гараж были перевернуты вверх дном.

Понятно, что использовать конфискованные таким образом документы в суде нельзя. Но использовать их в политических целях можно. Слить информацию о личной жизни Трампа и Мелании, например.

Предлогом выступило обвинение (пока не обнародованное) в ненадлежащем хранении государственных документов.

Одно из наказаний за нарушение закона о ненадлежащем обращении с государственными документами—”лишение права занимать какую-либо выборную должность в Соединенных Штатах”. Если цель рейда состояла в том, чтобы помешать Трампу баллотироваться на должность президента в 2024 году, то демократы потерпели грандиозное фиаско и просто гарантировали ему второй срок.

Дело в том, что закон о хранении государственных документов касается всех, кроме президентов и кандидатов в президенты. Напомню дело Хиллари Клинтон с ее подпольным сервером электронной почты. Если бы она была рядовым американцем, то должна была бы сидеть в тюрьме. Но во время скандала с электронной почтой она была кандидатом в президенты, а квалификация для должности президента прописана в Конституции США.

Конституция США требует, чтобы кандидат в президенты был рожден в США, достиг 35-летнего возраста, и проживал на территории США последние 14 лет. Всё. Только 3 требования. И Конституция ничего не говорит о нарушении правил хранения государственных документов. Конституция ничего не говорит о том, подвергает ли нынешний обитатель Белого Дома оппозиционного кандидата в президенты судебному преследованию или нет. Формально, политик может сидеть в тюрьме и быть кандидатом в президенты. И такие прецеденты в истории США были. Конституционные нормы полностью игнорируют все те законы, которые придумал Конгресс. Поэтому, если Генеральный Прокурор США Гарланд возбудит уголовное дело против Трампа или даже арестует его, то Трамп все равно будет обладать конституционным правом баллотироваться в президенты в 2024 году.

Только в 2022 году Трамп передал в Национальный Архив большое количество документов. Например, в январе этого года в Национальный Архив было передано 4 ящика документов. Их опись составила около 100 страниц. Туда вошли образцы президентских салфеток, обеденные меню, телефонная книга президента Трампа, расписание официальных встреч бывшего президента, и тому подобное. В феврале этого года Трамп передал в Архив подробную опись содержимого оставшихся 15 ящиков. В обоих случаях никакого противодействия работникам Национального Архива не было. Наоборот, Трамп и его адвокаты всячески помогали работникам Национального Архива получить документы. Об этом свидетельствует февральское заявление Национального Архива, в котором подчеркивается искренность и сотрудничество Трампа в этом деле. Процесс передачи документов шел с мая 2021 года безо всяких проволочек.

Хранение президентских документов имеет множество прецедентов в истории США, точнее, ровно 45 прецедентов. В 44 предыдущих случаях, бывший президент просто забирал все документы, которые находились в Белом Доме на день отъезда, а затем передавал часть документов в Национальный Архив, а часть оставлял себе для комплектования своей президентской библиотеки. При этом какая-то часть документов вообще никуда не попадала, поскольку дело касалось частной жизни президента. До 45-го президента последнее слово всегда было за президентом, в том числе и по вопросу о секретных документах. Например, предшественник Трампа Барак Обама на совершенно законных основаниях полностью очистил Белый Дом от каких-либо документов перед переездом туда Трампа. Для нескольких вагонов документов был арендован хорошо охраняемый склад в Чикаго, и разборка документов Обамой все еще продолжается.

Если за Байдена в 2020 году в самом деле проголосовало 81 миллион американцев, то президенту и его подельникам совершенно не стоило беспокоиться о внезапном и унизительном изъятии такого ценного национального достояния, как президентские салфетки.

Ни в каком страшном сне никто не мог предположить, что ФБР станет негласным помощником республиканцев, по крайней мере на выборах этого года. Их топорная работа катапультирует в Палату Представителей много новых людей, и республиканские кандидаты в Конгресс неожиданно получили поддержку этой самой сильной секретной политической полиции Запада. Пытаясь поставить палки в колеса Трампу, вашингтонское демократическое болото одним промахом вывело на национальный уровень все местные политические гонки в Конгресс США. 

