Де-факто президент против вице-президента

Камала Харрис является, пожалуй, самым квалифицированным антиамериканским вице-президентом США за послевоенные годы. Ее квалификация как ярого антиамериканского политика сделала ее идеальным кандидатом в вице-президенты открыто антиамериканской, прокитайской, пророссийской и проиранской администрации Байдена. Но быть человеком №2 в среде радикальных левых отнюдь не гарантирует продвижение на одну оставшуюся ступеньку вверх – и ее последнее интервью каналу CNN станет, видимо, последним.

До этого злосчастного интервью ее успешно тащили вверх. Ей был поручен наиболее простой участок работы – усовершенствовать задолго до нее существующий конвейер переброски нелегальных иммигрантов через границу с Мексикой. Это только для Америки положение на южной границе является серьезным кризисом – как политическим, так и гуманитарным. А для антиамериканской администрации Байдена непрерывный поток не задокументированных демократов является, как это было и для администрации Обамы, первоочередной задачей.

Во время интервью CNN Камала Харрис никак не могла понять, чего же от нее хотят. Ведь поток нелегалов через границу увеличился по сравнению с прошлым годом почти на 700%. Практически все девочки и женщины старше 10 лет пересекают границу изнасилованными, большинство детей имеют целый букет заболеваний, о которых в Америке давно не слышали – корь, туберкулез, дифтерия, вши. Все мужчины-нелегалы готовы браться за любую работу за гроши, выдавливая малоимущих молодых американцев с рынка труда. Все идет в соответствии с планом, в соответствии со стратегией Кловарда-Пивена о создании многочисленных кризисов для облегчения перехода к социализму в Америке. С точки зрения левых, с точки зрения Камалы Харрис, все идет хорошо – зачем же нужны все эти каверзные вопросы?

Камала Харрис не понимает, что американской прессе как воздух нужна реабилитация. То, что делала с Дональдом Трампом “независимая пресса” в течение около пяти лет, иначе как ежедневной политической казнью не назовешь. Врало и придумывало небылицы про Трампа большинство средств массовой дезинформации. К настоящему времени все без исключения конспиративные теории о Трампе рухнули, поэтому рейтинги многих “неофициальных” органов ЦК Демократической партии упали в несколько раз – не на несколько процентов, а в несколько раз. Вместе с рейтингами упали и доходы, поэтому с приходом нового хозяина в Белый Дом многие еще продолжали – по инерции – поливать грязью Трампа, но недолго. Пришло время доказать, что в Америке существует “независимая пресса”, и первой под раздачу попала Камала Харрис.

Добавим к этому, что Камала Харрис имеет одну весьма несимпатичную для политика черту – она всегда перед тем, как соврать, смеется. Смеется неискренне и неубедительно. (У Хиллари Клинтон тоже была такая характерная привычка, но в меньшей степени). Поэтому недавнее интервью вице-президента будет иметь для нее катастрофические последствия.

Фиаско в Гватемале проявилось не только на политическом фронте. Камала Харрис выглядела не просто уставшей – она выглядела измотанной, изможденной, с грязными и слипшимися волосами. Ни одна женщина не должна так выглядеть, а тем более политик, и тем более вице-президент. Как и во время интервью каналу CNN, так и на пресс-конференции в Гватемале она нервно хихикала и постоянно смеялась невпопад.

Видимо, в ее голове никак не укладывалось, что же именно является главной целью ее первого зарубежного визита – остановка нелегальной иммиграции (версия для печати) или же ее интенсификация (истинная цель). Хотя она не является новичком в политике, Камала Харрис никак не может привыкнуть к тому, что у большинства политиков слова, как правило, расходятся с делом. К настоящему времени ее шансы на продвижение наверх снизились практически до нуля.

Почему? Потому что через каких-то два года вашингтонскому демократическому болоту снова придется выбирать своего кандидата против Трампа. Либо опять дуэль Трамп-Байден, либо Трамп-Харрис. Поэтому неприкрытые элементы саботажа Байденом своего собственного вице-президента не должны никого удивлять. (Не стоит объяснять, что “независимый” канал CNN никогда бы не осмелился публично унизить вице-президента без прямого указания из Белого Дома).

Впрочем, источником неприятностей Камалы Харрис служит, скорей всего, не сам дряхлый зиц-президент Джо Байден, а его жена. Именно Джилл Байден, как известно, решительно прибрала к рукам практически всю политическую кухню в доме №1600 на Пенсильвания Авеню.

What Do Messrs. Marx, Sanders, And Blanter Have In Common?

Karl Marx is the founding father of Marxism. Bernie Sanders is a Senator from Vermont. Matvey Blanter authored the famous Russian song “Katyusha.”

They are all Jews. They are all anti-Semites. All of them are followers of leftist ideology.

The anti-Semite Marx isn’t our contemporary, but his anti-Semitic (and racist) views are well-documented.

One among the leaders of American-Jewish anti-Semites, Senator Bernie Sanders, spent his summer holidays at a Stalinist kibbutz in Israel and celebrated his honeymoon in the USSR. Bernie Sanders, almost word for word, repeats the claims of Hamas about Israel, so it seems that he is the Ambassador Extraordinary and Plenipotentiary of Hamas to the United States.

In May 2021, Senator Sanders and his supporters managed to stab Israel in the back twice. At first, the overwhelming majority of Democrats voted against the announcement of sanctions against Hamas, and a couple of days later – against providing additional military assistance to Israel. Voting on these bills took place when thousands of rockets were flying from Gaza to Israel. Note also that all Republicans, without exception, supported both bills.

From a military point of view, the Iron Dome system is a strictly defensive weapon. It can’t be used to attack. Its sole purpose is to save the lives of civilians. However, every Democrat within the House voted against additional funding for the Iron Dome in Israel. The rationalization of this seemingly incomprehensible solution is straightforward. Democrats give money to Iran. Iran gives money to Hamas to “purify the Holy Land from the contamination.” Hamas attacks Israel. Helping Israel will reduce the effectiveness of Iranian investment by the American Left.

Finally, let’s advance on to the last name on our list.

Matvey Blanter became laureate of the Stalin Prize for the songs “Stalin – Our Fighting Glory” and “Stalin, Flight of Our Youth.” He was a member of the Anti-Zionist Committee of the Soviet Public. The committee was created by the Soviet KGB in 1983. It theoretically ceased to exist officially with the collapse of the USSR. What is interesting is that this committee had not been formally disbanded.

In addition to Blanter, other prominent Soviet Jews were also members of the Anti-Zionist Committee of the Soviet Public: Elina Bystritskaya, an actress who performed the role of the primary Russian beauty; Tatyana Lioznova, creator of the foremost famous Soviet spy thriller “17 Moments of Spring”; and Adolf Shayevich, former Chief Rabbi of the Soviet Union. What did Comrade Shayevich mean when he proclaimed the traditional Zionist Easter toast “Next year – in Jerusalem”? Was he referring to the Soviet tanks at the Jaffa Gate?

