Палестинский фрактал

«Сделка века» Трампа, или, официально, «План улучшения жизни палестинцев и израильтян» был опубликован в разгар позорного блефпичмента, поэтому должного внимания в Америке не получил. Видимо, показная политкорректность этого плана (противопоставление «израильтян» и «палестинцев», «два государства для двух народов» и т.д.) ввела большинство обозревателей в заблуждение, и План быстро исчез с первых полос. «Сделка века» без промедления была зачислена в категорию очередных бесплодных попыток добиться эфемерного мира на Ближнем Востоке.

Но если отложить в сторону политкорректный новояз (это довольно трудно, но все-таки попробуйте), то сразу приходит понимание того, что никакого «палестино-израильского» конфликта не существует – просто потому, что никакой отдельной «палестинской нации» не существует.

Вместе с тем, если подчиниться доктрине политкорректности, и признать, что «палестинская нация» все-таки существует (для справки – палестинцами до войны 1967 года называли только евреев; с 1967 года, с подачи Политбюро ЦК КПСС, палестинцами стали называть только арабов), то такой конфликт существует.

В такой – политкорректной – формулировке имеющийся конфликт неразрешим даже теоретически, поскольку два народа (и реальный, и вымышленный советскими коммунистами) претендуют на одну и ту же территорию – Западную Палестину.

Территория эта составляет примерно одну четвертую часть от территории бывшей Римской провинции Палестина (римляне переименовали провинцию Иудея, населенную преимущественно евреями, в провинцию Палестина в начале II века нашей эры, сразу после подавления восстания Шимона Бар-Кохбы).

Трамп решил выйти за пределы искусственно навязанной СССР проблемы. В самом деле – в реальных, неполиткорректных терминах существует не палестино-израильский, а арабо-израильский конфликт. План Трампа адресует именно этот – реальный – конфликт, а не выдуманный в недрах ЦК КПСС и продвигаемый с помощью «активных мероприятий» КГБ «палестино-израильский» конфликт.

«Палестино-израильский конфликт» – это, по определению, политкорректный политический тупик.

Революционность плана Трампа состоит именно в том, что впервые в истории «палестинцы» (это, конечно, новояз – здесь имеются в виду палестинские арабы) выводятся за пределы этого конфликта. Причем выводятся не прямо, а опосредованно – путем установления априори неприемлемых для обоих «палестинских» террористических анклавов (Хамаса и ООП) условий (таких, например, как прекращение террористической деятельности и прекращение выплат пенсий и денежных пособий террористам и их семьям, обозначенные в Приложении 2В Плана Трампа).

Какова же будет судьба «палестинцев»? План ничего про это не говорит, потому что архитекторы «Сделки века» не видят для них политического будущего. При этом карту «Палестинского Государства» План Трампа, разумеется, формально содержит (включая тоннель между двумя террористическими анклавами – аналог Данцигского коридора). План содержит также идею многомиллиардных финансовых вливаний в террористические анклавы. Но неужели кто-то всерьез надеялся, что в XXI веке в награду за терроризм можно получить собственное, независимое государство? Те, кто мечтает об этом, опоздали на несколько сотен лет…

Не вдаваясь в математические подробности, отметим, что хаусдорфова размерность территории «палестинского государства» по Плану Трампа (страница 46) лежит в пределах от 1 до 2, то есть весьма напоминает фрактал. Иными словами, План Трампа предусматривает для этого «государства» нечто промежуточное между одномерной линией и двумерной поверхностью.

С политической точки зрения такое государство нежизнеспособно по определению. Дело в том, что физическая длина границ фрактала намного превосходит периметр круга с той же площадью, поэтому охрана такой границы потребует колоссальных средств – как со стороны «палестинского государства», так и со стороны Израиля.