Ни один демократ не осудил выходку американского идеологического филиала КГБ, и ни один республиканец не поддержал конфискацию документов, судьба которых давно была решена Трампом – они должны были в рабочем порядке перекочевать в Национальный Архив. Теперь выборы во всех округах будут фактически референдумом о том, следует ли Америке криминализировать политическую оппозицию или нет. Ни один демократ не обладает достаточной смелостью, чтобы пойти наперекор генеральной линии партии. Демократическая партия США – это партия ленинского типа: если Вашингтонский обком сказал, то вся Демократическая партия обязана безоговорочно подчиниться.

Коварный рейд и безобразный обыск в доме Трампа сыграет также негативную роль и в войне Украины против агрессии страны-соседа, во главе которой стоит недалекий нанофюрер. Украинцы видят в Байдене чуть ли не господа бога, но мы-то знаем, что среди американских граждан Байден, особенно после наезда на Трампа – политический труп. По клятвенному заверению пресс-секретаря Байдена, президента даже не проинформировали о готовящемся рейде. (Верится в это с трудом, но если все-таки это правда, то ситуация еще более зловещая). До выборов менее трех месяцев, а рейтинг Байдена ужасен: его поддерживает лишь около трети американцев.

Если раньше Байден мог разбазаривать свой политический капитал, то теперь ему и разбазаривать-то нечего. Ему будет все труднее находить деньги для помощи Украине, потому что при цене бензина в 4 доллара за галлон выкачать много денег из населения не удастся. Потенциально деньги можно было бы занять на рынке кредитов, но несколько месяцев назад федеральные власти под руководством того же Байдена начали борьбу с инфляцией и постоянно повышают учетную ставку, что делает выплату долга по высоким процентным ставкам проблематичной.

Нанофюрер это знает, поэтому в преддверии смены власти в Белом Доме будет форсировать события – не потому, что он так хочет, а потому, что республиканская администрация в январе 2025 года будет такой, что с ней любому самопровозглашенному диктатору из подворотни лучше дела не иметь. Владимир Обнуленный, как и Леонид Ильич Байден, завис в состоянии цугцванга, при котором любой ход игрока ведет лишь к ухудшению его позиции. Президент Зеленский уже совершил одну досадную ошибку в отношении Америки, не ответив на откровенную просьбу Дональда Трампа о помощи. Из-за отсутствия поддержки Зеленского Трамп получил свой первый импичмент, а Украина—агрессию единственного оставшегося в живых улуса Большой Орды. Надеюсь, что Зеленский выучил этот урок и больше таких непростительных ошибок не будет.

ФБР давно превратилось в военизированное крыло Демократической Партии. Теперь презумпция невиновности в Америке, которая раньше звучала так: “Обвиняемый до решения суда считается невиновным”, выглядит как “Обвиняемый считается виновным до тех пор, пока не будет доказано его членство в Демократической Партии”.

Разумеется, очередной наезд на Трампа никак не связан с потенциальным нарушением порядка хранения президентских документов. События эти связаны не с прошлыми выборами и их последствиями, а с грядущими выборами. Двое родителей создали этот рейд ФБР. Матерью стала позорная Комиссия 6 января, а отцом выступил оглушительный выигрыш тех кандидатов на праймериз, которых утвердил Трамп. При этом, как известно, все те конгрессмены-республиканцы, которые проголосовали за импичмент Трампу, потерпели в праймериз поражения. Провальные результаты Комиссии 6 января наложились на невезение противников Трампа на праймериз, и сумма этих двух событий явилась тем самым триггером, который привел Америку Байдена к присвоению почетного звания “Банановая республика”.

Рейд на резиденцию Трампа ознаменовал начало открытой криминализации оппозиционеров в Америке. Администрация Байдена на следующий же день после обыска в доме Трампа задержала во время семейного путешествия конгрессмена от штата Пенсильвания Скотта Перри, верного союзника Дональда Трампа и бывшего председателя фракции Свободы. Агенты ФБР изъяли у него мобильный телефон и сняли полную копию памяти телефона. Какие еще манипуляции с телефоном были совершены агентами, неизвестно.