It was at the time, when Natan Sharansky was in solitary confinement, that the KGB managed to gather under one roof two dozen talented Soviet anti-Semitic Jews. Additionally, the Soviet communists injected the old anti-Semitic term with brand new, ideological content, behind which the Left became convenient to hide – the anti-Zionism. We, they say, are only against the policies of the State of Israel, but we are not anti-Semites. This “ideologically correct” term has become so common on the Left that it is still widely used today. It has been metastasized and adopted by most Leftists, many of whom are very talented American Jews.

These talented American Jews came up with – after the model and likeness of the Democrat Party – the notion that there is supposedly a political wing of Hamas and an independent military wing of the organization. Analogous to this are the military wings of the Democrat Party – Antifa and BLM. However, if there is some kind of separation between political and military wings, it’s only for the purpose of a smokescreen.

The Left has also redefined the meaning of the conflict in the Middle East. After the Six-Day War, the conflict was redefined by Soviet apparatchiks as “imperialist colonization.” Who was chosen as “colonizers” and “oppressors”? Palestinian Jews. Who was chosen as the “defenseless indigenous population”? Palestinian Arabs.

That is why we hear the same rhetoric from both the American Left and Hamas: it turns out that the Jews are “occupiers” and the war with Israel is “resistance to the capitalist colonialists.” The Soviet Communists have achieved impressive and long-lasting success in altering the religious and territorial conflict in the Middle East onto an ideological track. The Soviet Union is long gone, but the ubiquitous train of “fighters for the independence of Palestine” continues to travel. That is why Hamas, Fatah, and Iran all use familiar Soviet propaganda clichés.

Politically, the Palestinian Arabs have long been abandoned by their Arab neighbors. If not for the ideological and military support by the Soviet communists years ago, this conflict would have sunk into oblivion. However, the baton of support for the “liberation movement of Palestine” from the Soviet communists was taken over by the American Leftists.

The Middle East conflict is really a series of successive conflicts. At first, it had been only a religious conflict, which grew into a territorial one with Israel’s revival. In turn, the territorial conflict, due to the Sisyphean labor of Soviet communists, was transformed into an ideological conflict through the injection of Marxist rhetoric.

(By the way, this is precisely the error that the Israeli leadership made when it withdrew from South Lebanon in 2000 and Gaza in 2005. The worldview of Israel’s then-leaders was formed during the conflict’s previous – territorial – phase. They did not notice – or did not want to notice – that the conflict had already morphed into a different, ideological phase. As a result, Israel’s territorial concessions have not led to anything positive.)

President Trump tried to finish off the ideological phase of the conflict in the Middle East and put it on a rational economic track. Trump made an offer that could not be refused in exchange for ending the multi-billion dollar financing of terrorism franchise wars, Arab countries would receive multi-billion dollar American investments. The benefit is twofold. The Arab countries generally agreed because the Palestinian problem, purely economically, is very disadvantageous to them.

Trump tried to end what began long before him but had touched a raw nerve. The termination of the ideological phase of the conflict turned out to be unprofitable for the American Left, and the Biden administration returned the conflict to square one. In fact, Joe Biden uses taxpayer dollars to assist Palestinian Arabs in buying Iranian missiles to attack Israel. In addition, Biden appointed an Islamic activist to “cleanse” the US military of “extremism.” Without a doubt, Iran, Russia, and Hamas still cannot believe their luck with the current occupant of the White House. As a result, in 2021, Jews are welcomed in the United Arab Emirates and other Arab countries, but not in America.

Anti-Semitism has been around for several thousand years, although this term has officially existed only since 1879. The overwhelming majority of more or less reasonable people perfectly understood that this nefarious phenomenon is irrational. There is not and cannot be a rational explanation for it. However, the Left decided to take the next step, and in America, under the leadership of the Floydenized Democrats, the process of normalizing anti-Semitism has begun. If before, in a decent society, anti-Semitism was a taboo, now the taboo has been lifted. The new American norm will not be the complete absence of anti-Semitism but the establishment of some level of anti-Semitism acceptable in a decent society.

Normalizing what was previously considered impossible or unacceptable is the hallmark of the Left. At the beginning of the 21st century, leftists normalized the attribution of the red color (the color of enemies) for conservatives and republicans. Previously, this color was associated only with the Left. In the twentieth century, the term “Palestinians” was normalized and redefined by the Left. The term “Palestinian” had meant Jews exclusively, but since 1967, at the suggestion of the KGB, they began to call “Palestinians” exclusively Arabs. Symptoms of this normalization of anti-Semitism were the simultaneous and well-coordinated attacks on Jews in Israel, New York, and California.

A ceasefire has now been declared in Israel. However, there is never a ceasefire in the struggle between Good and Evil, even a temporary one. Especially when Good and Evil are on opposite sides of ideological barricades.

[Originally published by Frontpage Magazine]

Что общего между Карлом Марксом, Берни Сандерсом и Элиной Быстрицкой?

Все они – евреи. Все они – антисемиты. Все они – последователи левой идеологии.

Антисемит Карл Маркс нашим современником не является, но его антисемитские (и расистские) взгляды хорошо документированы.

Сенатор Берни Сандерс – один из лидеров американских антиевреев-антисемитов, проводил летние каникулы в сталинском кибуце в Израиле, а медовый месяц отмечал в СССР. Берни Сандерс практически слово в слово повторяет претензии Хамаса к Израилю, так что создается впечатление, будто он является Чрезвычайным и Полномочным послом ХАМАСа в США. По советской терминологии Сандерс, безусловно, является большевиком.

В мае 2021 года Сандерс и его сторонники умудрились ударить Израиль ножом в спину дважды. Сначала подавляющее большинство демократов проголосовало против объявления санкций против ХАМАСа, а через несколько дней – против оказания дополнительной военной помощи Израилю. Голосование по этим законопроектам происходило именно в то время, когда тысячи ракет летели из Газы в Израиль. Отметим также, что все без исключения республиканцы поддержали оба законопроекта.

Зачем понадобился второй законопроект об увеличении военной помощи Израилю? Дело в том, что существующая израильская система “Железный Купол”, предназначенная для перехвата ракет террористов, имеет пределы эффективности. В частности, если производится до 250–300 запусков ракет одновременно, то система вполне справляется. Если же ракет выпущено больше, то система не имеет возможности отслеживать все 100% ракет, и некоторые ракеты преодолевают защитный барьер. Решение этой задачи простое – нужно установить дополнительные батареи ракет-перехватчиков. Именно это решение предложили республиканцы, но демократы сказали твердое “Нет”.

С военной точки зрения система “Железный купол” является строго оборонительным оружием. Его невозможно использовать для нападения. Его единственная цель – спасать жизни гражданского населения. Тем не менее каждый демократ в Палате Представителей проголосовал против дополнительного финансирования «Железного купола» в Израиле. Рационализация этого, на первый взгляд, непонятного решения, весьма проста. Демократы дают деньги Ирану. Иран дает деньги Хамасу, чтобы “очистить Святую Землю от скверны”. Хамас атакует Израиль. Если помогать Израилю, то это снизит эффективность иранских инвестиций американских левых. 

Наконец, перейдем к последнему имени в нашем списке.