Как и следовало ожидать, и ООП, и Хамас сразу же отвергли план Трампа. Отвергли его и американские левые евреи, причем примерно по тем же причинам, что ООП и Хамас (по терминологии статьи «Антисемитизм, антиевреи и еретик Веллер», этих леваков следовало бы называть антиевреями). Но фокус-то и состоит в том, что этот план создан отнюдь не для решения проблем террористических анклавов, а для решения другого, настоящего, и гораздо более важного конфликта.

План Трампа – это дорога к признанию Израиля большинством арабских стран. Именно на решение этой, более важной и для Израиля, и для арабских стран задачи, и ориентирован план Трампа.

Публикуя «Сделку века», Трамп сыграл на полной политической предсказуемости «палестинцев». В самом деле, кто-нибудь сомневался в том, что они согласятся только с таким планом, который бы гарантировал уничтожение еврейского государства? Они столько раз говорили категорическое «нет» всем предыдущим политкорректным мирным инициативам, что Трамп решил этим воспользоваться.

Трамп предложил политкорректный по форме и совершенно неполиткорректный по содержанию, – и тем самым заведомо неприемлемый для террористических анклавов план.

План, который в результате выводит их за скобки международного политического процесса.

При этом план Трампа достигает самой важной стратегической цели – создание де-факто и де-юре альянса США, Израиля, и арабских стран против единого врага – ядерного Ирана.

С момента возрождения современного Израиля в 1948 году мы были свидетелями многочисленных попыток «установить мир на Ближнем Востоке». Имелся в виду мир Израиля как с арабским населением Западной Палестины, так и с арабским населением всего Ближнего Востока. План Трампа решает проблему мира с арабами только за пределами Западной Палестины. А проблему мира внутри Западной Палестины снимает с повестки дня путем политического устранения двух террористических анклавов как одной из сторон конфликта.

Основная задача Трампа – отнюдь не помощь палестинским евреям или палестинским арабам. Основная задача Трампа – построение антииранской коалиции.

Ответьте сами себе на вопрос – какова была бы судьба Иерусалима, Голанских высот, Иудеи и Самарии, если бы над всеми арабскими странами не нависала бы ядерная угроза Ирана?

Без сомнения, в прошлом арабы поддерживали и финансировали «палестинский» террор, но это было до того, как Обама форсировал создание иранской ядерной бомбы. Теперь ситуация изменилась, и единственные, которые, похоже, этого еще не поняли – это «палестинцы». Как ни странно, но именно позорная сделка Обамы с Ираном сыграла ключевую роль в том, что «палестинцы» теперь не могут рассчитывать на широкую международную поддержку.

Террористы, которые получают финансирование из иранских источников, никак не могут понять, что наличие такого источника есть прямая угроза не только Израилю, но и арабским соседям Израиля. И чем значительнее будет поддержка террористов Ираном, тем более сплоченным будет альянс США, Израиля и арабов против этого источника.

Арабов в первую очередь беспокоит иранская бомба, а не соединение двух террористических анклавов туннелем.

Мы являемся свидетелями удивительного парадокса, который стал возможен только при Трампе – мусульмане Ближнего Востока за три года пребывания Трампа в Белом Доме начали разворот на 180 градусов в свой позиции и по отношению к Израилю, и по отношению к своим единоверцам-«палестинцам». Поэтому, как ни странно, отвергнутый «палестинцами» проект Трампа приближает Ближний Восток к миру.

«Сделка века» – это план выдавливания «палестинцев» как из политического процесса, так и из орбиты терроризма. Насколько реальны надежды на демилитаризацию и детерроризацию «палестинских» анклавов? Иллюзий в этом вопросе нет ни у кого. Но кардинальное отличие плана Трампа от всех предыдущих попыток состоит в том, что если раньше «палестинцы» никогда не отвечали за содеянное, то теперь они стоят на пороге установления Израилем суверенитета над всем пространством от реки Иордан до Средиземного моря.

План Трампа означает для террористических анклавов точку невозврата. По этому плану, если через 4 года требования Трампа к «палестинцам» не будут выполнены, то и «палестинская проблема», и набившая оскомину тема «палестинское государство» будут закрыты навсегда.