Уинстон Черчилль в 1898 году написал, что “Лучше создавать новости, чем принимать их; быть участником, а не критиком”. Видимо, пришло время не просто смотреть, читать, и обсуждать новости, но и принимать активное участи в их создании. Для начала: позвонить в предвыборный штаб противника нынешнего режима и предложить свою помощь. Это надо сделать сегодня – пока телефоны не отобрали.

The First Digital War

After World War II, most people were willing to forgive the Germans.  That was because, under the Nazi regime, many Germans lacked access to accurate information.  Though some of them suspected something, their brainwashed minds forced them to dismiss it as false.  It is expected that the consequences of the present Russian-Ukrainian war will be quite different, because the vast majority of Ukraine is covered by 4G or 4G LTE mobile networks.

Similar to Ukraine, Russia’s mobile networks and Internet coverage are almost 100%, at least in populated areas.  Citizens of Russia have access to truthful information (or whatever remains of it during the war).  Unlike postwar Germany, Russians are not likely to be forgiven this time.  It will no longer be acceptable to say, “We didn’t know” or “We just followed orders.”

The Russian units had been identified before entering Ukrainian territory.  Each commander had been singled out.  Leaks have been reported of a database containing 120 thousand Russian soldiers and officers fighting in Ukraine. The names, addresses, passports, and military identifications of these individuals have been published.  Additionally, a massive data-mining operation with open (and some illegally obtained but commonly available in Russia) sources revealed every Russian invader’s phone numbers, family members, travel patterns, photographs, friends, and parents.  It has never happened before; recall that the Internet does not have a “delete” button.  The world will access everything it knows about the aggressors in perpetuity.  For the first time in history, the victim of the aggression makes sure that every Russian will soon google what their loved one has done in Ukraine.

Today’s generation of Russians, like the rest of the world, have no access to the names of those Soviet “liberators” who raped millions of German girls in 1945.  However, the names of those Russians who raped Ukrainian girls (some of whom were under ten years old) are filed and are potentially accessible on the Internet for everyone to see.  Atrocities committed by Soviet troops in “liberated” by Stalin European countries in World War II are not widely recognized but remembered by the locals.  Some countries are familiar with the Russian “liberators” to a greater degree before World War II, such as Poland, Finland, and the Baltic states.

It is a matter of a state secret that the death toll of Russian soldiers is kept confidential.  However, with bureaucratic punctuality, the Russian Ministry of Defense (or rather the Ministry of Offense) publishes a list of military decorations.  Details such as names, DoBs, army units, etc., are included in the description.  The point is that published data indicates whether a medal was awarded posthumously.  There is an established strict numbering system for military decorations.  The sequence of awards’ numbers with the posthumous mark provides the best estimate of Russians killed in action in Ukraine, as indirectly confirmed by the Russians themselves.  That number is currently an order of magnitude higher than what Russian propaganda claims.

Shortly after the attack, local carriers canceled the registration of Russia-issued cell phones on Ukrainian mobile networks.  Having robbed the local Ukrainian population of cell phones, the attackers became ecstatic that they could now contact their loved ones for free.  However, nobody told them that Ukrainian intelligence has access to all phone calls via Ukrainian networks.  As a result, it is the first war in which practically all communications among the “liberators” are intercepted and recorded.  Moreover, all telephone calls between the invading units and their relatives in Russia were captured and documented, along with all metadata (geolocation, timestamp, and the two telephone numbers).

Ukrainian intelligence quickly traced calls made from the territory of Ukraine to Russian phone numbers.  These stolen Ukrainian cell phone numbers are made into targets of the Ukrainian digital campaign designed to influence the current smartphone user (presumably a Russian soldier) to defect.  Similarly, the corresponding Russian telephone numbers are intended to cultivate distrust, panic, and diverse anti-Putin narratives.  Russian soldiers are receiving frightening text messages: indeed, after the war, we will find you; revenge by Ukrainians is imminent; neither you nor your family members are safe, even if you never depart Russia.  One message reads, “Maybe not today, but tomorrow or in a year, you will die.  We are coming after you.”