Элина Абрамовна Быстрицкая. Исполнительница роли первой русской красавицы Аксиньи в знаменитом фильме “Тихий Дон”. Член КПСС. Член Антисионистского Комитета Советской Общественности (АКСО). Этот комитет был создан КГБ в 1983 году и теоретически прекратил свое официальное существование вместе с распадом СССР. Но вот что интересно – формально этот комитет так и не был распущен. Элина Абрамовна, которая по совместительству являлась также полковником казачьих войск, продолжала свою деятельность. Например, в 2014 году она подписала печально знаменитое письмо деятелей культуры о поддержке агрессии России против Украины (другим известным подписантом был Иосиф Кобзон).

Кроме Быстрицкой, членами Антисионистского Комитета Советской Общественности были и другие известные советские евреи. Например, Татьяна Моисеевна Лиознова, создатель культового советского фильма “17 мгновений весны”. Матвей Исаакович Блантер, автор популярной песни “Катюша”, лауреат Сталинской премии за песню “Сталин – наша слава боевая”. Адольф Соломонович Шаевич, бывший главный раввин Советского Союза. Что именно имел в виду товарищ Шаевич, когда произносил традиционный сионистский пасхальный тост “В следующем году – в Иерусалиме”? Не имел ли он в виду советские танки у Яффских ворот?

Именно в то время, когда Натан Щаранский сидел в камере-одиночке, КГБ удалось собрать под одной крышей два десятка талантливых советских евреев-антисемитов. С помощью поистине сизифовых усилий советскими коммунистами был также наполнен новым, идеологическим содержанием старый антисемитский термин, за которым стало удобно прятаться левым – антисионизм. Мы, мол, выступаем только против политики государства Израиль, но антисемитами не являемся. Этот “идеологически правильный” термин настолько вошел в обиход, что дал метастазы и широко используется до сих пор. Он принят на вооружение практически всеми левыми, многие из которых – весьма талантливые американские евреи.

Эти талантливые американские евреи придумали – по образцу и подобию Демократической партии США – что якобы существует политическое крыло ХАМАСа и независимое от него военное крыло организации. Аналогом этого являются боевые крылья Демократической партии – Антифа и БЛМ. Но если между политическим и военным крыльями и существует некое разделение, то, как и на Ближнем Востоке, лишь с целью дымовой завесы.

Левые также переопределили смысл конфликта на Ближнем Востоке. После Шестидневной войны конфликт был переопределен советскими идеологами как “империалистическая колонизация.” Кто был выбран в качестве “колонизаторов” и “угнетателей”? Палестинские евреи. Кто был выбран в качестве “беззащитного коренного населения”? Палестинские арабы.

Именно поэтому мы слышим одну и ту же риторику и от американских левых, и от ХАМАСа: оказывается, евреи – это “оккупанты”, и война с “израильским апартеидом” является “сопротивлением капиталистическим колонизаторам”. ЦК КПСС достиг внушительного и долгоиграющего успеха в переводе религиозного и территориального конфликта на Ближнем Востоке на идеологические рельсы. Советского Союза уже давно нет, но поезд “борцов за независимость Палестины” продолжает идти. Именно поэтому и ХАМАС, и Фатах, и Иран продолжают оперировать всем хорошо знакомыми советскими штампами.

Политически, палестинские арабы уже давно покинуты своими арабскими соседями, и если бы не идеологическая и военная поддержка советских коммунистов в далеком прошлом, то конфликт этот канул бы в лету. Но эстафетную палочку поддержки “национально-освободительного движения Палестины” от советских коммунистов переняли американские левые.

Ближневосточный конфликт на самом деле представляет собой несколько сменяющих друг друга конфликтов. Сначала это был лишь религиозный конфликт, который с возрождением Израиля перерос в территориальный. Территориальной конфликт, в свою очередь, путем инжекции марксистской риторики был трансформирован в идеологический конфликт.

(Кстати, именно в этом и состоит ошибка, которую совершило руководство Израиля при выходе из Южного Ливана в 2000 году и Газы в 2005 году. Мировоззрение лидеров Израиля было сформировано в период территориальной фазы конфликта, и они не заметили – или не захотели заметить – что конфликт уже перешел в другую, идеологическую фазу. Поэтому территориальные уступки Израиля ни к чему позитивному не привели.)

Президент Трамп попытался завершить идеологическую фазу конфликта на Ближнем Востоке и перевести его в рациональное, экономическое русло. Трамп сделал предложение, от которого невозможно было отказаться – в обмен на прекращение многомиллиардного финансирования терроризма, арабские страны получили бы многомиллиардные американские инвестиции. Выгода двойная. Арабские страны в целом согласились, потому что чисто экономически палестинская проблема для них весьма невыгодна.

Если Трамп попытался завершить то, что началось задолго до него, то завершение идеологической фазы конфликта оказалось невыгодно американским левым, и администрация Байдена вернула конфликт на круги своя. Фактически, Джо Байден использует доллары американских налогоплательщиков, чтобы помочь палестинским арабам покупать иранские ракеты для нападения на Израиль. Кроме того, Байден назначил исламского активиста для “очистки” американской армии от “экстремизма”. Без сомнения, Иран, Россия и ХАМАС до сих пор не могут поверить в свою удачу с нынешним обитателем Белого Дома. В результате в 2021 году евреи приветствуются в Объединенных Арабских Эмиратах и других арабских странах, но не в Америке.

Антисемитизму уже несколько тысяч лет, хотя официально этот термин существует лишь с 1879 года. Подавляющее число более или менее разумных людей все это время прекрасно понимали, что это явление – иррационально. Ему нет и не может быть рационального объяснения. Но левые решились на следующий шаг, и в Америке под руководством флойдизированных демократов начался процесс нормализации антисемитизма. Если раньше в приличном обществе антисемитизм был табу, то теперь табу снято. Новой американской нормой станет не полное отсутствие антисемитизма, а установление его некоего допустимого в приличном обществе уровня.

Нормализация того, что раньше считалось невозможным или неприемлемым, является визитной карточкой левых. В начале XXI века левыми был нормализовано приписывание красного цвета (цвета врагов) для консерваторов и республиканцев – раньше этот цвет был ассоциирован только с левыми. В XX веке левыми был нормализирован и переопределен термин “палестинцы” – раньше это были исключительно евреи, но с 1967 года, с подачи КГБ, “палестинцами” стали называть исключительно арабов. Симптомом такой нормализации антисемитизма стали одновременные и хорошо скоординированные атаки на евреев в Израиле, Нью-Йорке, и Калифорнии.

В Израиле сейчас объявлено прекращение огня. Но прекращения огня в борьбе добра со злом никогда не бывает, даже временного. Особенно когда добро и зло находятся по разные стороны идеологических баррикад.

Where to get the Vaccine Against Left-wing Anti-Semitism?

President Trump was expelled from Twitter and Facebook.  However, the head of Hamas, the head of the Palestinian Terrorist Authority, and the president of Iran were not denied use.  They still publicly express their hatred of both America and Israel.  Why?  Because if freedom of speech exists in Biden’s America, it is mainly for anti-American and anti-Semitic forces.