Как говорится, почувствуйте разницу: договор в Осло был основан на вознаграждении «палестинцев» за «хорошее поведение», а план Трампа основан на наказании «палестинцев» за «плохое поведение».

План Трампа, как и планы его предшественников, называется «мирным планом». Как известно, «мир» предполагает взаимоотношения между двумя сторонами конфликта. План Трампа отличается от всех без исключения предыдущих планов тем, что достигает мира путем политического устранения одной из сторон этого конфликта.

Для арабов Ближнего Востока «палестинская проблема» давно превратилась в проблему использованного презерватива. И судьба у них одинаковая.

Кто стоит на пути Плана Трампа? Авигдор Либерман. Разумеется, План Трампа Либерману нравится. Но предмет разногласий состоит не в самом Плане, а в том, кто именно воплотит этот план в жизнь – либо Нетаньяху (в роли премьер-министра правой коалиции), либо Либерман (в роли высокопоставленного министра левой коалиции).

В заключение отметим интересное развитие событий – нормализацию отношений между Суданом и Израилем. Судан, как известно, формально находился в состоянии войны с Израилем с 1948 года, но теперь движется к нормализации отношений – и это всего через несколько дней после того, как Трамп обнародовал свой План.

Впервые за послевоенные десятилетия эта нормализация происходит вообще без какого-то ни было упоминания о «палестинцах». То есть до мусульманских стран истинный смысл Плана Трампа все-таки дошел, и теперь арабская улица говорит: «У наших единоверцев в Израиле есть некое новое предложение от США. Им решать, хорошо это или плохо для них; мы же идем на нормализацию отношений с Израилем самостоятельно. Проблемы мусульманского населения Израиля – это внутренние проблемы Израиля, а не наши».

Таким образом, План Трампа официально еще не введен в действие, а результаты уже имеются – «палестинскую проблему» начали снимать с повестки дня. Разумеется, Нью-Йоркский филиал Лиги арабских государств, более известный под названием ООН, еще в течение какого-то времени продолжит муссировать тему «сионистской агрессии против Палестины» – но только по инерции, и уже без прежнего энтузиазма.

Как это всегда бывает в истории, великие события сопровождаются в той или иной степени удачным стечением обстоятельств. Для достижения мирного сосуществования на Ближнем Востоке, безусловно, требуется везенье.

В начале XX века такое везенье было – тогда группа высокопоставленных британских консерваторов благосклонно отнеслась к возрождению Израиля. Сейчас, в начале XXI века, тоже требуется удача – в виде перевыборов Трампа и Нетаньяху. Перевыборы этих двух консерваторов в 2020 году, плюс победа британских консерваторов над антисемитскими силами в декабре 2019 года являются залогом того, что через несколько лет «палестинская проблема» станет достаточно непопулярной.

Будем надеяться, что к столетию мандата Лиги Наций в 2022 году финансирование террористических фракталов станет политически невыгодным, и «палестинская проблема» начнет свое путешествие в небытие. Без фанфар.

Trump Derangement Syndrome: Diagnosis and Treatment

Trump Derangement Syndrome (TDS) is a social mental illness that manifests itself in the refusal to accept the results of the 2016 elections.  This ailment belongs to the category of political psychosis.  Unlike most other mental disorders, TDS is a contagious disease that can cause epidemics and even pandemics.

This syndrome is caused by the new neuropathologic coronavirus Bacillus Anti-Trumpicus (2016-nCoV).  The virus, entering the human brain, selectively eats only those neurons responsible for a coherent political worldview.  Theoretically, the disease is incurable, although some countries have announced successful attempts to combat the epidemic and control the spread of infection.

One of the best-known symptoms of TDS is the complete lack of logic in patients’ behavior.  For example, those afflicted with this disease claim that “President Trump is a lifelong dictator and fascist.  Therefore, in the 2020 elections, we must choose a different, democratic president.”  For those who still do not see a logical contradiction in this phrase, we can say with confidence that your prognosis is unfavorable.