The Russians likely had world-class secure communication equipment prior to the invasion.  This equipment, however, is rarely used because of a lack of training.  Thus, virtually no one among the invaders uses scrambled (encrypted) communication modes.  Instead, Russian crews use known radio frequencies operated by inexperienced conscripts.  Ukrainian intelligence received complete knowledge of Russian operations through an open wireless exchange.  At the beginning of the conflict, Ukrainian radio amateurs published known Russian military frequencies, and a worldwide volunteer army of radio amateurs jumped in and drowned Russian radio traffic in interference.

The practice was later suppressed by Ukrainian intelligence because of the importance of SIGINT information.  After that, the international radio amateur community banned Russian radio amateurs from most international contests for the first time in history.  At this time, Russians are still operating openly on short-wave radio and Ukrainian cellular phones.  However, some are still baffled about how Ukrainian long-distance artillery batteries became aware of their precise positions.

Two factors initially shocked the world: the lack of professionalism of the Russian attackers and the significant level of professionalism of Ukrainian defenders.  Today, the world is surprised that the Russians have not much tried to cover up their atrocities perpetrated on the temporarily occupied (and recently liberated) Ukrainian territories.  It appears no one informed them that targeting civilians is a war crime.  The fact stands that some Russians—soldiers and officers— may not have been familiar with the Geneva Convention.  Furthermore, they did not have a great deal of knowledge about Ukraine: nobody in the Russian military was mindful of the Chernobyl nuclear disaster in 1986, so they foolishly dug trenches in the still-deadly radioactive forest.

The atrocities perpetrated in Ukraine are essentially unerasable.  The high-resolution photographs and recorded metadata will be accepted as evidence by military tribunals after the war.  For example, hackers gained access to a security camera in a Belarussian military post office and uploaded the video online.  Therefore, anybody can witness for several hours what Russian marauders brought with them from Ukraine and sent to their families in Russia—from frying pans to toys to laptops to women’s underwear to toilets (including the used ones).

At this point, the war has reached a complete digital internationalization phase.  Prime Minister Winston Churchill assembled a worldwide coalition to combat the Nazis over two tough years.  President Zelensky used 21st-century digital technology to accomplish the same within just two weeks.  Accordingly, it became the first war in which every square inch of battleground territory was filmed either from space or drones.  Furthermore, it is the first war in which most firefights and post-battle dispositions were captured on cell phones and uploaded to the Internet.  In other words, the current conflict is genuine, the First Digital War.

Military historians have noted for some time that in a duel between armor and a projectile, the projectile consistently prevails.  The first large-scale conflict of the 21st century in Europe may produce another adage: in the end, digital truth always triumphs over digital propaganda, despite initial setbacks.

[Originally published at American Thinker]

Why all of a sudden did Ukraine become the center of the Universe?

The United States Congress recently offered a standing ovation to Ukrainian President Zelensky.  Without a doubt, his country is virtually treated as the 51st state of the United States.  Yet, the United States government deals with Ukrainian borders exponentially better than America’s southern border.  In fairness to Zelensky, he proposed something American conservatives have been advocating for a long time – replacing the corrupt UN with a better international organization.

President Putin had been waiting for stars to align properly for the invasion: Trump is gone, the United States under Obama’s third term cordially cooperates with a profitable (to Russia) Iran deal, the West is obsessed with forced wokenization of its armed forces and eviction of women from women’s sports, Ukraine still dreams of joining balls-less NATO coalition, and Putin’s court nobility feeds him rosy self-propaganda images.

Let us recall Charles Spurgeon’s wise words, “Consider how precious a soul must be when both God and the devil are after it.” A modern rephrasing of this might be, “Why has Ukraine become so valuable that the leadership of Russia and ruling circles of United States are after it?”

Sadly, this post-Soviet state’s well-intended de-Sovietization, de-Leninization, and de-Stalinization had taken the wrong turn.  Unfortunately, though, Democrats decided to exploit the situation rather than assist Ukraine in rectifying it.