Twitter bosses have a clear understanding of what kind of tweet Trump would have posted when, during a missile strike on Israel, the BLM thugs staged a White House rally in support of Hamas using swastika flags.  Facebook bosses have a pretty good idea of what Trump would say about the thousands of rockets fired at Israel.  Without exception, Washington-based journalists can accurately predict that Trump would never have sent an American Hamas-supporter to negotiate between Israel and Hamas.

Are Jews currently being persecuted by Roman centurions?  Are the Spanish inquisitors trying to exterminate the Jews?  Are trains packed with Jews currently moving to Treblinka?

No, none of this is happening.  On the contrary, the friendly-to-us American conservatives, the German conservatives, immediately after the start of the missile attack on Israel, removed the German flag from party headquarters and instead hung the flag of Israel.  Right after the attack on Tel Aviv, all of Rome got covered with Israeli flags.  An enormous Israeli flag flies over Kyiv with the help of a cargo drone.  The world is in solidarity with Israel as never before.  Nevertheless, the persecution of the Jews is evident.

Let’s define what is currently driving the persecution of Jews.  What is the ideological dimension of this persecution?  Who are the performers?  Who, perhaps without realizing it, is an assistant in this matter?

Who in America is the unwitting accomplice of those who wants to destroy both Israel and all Jews?  American Jews of the left are such shortsighted collaborators.  Being traditionally Democrats, they did not notice (or did not want to notice) that since the late 1950s and 1960s, the Democrat party has shifted radically to the left.  By Obama’s time, it had become an openly socialist, openly anti-American, and openly anti-Semitic party.

Who is the executor of the current Jewish pogroms?  Each country has its own mayhem heroes.  In America, these are Antifa and BLM.  In the Middle East, these are the Palestine Liberation Organization (created by the Soviet KGB and still led by a Kremlin agent), Hamas, Islamic Jihad, and Iran.  In Europe, they are the Laborites who turned London into Londonistan.  Most of them are religious or ideological fanatics, brainwashed so profoundly that they cannot be treated by any means.

What is the ideology of those who control this whole process?  Who runs its brain center, and does such a center exist at all?  The answer to that disquieting question, perhaps, lies on the surface.  Those who yesterday promoted the classic socialist slogan of disbanding the police or defunding the police are today mourning the deaths of Hamas commanders.  The same people offer a panegyric to goons.  It’s the same people everywhere — in America, in Israel, and in Europe.  They differ in their skin color, religion, nationality, educational level, and sexual orientation.

However, they are united because they are all leftists, the adherents of post-Marxism ideology.

In different countries, they try to hide under different signs.  They can call themselves Socialists, Laborites, Democrats, Social Democrats, Democratic Socialists — this incomplete list of “progressive humanity” is long, as is the list of nuances over which non-ideological (read: insignificant) disagreements exist among them.  They are the ideological heirs of the previous generation of the left — Marxists, Bolsheviks, Mensheviks, Stalinists, National Socialists, Trotskyists, Communists, Maoists.  This list is also very long.

The first Middle East movement to unite socialism and Islam was the Muslim Brotherhood, founded in 1928 in Egypt (the so-called “socialist theocracy”).  This union was a manifestation of the unique ideological parallels between the 7th-century pseudo-religion (Islam) and the 19th-century pseudo-religion (socialism).  The unification of Islam and socialism was precisely the mixture that the Soviet leaders loved so much; such a mixture became the ideal breeding ground for international left-wing terrorism (under the pretext of the “national liberation movement” and the “struggle against the Israeli occupation of Arab lands”).

Socialists and the Muslim Brotherhood are also united by methods of achieving their goals.  Modern socialists prefer peaceful, legislative, gradual changes to achieve their main goal: the redistribution of wealth.  They avoid bloody revolutions; their favorite course of action is slow, almost invisible evolution.  In non-Muslim societies, except for periodic acts of terrorism, gradualism is precisely the Muslim Brotherhood mode of operation.  This is one reason why the socialist movements have joined forces with their ideological counterparts from the Muslim Brotherhood, which also prefers evolutionary social changes.

“Muslim socialism” is similar to orthodox socialism; both call for “just redistribution of wealth” and other classic leftist ideas of class struggle.  In countries with a non-Muslim majority, such as the United States, Muslims are falsely referred to as the “oppressed proletariat,” and the Jewish and Christian majority is falsely referred to as the “oppressive bourgeoisie.”

The incredible, unthinkable alliance between previously irreconcilable religious fanatics and socialist atheists is one of the most phenomenal events in human history.

Yasser Arafat, the Palestine Liberation Organization leader, was probably the first leader to officially embrace Islamic-socialist ideas.  In 1967, immediately after the Six-Day War, he was rewarded for this with a brand-new invention by the KGB, known as the Arab Palestinian Nation.  (Until 1967, only Jews were called Palestinians.)

Hamas calls itself the Islamic Resistance Movement.  Its Charter states: “The Islamic Resistance Movement is one of the branches of the Muslim Brotherhood in Palestine.”  In addition, the Hamas Charter requires (in a somewhat heretical form for traditional Islam) that in the fight against Israel, “a woman should go out and fight the enemy even without the permission of her husband, and a slave even without the permission of his master.”

In traditional Soviet style, the Hamas Charter condemns “occupying imperialism” and “the forces of the capitalist West.”  Soviet communists have long been out of power in Russia, but friendly relations between the Kremlin and Hamas are flourishing.  The Chinese Communist Party also defends the interests of Hamas, as does the rest of the left.

All this looks inscrutable on the surface, although it has an entirely rational basis in most cases.  At the same time, the baffling attitude of left-wing Jews toward Israel belongs to an entirely different, irrational category.  For example, how can left-wing American Jews wish for the death of their fellow believers in Israel?  However, everything becomes evident if you carefully dot the i.

The right-wing American Jews, like all American conservatives, want Israel’s prosperity and peace with its neighbors.

The left-wing American Jews, who, together with the Democrat party, continue to evolve toward more and more radical left positions, cannot forgive Israeli Jews (and Netanyahu personally) for an ideological turn toward conservatism.  Therefore, they joined forces with comradely radical leftist movements, Islamic terrorist groups, and other genocidal maniacs (all of them — in Stalin’s terminology — are “socially close”) to punish Israel.  Punish with missile attacks, terrorism, Iranian bomb, boycotts, and UNESCO resolutions to turn Israel into a rogue state.

Using a cocktail of post-Marxism and Islamism, the flirting-with-communism American left is trying to force Israel to leap back into the vile left quagmire.  Furthermore, as everybody knows, for all leftists, including the Party of (D)eceit, the end justifies the means.

Therefore, now more than ever, the world needs a vaccine against left-wing anti-Semitism.

[Originally published at American Thinker]

Где приобрести вакцину от левого антисемитизма?

Как известно, Президенту Трампу было отказано в пользовании Твиттером и Фейсбуком. Но главе ХАМАСа, главе Палестинской Террористической Автономии и президенту Ирана в пользовании отказано не было. Они до сих пор публично выражают свою ненависть и к Америке, и к Израилю. Почему? Потому что свобода слова в Америке Байдена если и существует, то в основном лишь для антиамериканских и антисемитских сил.

Боссы Твиттера четко представляют себе, какой именно твит опубликовал бы Трамп, когда в разгар ракетного удара по Израилю банда БЛМ организовала митинг у Белого Дома в поддержку ХАМАСа, используя флаги со свастикой. Боссы Фейсбука имеют неплохое представление о том, что сказал бы Трамп по поводу тысяч ракет, выпущенных по Израилю. Все без исключения вашингтонские журналисты могут точно предсказать, что Трамп никогда бы не направил американского сторонника ХАМАСа на переговоры между Израилем и ХАМАСом.

Преследуют ли евреев в настоящее время римские центурионы? Пытаются ли уничтожить евреев испанские инквизиторы? Движутся ли в настоящее время поезда, набитые евреями, в Треблинку?

Нет, ничего этого не происходит. Напротив, дружественная нам, американским консерваторам, немецкая консервативная партия сразу после начала ракетной атаки на Израиль сняла флаг Германии со своей штаб-квартиры, и вместо него вывесила флаг Израиля. Сразу после атаки на Тель-Авив весь Рим оказался покрыт израильскими флагами. Над Киевом с помощью грузового дрона реет израильский флаг огромного размера. Мир солидарен с Израилем, как никогда. Но, тем не менее, преследование евреев налицо.

Давайте определим, что же в настоящее время является движущей силой преследования евреев. Какова идеологическая составляющая этого преследования? Кто является исполнителями? Кто, возможно, сами того не осознавая, является соучастником в этом деле?

Кто в Америке является невольным сообщником тех, кто хочет уничтожить и Израиль, и всех евреев? Такими недальновидными сообщниками являются американские левые евреи. Будучи традиционно демократами, они не заметили (или не захотели заметить), что с конца 50-60-х годов ХХ века Демократическая партия США сдвинулась кардинально влево, и ко времени Обамы превратилась в партию открыто социалистическую, открыто антиамериканскую, и открыто антисемитскую.

Кто выступает исполнителем нынешних еврейских погромов? Каждая страна имеет своих героев-погромщиков. В Америке это Антифа и БЛМ. На Ближнем Востоке это Организация Освобождения Палестины, созданная советским КГБ (и до сих пор возглавляемая агентом Кремля), ХАМАС, и Исламский Джихад, и Иран. В Европе это лейбористы, которые превратили Лондон в Лондонистан. Большинство из них – религиозные или идеологические фанатики.

Какова идеология тех, кто управляет всем этим процессом? Кто руководит его мозговым центром, и существует ли такой центр вообще? Те, кто вчера продвигал классический лозунг социалистов о роспуске полиции или лишении полиции финансирования, сегодня оплакивают гибель командиров ХАМАСа. Те же самые люди. И в Америке, и в Израиле, и в Европе. Они разнятся своим цветом кожи, вероисповеданием, национальностью, уровнем образования и сексуальной ориентацией.

Но они объединены тем, что все они – левые. Их идеология – пост-Марксизм.

В разных странах они пытаются скрыться под разными вывесками. Они могут называть себя социалистами, лейбористами, демократами, социал-демократами, демократическими социалистами – этот неполный список “прогрессивного человечества” длинный, как и перечень нюансов, по которым между ними существуют неидеологические (читай – несущественные) разногласия. Именно они являются идеологическими наследниками предыдущего поколения левых – марксистов, большевиков, меньшевиков, сталинистов, национал-социалистов, троцкистов, коммунистов, маоистов – список этот тоже весьма длинный.

Первым ближневосточным движением, которое объединило социализм и ислам, была организация Мусульманское Братство, основанная в 1928 году в Египте (так называемая «социалистическая теократия»). Такой союз стал проявлением уникальных идеологических параллелей между псевдо-религией 7-го века (исламом) и псевдо-религией 19-го века (социализмом). Объединение ислама и социализма было именно той смесью, которую так полюбили советские лидеры; такая смесь стала идеальной почвой для международного левого терроризма (под предлогом «национально-освободительного движения» и «войны против израильской оккупации арабских земель»).

Социалистов и Мусульманское Братство объединяют также и способы достижения целей. Современные социалисты предпочитают мирные, законодательные, постепенные изменения для достижения главной своей цели – перераспределения собственности. Они пытаются избежать кровавых революций; их любимый образ действия – медленная, практически невидимая эволюция. В немусульманских обществах, за исключением периодических актов терроризма, это как раз и есть способ действия Мусульманского Братства – постепенность. Это одна из причин, по которой социалистическое движение объединило усилия со своими идеологическими коллегами из Мусульманского Братства, также предпочитающего эволюционные изменения в мире.

«Мусульманский социализм» весьма похож на ортодоксальный социализм; оба призывают к «справедливому перераспределению богатств» и другим классическим левым идеям. В странах с немусульманским большинством, таких как Соединенные Штаты, мусульмане ложно именуются «угнетенным пролетариатом», а иудео-христианское большинство ложно именуется «угнетающей буржуазией».

Невероятный, просто немыслимый альянс между ранее непримиримыми религиозными фанатиками и социалистами-атеистами является одним из самых феноменальных явлений в истории человечества.

Ясир Арафат, лидер Организации Освобождения Палестины, был, вероятно, первым лидером, который официально принял исламо-социалистические идеи. В 1967 году, сразу после Шестидневной войны, он был вознагражден за это совершенно новым изобретением КГБ, известным как арабская палестинская нация (как известно, до 1967 года палестинцами называли только евреев).

ХАМАС называет себя «Движением исламского сопротивления». В своей Хартии они заявляют: «Движение исламского сопротивления является одним из филиалов Мусульманского Братства в Палестине». Кроме того, Хартия ХАМАСа требует (в довольно еретичной для традиционного ислама форме) что в борьбе с Израилем «женщина должна выйти и сражаться с врагом даже без разрешения своего мужа, а раб – даже без разрешения своего господина».

В традиционном советском стиле Хартия ХАМАСа осуждает «империализм оккупантов» и «силы капиталистического Запада». Советские коммунисты уже давно не находятся у власти в России, но дружественные взаимоотношения между Кремлем и ХАМАСом процветают. Коммунистическая партия Китая тоже защищает интересы ХАМАСа, как, впрочем, и все остальные левые. Все остальные левые, включая израильских левых, доведены до отчаяния тем, что Израиль, похоже, решил покончить с террористами раз и навсегда.

Разумеется, со стороны все это выглядит весьма странным, хотя в большинстве случаев имеет вполне рациональную основу. При этом отношение левых евреев к Израилю относится к другой, иррациональной категории. Например, как могут левые американские евреи желать гибели своим единоверцам из Израиля? Но все становится понятным, если аккуратно расставить все точки над i.

Правые американские евреи, как и все американские консерваторы, желают Израилю благоденствия и мира с соседями.