As a result, during Obama’s presidency, Ukrainians got an offer they could not refuse, and a well-oiled conveyer belt to transfer money from the West to Ukraine and back had begun.  Everybody benefited from the scheme; it was so well known and accepted that even children of many swamp-dwellers in Washington were introduced to it.  Nevertheless, nobody on the receiving and sending ends of the monetary conveyor dared to ask the simple question of who was the brain behind the scenes who orchestrated it.

One possible answer – which could also explain why Ukraine suddenly became so valuable – is that the Russian KGB planned, implemented, and maintained the “Ukrainian” financial conveyor.  (The term KGB is used here because of its broad acceptance, regardless of the abbreviation currently adopted in Russia for secret intelligence services.)

KGB was always described as “a state within a state.” Naturally, therefore, in most post-Soviet republics, including Ukraine, the vast majority of high-ranking KGB officers were members of the same exclusive club.  (The similar exclusive club had existed for the high-ranking Russian and Ukrainian military.  It explains why Russia could annex Crimea without firing a shot in 2014).  The Kremlin intended that Russia would position itself as the supervisor of financial flows to Washington politicians and, thus, influence American politics while hiding behind the Ukrainian façade.

It may seem as if the plot was brilliant – Russia was able to maintain everyone happy by bribing American politicians using American taxpayer funds.  Of course, there was involvement from corrupt Washington slime and Ukrainian gangs, but the complete story was obscured.  Putin was holding all the cards – and then Trump happened.

President Trump has made several attempts to stop the “Ukrainian” conveyor.  Unfortunately, he had no allies in that endeavor; by that point, many anti-Trump politicians regarded the “Ukrainian” conveyor as an indispensable and valuable source of accessible capital.  In his fight, Trump attempted to involve Zelensky but was unsuccessful; the effort ended in quid pro quo blame and bogus impeachment.  In office for just two months, Zelensky, who was considered an outsider by the Ukrainian powers that be, was never briefed about the conveyer by the previous Ukrainian administration.  Most likely, Zelensky had not fully comprehended the exact nature of Trump’s request during the infamous phone call on July 25, 2019.

Indeed, part of the American taxpayers’ wealth was applied by Putin long before the 2016 elections.  A significant amount of the funds from the “Ukrainian” financial conveyor system were utilized to spread the vicious “Trump is a Russian asset” hoax.  Moreover, the laundered funds had been directed to expel Trump from the White House in 2020.  It is acknowledged that the KGB is proficient at executing such “active measures” against a dedicated foe.  In short, Kremlin had, in fact, influenced several presidential elections in the United States, but, as Mueller Report confirmed, Trump had nothing to do with that.

Currently, there is a steady flow of financial, economic, military, and humanitarian aid into Ukraine; let us hope no one would dare to take the usual cut during wartime.  People, mostly unaware of the “Ukrainian” conveyor and its Kremlin management, are attracted by the bravery of Ukrainians and the undeniable Churchillian strength of Zelensky.  Nevertheless, the actual reason for the current war could be is that both Putin and the Washington establishment wish to bury the conveyer as deeply as possible.  The Democrats do not want any complications because of inevitable exposure, especially in a midterm election year; they desperately need Zelensky in their camp.  On the other hand, Putin wishes to regain control of the conveyer.  In order to do so, he must appoint a marionette as president of Ukraine.

The media lionize President Zelensky; he is portrayed as the ideal hero (at least in ancient Greek terms).  Similarly, President Putin is demonized and made a superb villain, an unquestionable anti-hero (in absolute terms).  In combination with the horrifying images of bombings of civilians in Ukraine, the international darling and the international pariah are excellent instruments for Democrats to keep the American electorate distanced from the dirty under-the-carpet struggle.

When reviewing the first Russo-Ukrainian War, which is clearly not the first, it is vital to keep that hidden tussling in mind.  Voltaire wrote in 1731 in his book History of Charles XII, King of Sweden, that “Ukrania has always aspired to freedom.” Unfortunately, the road to freedom is not one of the straight lines; the story of Ukraine confirms that dirty realpolitik deals plague it.