Левые же американские евреи, которые вместе с Демократической партией США продолжают эволюцию ко все более радикальным левым позициям, не могут простить израильским евреям (и лично Нетаньяху) идеологического поворота вправо. Поэтому они и объединили усилия с дружественными радикальными левыми движениями, исламскими группировками, и другими геноцидными маньяками (все они – по сталинской терминологии – являются “социально близкими”), чтобы наказать Израиль. Наказать ракетными атаками, терроризмом, иранской бомбой, бойкотами, постановлениями ЮНЕСКО, и превратить Израиль в страну-изгоя.

Используя коктейль из пост-марксизма и исламизма, флиртующие с коммунизмом американские левые пытаются заставить Израиль совершить прыжок назад – в мерзкую левую трясину. Как известно, для всех левых цель оправдывает средства.

Поэтому сейчас, как никогда, миру необходима вакцина от левого антисемитизма.

The Beasts Smell Blood

China and Russia are aggressively raising their stakes against Taiwan and Ukraine.  Why?  Just take a sober view of Biden’s America, at war with itself.  China and Russia came to a pragmatic conclusion: America in 2021 has neither the desire nor the courage nor the political will to protect itself and its allies.

It was under Biden that the Nord Stream 2 gas pipeline work continued.  It was under Biden that the preparations for the seizure of Taiwan by China entered the final phase.  Under Biden, China’s seizure of the South China Sea, suspended by Trump, is close to completion.  Under Biden, both Russia and China decided on something that was simply unthinkable under Trump – they forced preparations for open aggression against neighbors.

Trump, at the end of a dinner with the Chinese leader, three months into his presidency, fired 60 Tomahawk missiles at Syria.  Everything was organized so no one doubted that the missiles were intended for China and Russia’s leaders, although they were fired into Syria.  A year later, in February 2018, a platoon of American Rangers defeated a battalion tactical group of Russian mercenaries in Syria.  Of the 500 people, few survived, and all 27 tanks and armored vehicles were destroyed in a four-hour battle.

Both China and Russia immediately realized that, with Trump, the guy who brought down a billion dollars’ worth of missiles while sweets were being served, it was necessary to remain within the bounds of decency.  Under Biden, no one is going to remain within these bounds.  On the contrary, Beijing and Moscow are well aware that Biden is a temporary, accidental person in the White House, and it is necessary to strike while the iron is hot.  Under Biden, Beijing’s and Moscow’s expansionist plans are destined to come true.

Russia and China are united against a common enemy.  China’s #1 territorial objective is the capture of Taiwan.  Russia’s territorial task #1 is the seizure of Ukraine.  Trump was an insurmountable obstacle to their aggressive plans for four years.  Putin has taught the world that he is amassing troops on the border with Ukraine every spring.  But with each escalation, nothing happens.  More precisely, nothing happened during the Trump era, but with Biden, it can explode.

Trump gave Ukraine the opportunity to arm and strengthen its army for four additional years and arm itself not with outdated Soviet equipment, but with modern NATO weapons.  How did Ukraine use these four additional years?  It’s still unknown, but somehow, Trump is one of the most hated American presidents in Ukraine today.

The situation in Taiwan is spectacularly similar to the situation in Ukraine.  In Taiwan, there is also an influential group that seeks Big Brother’s wing.  Big Brother for Taiwan is Beijing; for Ukraine, it is Moscow.

The hackers traditionally referred to as “the Russians” attacked the control system of a 5,000-mile pipeline on the U.S. Atlantic coast.  Why?  They knew full well that under Trump, the answer would be so dire that it’s better not to even try.  But under Biden, there may not be an answer at all.  The “Russians” reasoned, quite soberly, that the shutdown of the pipeline plays into the hands of Biden and his entourage, who are likely to use this episode to advance their Green New Deal.  (Note that Joe Biden shut off more pipelines in three months than all the cyber-attacks of 2021 combined, pushing America’s gas prices to a six-year high.)

And so  it has happened – the Biden administration openly distanced itself from this problem, stating that the cyber-attack was not against the United States, but against a private company, so let this private company figure it out.

At the same time, we should, as in most cases, use the word “Russians” in quotation marks because nowadays, any schoolchild can change his I.P. address at will.  Hackers almost exclusively use other counties’ I.P. addresses to deflect suspicion from themselves.  As a matter of fact, most professional hacking resembles Russian matryoshka dolls – a false flag operation encapsulated in yet another, more extensive false flag operation.

It’s not only Russia and China that are moving.  Palestinian terrorists have also begun to stir.  The Fuehrer of the Palestinian Terrorist Authority demanded from Biden that the United States overturned President Reagan’s 1987 decision to recognize the Palestine Liberation Organization as a terrorist organization.  Mahmoud Abbas has been waiting a long time – he was silent under both Obama and Trump – but it was under Biden that Abbas raged.  Moreover, he demanded this not just anywhere, but from the podium of J Street – the anti-Semitic Jewish organization of America, the Jewish assault battalion of the Democrat Party.  It sounds as though the construction of the first Iranian nuclear bomb is ahead of schedule.

Hamas took a long time to prepare, but they realized that they had to hurry, too.  Hundreds of rockets hit Israel just days after Biden complained that in 2024, he would re-duel with Trump.  Even the remote possibility of Trump’s return to the White House has forced Hamas to speed up its plans.  A tiny Jewish democratic oasis in a sea of Islamic terrorist groups and Islamic tyrants is being bombed because a significant number of American Jews voted thoughtlessly in last year’s presidential election.

It should not be forgotten that the bombing of Israel took place just a few weeks after Joe Biden restored multimillion-dollar funding to Palestinian terrorist organizations.  The basis for this decision by Biden was the fact that Trump had frozen it.

Understanding the causal relationship between “no terrorist financing – no missile attacks” and “terrorist financing – missile attacks” is unattainable for Democrats since it requires a level of intelligence not envisioned by leftist dogma.  If the Democrats had any remnant of their intellect left, they would have asked Hamas, which complains all the time that it has no money for a coronavirus vaccine, where its money came from for hundreds of rockets.

Finally, has anyone noticed a suspicious similarity in how Jewish pogroms under the leadership of Antifa, BLM, or Hamas proceed?  The difference between them is only geographic, not ideological.

Vile creatures around the world fear Trump, but not Biden. Hamas does not fear Biden.  The Palestinian Terrorist Autonomy does not fear Biden.  The Houthis do not fear the Biden administration.  The Revolutionary Terrorist Guard of Iran is also not afraid of Biden. America, in their eyes, is weak and decrepit, just like the inhabitant of the White House himself.

Three months after Biden moved to the White House, suddenly, as if on command, and almost simultaneously, many domestic and international crises have arisen.  Note that all these villains are in quite a hurry.  The weakness of the enemy always reassures those who have sold out to the devil.

Let’s say thank you to Biden – now we know for sure what a world looks like in which no one reckons with America.

[Originally published by American Thinker]

Левые бандиты и левые догмы

Не следует думать, что боевые отряды Демократической партии – раньше это был ККК, а теперь Антифа и БЛМ – это какая-то аномалия. Вспомним других, советских леваков – там уголовники рассматривались как “социально близкие элементы”, в то время как “политические” (инакомыслящие, диссиденты, и другие “неблагонадежные”) рассматривались как “социально опасные” или “социально чуждые” элементы. Кто первым, искренне, и всегда с энтузиазмом отзывался на социалистический лозунг “Грабь награбленное”? Правильно – те, кто имеет опыт в грабежах.