[Originally published at American Thinker]

Russia’s dire future

Who could unite the ununitable — on both sides of the Atlantic?  President Putin has undoubtedly accomplished the impossible by bringing together the opposing political forces in the West.  No, they did not “unite” in the traditional sense.  Still, pro-socialist circles demonstrate a joint front with pro-conservative forces against the Kremlin.  Moreover, in response to the unprovoked Russian attack, the West condemned it nonstop.  (There are marginal groups of pseudo-conservatives who justify Putin’s aggression, but they are undoubtedly in the minority).

That alone indicates that an extraordinary event has occurred.  However, it is not simply a proverbial perfect storm.  As a matter of fact, we are experiencing a storm of biblical proportions — if one dares to look at the possible future.

At the end of 2021, the left, tarnished in the coronavirus battles (we refer to the pandemic’s political, not biological component), needed a pause.  In the early stages, the left welcomed the pandemic enthusiastically because, as everyone knows, leftists practice the “no crisis to waste” mode of operation.  However, they had no idea how to end it without losing (political) face, and Putin’s aggression has opened an escape hatch.  The coronavirus pandemic further compressed the coil spring until Putin foolishly released it.  By doing so, he has achieved unbelievable things.

While everybody is focused on Ukraine’s suffering, it is time to look at the most probable post-war settlement terms.  Russia has entered a challenging period.  For example, the head of the Russian delegation, which pretends to negotiate with Ukraine, is a former Russian minister of culture, Vladimir Medinsky.  He is known for saying that “the fact that Russia has been preserved and developed, proves that our people have one extra chromosome.”

Well, after a month or so of fighting, the Russian military — possessing an “extra chromosome” —  is no longer respected.  During the height of the nuclear scare, the Soviet Union was covered with propaganda posters like “attention: the enemy is eavesdropping.”  In 2022, Russians must be schooled in “attention: the enemy is taking notice.”  Those concerned about the Soviet-era nukes are, in reality, worrying more about the mental health of the Kremlin nano-fuehrer than the actual missiles and warheads.

China is no doubt paying attention.  Siberia, which is rich in all the elements of the Mendeleev Periodic Table, could be picked up quickly with little resistance — and with the wholehearted support of the local Russian population.  The current inhabitants of South Siberia are practically indistinguishable from the Northern Chinese population.  For the last decade, a Russian citizen in Siberia marrying a Chinese citizen has been widely considered a stroke of good luck.  These Russians would definitely greet the Chinese army — contrary to what Ukrainians did for Russians.

After every day passes without Ukrainian capitulation, Siberia appears to become more and more attractive as an acquisition target rather than well equipped, determined, and supported by Western countries Taiwan.  Like everyone else, China has been stunned by the Ukrainian resistance, but a more significant shock has been the largely unified position of the West.  Although this unity against the aggressor will not deter China’s communists, they will likely put Taiwan on the back burner for now and focus on the low-hanging fruit.

Likewise, the South Kuril Islands and Sakhalin Island, currently in Russian hands but previously belonging to Japan, are giving heed.  The Königsberg (today Kaliningrad) region, previously German Prussia, is also tuning in.  So it is no surprise that the Russian citizens in these regions, far from Moscow, are eager to do all it takes to relieve massive economic and financial sanctions by merely switching jurisdictions.

Years from now, upon the end of silly anti-all-Russian hysteria, classics like Tchaikovsky, Dostoyevsky, Nabokov, and Brodsky will be returned in due course, and Russian scientists will be back at American universities.  It’s highly likely that Russia will be almost unrecognizable by that time.  It is possible that Russia might no longer occupy one-seventh of the planet’s landmass.  Another reason is that the devastating sanctions are here to stay, because no one in Washington has the stomach to behave in a pro-Putin manner in the foreseeable future.

The end of Ruzzia as we know it due to economic blockade was brought up exclusively by Russia’s self-inflicted wounds.  Russia unwisely started shelling and bombing neighboring poor Ukraine, with just one-third GDP per capita compared to Russia’s.  Instead of a “victorious little war,” Russia must brace for a multitude of black swan events.  The biblical judgment over Russia is coming, assured by the unprecedented alliance of the left, the right, and the valor of the newborn Ukrainian nation.  Rephrasing William Gibson, the Russian defeat is already here — it is just not evenly distributed.

[Originally published at American Thinker]

Why a no-fly zone over Ukraine won’t work

Several decades ago, a colleague from a neighboring department at my university loaned me a marketing textbook.  Naturally, it was difficult to force a young physicist to read something that does not explore the Schrödinger Equation.  Anyway, I accepted the book, intending to surf it politely for a few minutes and then ignore it.

However, the moment I opened the book, I was hooked.  Since then, I have read and reread it several times.  One of the practicing marketing experts who also taught at the university wrote its introduction.  In particular, he described the type of homework given to his students.  As part of the course, students were required to develop a marketing program for new, high-quality drill bits.

All undergraduates completed the assignment, and all earned an F.

Indeed, the marketing guru substantiated an explanation for such disastrous results.  He noted that humans, in the truest sense of the word, do not need drill bits.  What people actually want is holes, not drill bits.  Thus, there is no need, and subsequently, there is no demand for them.  People need holes in wood, metal, plastic, whatever.  In reality, drill bits are only one part of the range of tools that allow men to accomplish their actual goals: the holes.

Any attempt to persuade individuals to purchase items they do not actually require is ineffective.  Such an endeavor is ultimately not profitable.  The correct, profitable approach is selling people what they truly desire: holes.  The professor argued that marketing should focus on the holes rather than drill bits.  Eventually, people will purchase these drill bits if they are convinced that they will get stunning holes at the end of the process.

Let us fast-forward to 2022.  The Ukrainian citizens call for establishing a no-fly zone over the country.  This is an excellent example of a situation where people demand things they do not actually need.  There is no question that Ukrainians are anxious to stop deadly Russian aerial and missile attacks, and that is a noble goal, but it has nothing to do with NATO’s no-fly zone.  A no-fly zone is one of many tools available to achieve this objective.  According to what is known, military personnel dislike it when civilians offer the mission and mandate specific tools.

Instead, let military professionals choose the methods and tools to stop terrible bombings and shelling of innocent civilians, assuming that the West — and, it seems, the world — wants to offer a helping hand to suffering Ukrainians.  We must stop the chorus of internet military experts who were prominent virologists and world-renowned epidemiologists just a few weeks ago.

Ukrainians should be informed that while the need to stop the bombardments is acknowledged, the external methods to resolve it are not their choice.  Various military, diplomatic, and economic tools are available — and the no-fly zone is just one (and not the most attractive) of them.  (Regarding this matter, we are still awaiting official calls to expel Russia from the United Nations, similar to the expulsion of the Soviet Union from the League of Nations for attacking Finland in 1940.)

One of the solutions would be a Lend-Lease-like program to deliver Ukraine high-tech anti-aircraft batteries.  Ukraine already uses high-tech Turkish drones; they have to be complemented with American-made surface-to-air missiles.

Along with anti-aircraft defense weapons, the United States has historically supported just causes while embracing a façade of neutrality.  There were, for example, approximately one hundred American military pilots who resigned from their commissions in 1940 and 1941 and joined Chiang Kai-shek’s army in the fight against Imperial Japan.  Note that American pilots entered the combat long before the attack on Pearl Harbor.  The 1st American Volunteer Group (AVG) squadron became known as the Flying Tigers.  It is noteworthy that the Flying Tigers flew Curtiss P-40 Warhawk fighters, made in Buffalo, N.Y., resulting in the first American aces of World War II.

Ukrainians must also observe that Flying Tigers represent a pre-woke American military.  Today’s politically correct military will take much longer to reach the right decisions.  For this reason, Ukraine must fight off the invaders with what it has at this juncture — until Pentagon lawyers and Washington swamp-dwellers are able to explore and crunch risks, profits, and political expediency.

[Originally published by American Thinker]