Одна из версий того, почему левые в Советском Союзе рассматривали уголовников “близкими”, основана на том, что якобы Сталин, сам бывший уголовник, профессиональный грабитель банков, придя к власти, рассматривал себя как пахан всероссийской банды. Эта версия, разумеется, является поздней, и появилась уже после смерти Сталина. К сожалению, эта версия не объясняет, почему бандиты рассматривались “социально близкими” еще до того, как Сталин стал единоличным правителем.

Бандиты считались “социально близкими” еще до коммунистического переворота 1917 года (за 8 месяцев до переворота полиция была упразднена, а все уголовники отпущены на свободу), и в последующей Гражданской войне российские бандиты широко использовались большевиками (Котовский, Мишка Японец, Камо, и тысячи других). Ответ лежит в весьма прагматической плоскости – уголовники были полезны большевикам как до, так и после прихода к власти.

Если до прихода левых к власти уголовники были полезны большевикам для создания хаоса (читай – “предпосылок к революции”), то после прихода левых к власти в России выяснилось, что уголовники, как правило, нигде и никогда не замахивались на ниспровержение существующего государственного строя. В результате этого сотрудничества в России в XX веке левыми был создан политический бандитизм – натравливание преступников на “классовых врагов” и “неблагонадежных”, и американские левые успешно переняли этот опыт. Это было не первым изобретением левых – в России в XIX веке левыми же был создан политический терроризм, который тоже дал метастазы по всему миру.

Кроме того, господствующая среди левых теория “социального дарвинизма” давала простой ответ на вопрос о том, откуда, собственно, берутся преступники. Оказывается, преступники возникают из-за “неблагоприятных условий”. Поэтому мало кто из погромщиков Антифа и БЛМ попали за решетку – а те, которые попали, были в массе своей отпущены на свободу. Дело в том, что, согласно “социальному дарвинизму”, нужно не наказывать преступника, не сажать его в тюрьму, а просто поместить его в другие, более благоприятные условия. И тогда – о чудо! – преступник исправится, “перевоспитается”.

В результате этой “прогрессивной” идеи, которую иначе как юридической лысенковщиной не назовешь, в начале ХХ века тюрьмы исчезли (причем не только в России, но и практически во всех странах), а на их месте появились “исправительные” и “исправительно-трудовые” заведения. В этих заведения преступники должны “исправиться”, то есть “найти свое место в жизни” и “реализовать свои способности”. С точки зрения левых, наказывать надо политическую оппозицию, причем наказывать жестоко, а “социально близкий” контингент, наоборот, поощрять “реализовать свои способности”. Поэтому, если консерваторы считают разграбление магазинов преступлением, то “прогрессивные” левые считают это “нахождением своего места в жизни”.

Другой постулат “прогрессивных” левых гласит, что подавляющее большинство преступлений совершается либо против “капиталистического общества”, либо против “владельцев частной собственности”. Вывод, который отсюда делают левые, однозначен – уголовники являются естественными союзниками левых просто-напросто из-за наличия у них общего капиталистического врага. В левой литературе можно найти множество примеров восхваления и романтизации уголовников – вспомним Робин Гуда, флибустьеров, Вито Корлеоне, и многочисленных друзей Оушена.

Наконец, еще одна, хорошо известная догма марксизма, которая не изменилась за последние сто лет, состоит в том, что сотрудники полиции являются классовыми врагами левых. То, что в Америке многих полицейских заставили преклонить колени перед погромщиками из БЛМ, никогда не преследовало цели унизить или оскорбить полицейских. Цель состояла в установлении контроля над полицией для ее нейтрализации, а не в человеческом унижении. С точки зрения левых, с коленопреклоненными полицейскими никогда не поступали “негуманно”, они рассматриваются БЛМ как поверженные, раскаявшиеся, и, возможно, заслуживающие пощады классовые враги.

Поскольку бандиты, мародеры, погромщики, и другие уголовники являются для левых “социально близкими”, что должны требовать левые? Правильно – они должны требовать роспуска полиции или хотя бы уменьшения финансирования полицейских. Поскольку полиция выступает против “социально близких”, она сразу же становится в когорту “социально опасных”. Левые в России столетие назад добились роспуска полиции, и левые в Америке тоже требуют либо роспуска, либо, в качестве компромисса, нейтрализации полиции.

В Советском Союзе “социально близкие” уголовники, как правило, при первой же возможности устраивали для себя «государство в государстве» – либо в пределах тюрьмы, либо в пределах лагерной зоны, либо на свободе. В США “социально близкие” погромщики при первой же возможности установили во многих городах “автономные зоны”. По Америке в 2018–2020 годах прокатилась вакханалия погромов, грабежей, и поджогов, которая привела к созданию “автономных зон”, куда полицейским вход запрещен.

Прообразами “автономных зон” в Америке выступили многочисленные, но мелкомасштабные “оккупационные зоны” прошлого – такие, например, как “Оккупируй Уолл-стрит”. С помощью таких “оккупационных зон” левыми был протестирован уровень толерантности городских властей к публичным дефекациям, блокировке дорог, массовым изнасилованиям единомышленниц, и других формам “протеста против капитализма”.

Левые прекрасно осознают свою естественную связь с уголовным миром, поэтому считают задачу криминализации оппозиции и инакомыслящих одной из основных. Ленинский террор, сталинский террор, нацистский террор, кубинский террор и маоистский террор на самом деле являются вариантами ортодоксального левого террора.

Криминализация диссидентов – это попытка левых “уравнять шансы” игры на политическом поле.

Все без исключения левые режимы пришли к этому выводу – от Французской революции до концлагерей ХХ века и до расстрельных полей Камбоджи. Не является исключением и администрация Байдена, которая планирует вернуться к практике тотальной слежки времен Обамы. Теперь слежка за “подозрительными” и “неугодными” гражданами, которые, однако, не совершили никакого преступления, будет проводиться частными компаниями по контракту с правительством. Государственные правоохранительные органы для подобной слежки должны следовать многочисленным юридическим процедурам. По сравнению с ними частные компании имеют гораздо большую свободу.

Левые считают сами себя “хорошо образованными”, в отличие от инакомыслящих – людей “необразованных” и “недалеких”. (Добавим сюда приписывание инакомыслящим психических болезней – в СССР “судебная психиатрия” была поставлена на поток, а в Америке несколько лет призывали заочно приписать президенту Трампу диагноз психически больного). Поэтому объединение усилий левых и уголовников, которое, на первый взгляд, выглядит либо просто глупостью, либо как идеологический маразм или политическая паранойя, является на самом деле просто догмой. Догмой, которой с мессианским упорством следуют левые.

Откровенные симпатии американских левых к “социально близким” уголовникам в настоящее время проявляются настолько явно, что никто даже не пытается это скрыть. Жесткие репрессии против участников безоружного протеста 6 января 2021 года не идут ни в какое сравнение с абсолютной апатией и показательной индифферентностью правоохранительных органов к вооруженным холодным и огнестрельным оружием погромщикам 2018–2020 годов. Прошло около ста лет после того, как советские коммунисты протянули руку помощи “социально близкому” криминалитету, но идея не устарела – их американские идеологические последователи ни на йоту не отступили от намеченного плана.

При этом политические репрессии левых не имеют под собой ничего личного. Если на вас нападет активист Антифа или БЛМ (который благодаря своему хорошему образованию даже не подозревает, что он – неомарксист), не отчаивайтесь. Это бизнес, просто бизнес. Левый политический бизнес. Неомарксисты считают, что поворот Америки влево завершен, и следующий этап – ее советизация.

The Left’s Long Love Affair with Criminals

One shouldn’t think the Democratic Party militants – formerly the KKK (by now a marginal group with almost nothing behind the website) and now the exhumed Antifa and BLM – are some kind of anomaly.  Recall other leftists.  Recall the Soviet Union, where criminals were viewed as “socially close elements.”  In contrast, politics-related people (dissidents, nonconformists, “undesirable,” and other “unreliables”) were viewed as “socially dangerous” or “socially alien.”  Who is always the first to sincerely and enthusiastically respond to the socialist slogan “rob the loot”?  That’s right – those who have experience in robbery and looting.

Before the left came to power, criminals were helpful to the Bolsheviks in creating chaos (read: “prerequisites for revolution”).  After the left came to power, it became clear that criminals, as a rule, never intended to overthrow the existing government.  As a result of this cooperation, in Russia in the 20th century, the leftists created political banditry – i.e., using criminals against “class enemies” and “politically unreliable” ones – and the American left successfully adopted the idea of using malefactors.  (Should we say femalefactors or personfactors in Newspeak?)

In addition, the prevailing theory of “social Darwinism” among the left provided a simple answer to the question of where, in fact, criminals come from.  It turns out that criminals arise from “unfavorable conditions.”  It’s known that few of the Antifa and BLM mayhem participants were imprisoned – and those who were, for the most part, were released.  The fact is that, according to social Darwinism, one should not punish the criminal, not put him in prison, but simply place him in other, more favorable conditions.  And then – lo and behold! – the criminal will be corrected, “re-educated.”

As a result of this “progressive” idea, which cannot be called anything other than judicial Lysenkoism, at the beginning of the 20th century, prisons disappeared (not only in Russia, but practically in all countries), and in their place appeared “correction” and “corrective labor” facilities.  In these establishments, criminals must “reform” – that is, “find their place in life” and “realize their abilities.”  From the left’s point of view, it is necessary to severely punish the political opposition.  At the same time, the “socially close” contingent should be encouraged to “realize their abilities.”  Therefore, while conservatives consider shoplifting and looting crimes, the “progressive” leftists consider them “finding their place in life.”

Another postulate of the “progressive” left is that the overwhelming majority of crimes are committed either against “capitalist society” or against “owners of private property.”  The conclusion the left draws from this is unambiguous: criminals are natural allies, simply because they have a common capitalist enemy.  In the literature of the left, you can find many examples of the praise, glorification, and romanticization of criminals.  Recall Robin Hood, pirates, Vito Corleone, and numerous friends of Danny Ocean.

Finally, another well-known Marxist dogma that has not changed over the past hundred years is that the police force is the class enemy of the left.  In America, many police officers were forced to kneel before the BLM thugs.  However, it was never intended to humiliate or insult the police.  The goal was to establish control over the police to neutralize them, not officers’ humiliation.  From the point of view of the left, the kneeling policemen have never been treated “inhumanely”; BLM views them as class enemies, defeated, repentant, and begging for mercy.

Since bandits, marauders, pogrom-mongers, and other criminals are “socially close” to the left, what should the left demand?  That’s right: they should demand the dissolution of the police or at least a reduction in police funding.  Since the police oppose the “socially close” folks, they immediately become “socially dangerous.”  Leftists in Russia had dissolved police successfully.  The left in America demands either the dissolution or, as a compromise, the neutralization of the police force.

In the Soviet Union, “socially close” criminals at the first opportunity arranged for themselves a “state within a state” – either inside a prison or within a concentration camp, or at large.  In the United States, “socially close” bandits established “autonomous zones” in many cities at the earliest opportunity, too.  A bacchanalia of pogroms, robberies, and arson swept across America in 2018–2020, which led to the creation of “autonomous zones” where police officers are prohibited from entering.

America’s “autonomous zones” were inspired by the numerous but small-scale “occupation zones” of the past, such as “Occupy Wall Street.”  With the help of such occupation zones, the leftist swashbucklers had tested the degree of tolerance of the city authorities for public defecation, blocking off traffic, mass rapes of ideologically brainwashed women, and other forms of “protests against capitalism.”

The left is well aware of its natural connection with the criminal world; therefore, leftists consider criminalizing the opposition and dissidents one of the main goals.  The Leninist terror, the Stalinist terror, the Nazi terror, the Cuban terror, and the Maoist terror are, in fact, variants of orthodox left-wing terror.

The criminalization of dissent is an attempt by the left to “level the political playing field.”

Without exception, all leftist regimes have come to this conclusion – from the French Revolution to the concentration camps of the twentieth century to Cambodia’s execution fields.  The Biden administration is no exception.  The people therein plan to return to the practice of Obama’s total surveillance.  Now the surveillance of “suspicious” and “objectionable” citizens, who, however, did not commit any crime, will be carried out by private companies under contract with the government.  Government law enforcement agencies must follow numerous legal procedures to conduct such surveillance.  Compared to them, private companies have much more freedom.

The left considers itself “well educated,” in contrast to dissidents – people who are “uneducated” and “narrow-minded.”  (Let us add here the widespread attribution of mental illness to dissidents – in the USSR, “forensic psychiatry” was rampant.  In America, for several years, they have tried to ascribe a diagnosis of mental illness to President Trump in absentia.)  Therefore, the joining of efforts of the leftists and criminals, which, at first glance, looks like stupidity or ideological insanity or political paranoia, is in fact just the dogma – the dogma that the left follows with preternaturally stubborn, even messianic tenacity.

The American left’s genuine sympathy for “socially close” criminals is now so apparent that no one even tries to hide it.  The harsh repression and the full gamut of persecution against the participants in the unarmed protest on January 6, 2021, cannot be compared with the absolute apathy and demonstrative indifference of law enforcement agencies to the 2018–2020 rioters.  About a hundred years have passed since the Soviet communists extended a helping hand to the “socially close” criminals.  The idea has not become obsolete since then – their American ideological followers have not deviated one iota from the plan.

At the same time, the left’s political repression has nothing personal under it.  If you are attacked by an Antifa or BLM activist (who, thanks to excellent education, does not even suspect that he is a neo-Marxist commissar), do not despair.  There are no preux chevaliers among the left or among the criminals.  This is just a business – the left-wing political business.  Neo-Marxists think America’s leftification is complete, so they turn their attention to America’s Sovietization.

[Originally published by American Thinker]