For those who see it, this expression serves as a kind of warning: “Beware — a sick person is before you.  You should not argue with him.  You should not discuss any serious problems with this individual; do not debate or argue with a schizophrenic.  This person needs neuropsychiatric help, not fruitless discussions.”

The coronavirus Bacillus Anti-Trumpicus belongs to a well-studied class of pathogens known as the Hidden Dogma of Collectivism (Occultatum Fascismo Decretum).

In the same way that Acquired Immunodeficiency Syndrome (AIDS) had spread for many years among people belonging to well defined social groups, Occultatum Fascismo Decretum viruses have spread for many decades among certain ideological structures, such as the Democrat Party.

Since the late 1960s, this party has become the party of the left, a socialist, Marxist party of the Leninist type.  The Democrats carefully concealed this from their electorate.  On television, they preferred to show moderate rather than radical socialists, such as Bill Clinton.  That was the period when the virus was in a latent state.  Only a small group of specialists could make a correct diagnosis at such an early stage of the disease.

But the arrival of Barack Obama in the White House marked the transition of Occultatum Fascismo Decretum viruses from latent to the semi-active stage.  On the television screen, Obama almost always positioned himself as a moderate centrist with a charming smile, but all his actions were the actions of a vicious radical socialist, radical leftist, radical “fighter against American imperialism.”

The recent outbreak of TDS represents a metastatic disease that originated in 2016.  By 2020, for a certain number of American citizens, it has reached vital organs.  In particular, the 2016 elections forced the Democrats to peel off the mask of semi-hidden socialists, revealing the inner pathology.  The 2016 election forced Democrats to oppose America with an open socialist visor.

Why?  Because proponents of leftist ideology have come to the (pretty reasonable) conclusion that the beginning of the Trump era means the end of the socialist era.  They realized that it was time to go all in.  Otherwise, the idea of turning 50 American states into 50 Soviet socialist republics would fail.

So they went all-in…Putin, Russia, Mueller, strippers, Ukraine, impeachment.  From the outside, all this looked silly, but what else could be expected from a host in which the number of coronaviruses far exceeds the number of healthy cells?  The Democrat vote in Congress over the impeachment of President Trump confirms this.  The voting results settle the assumption that there are no uninfected individuals left in the Democrat population.  Moreover, for many leftists, the disease entered into the last disseminated and incurable fourth stage.

Viruses Occultatum Fascismo Decretum, as a rule, cause a limited number of symptoms, which facilitates a correct diagnosis.  For example, infected patients always refuse to believe they are sick.  They blame everyone who does not agree with them, referring to them as fascists, projecting onto conservative political opponents their own inner fascist pathology.  Organisms infected with the virus often break into militant gangs, which, as expected, and in Orwellian fashion, call themselves anti-fascists (Antifa).

The incubation period of Bacillus Anti-Trumpicus is unknown.  However, according to experts, it is the shortest among the entire class of Occultatum Fascismo Decretum viruses.  The incubation period depends on many factors, including hereditary ones.  For example, if Karl Marx’s books were on the bookshelves of the patient’s parents or the Frankfurt School of Socialism was discussed at the dinner table instead of the kid’s school affairs, then the incubation period is practically absent.  It is the case of the father of the current Democrat frontrunner, Joseph Buttigieg, who was a Marxist professor.

A recent discovery by American researchers gives hope that the correct approach to the Bacillus Anti-Trumpicus problem will be found eventually.  It turned out that the record-low unemployment rate and noticeable growth of accumulated wealth in pension funds sharply boost the immune system of both societies and individual citizens.  In some cases, a manifestation of a complete cure is the refusal of patients to receive welfare benefits since they have obtained a high-paying job.

Cases of complete massive cures were also observed in patients who took advantage of popular home remedies.  For example, some patients simply stopped watching propaganda television programs that disguised themselves as news media.

Bacillus Anti-Trumpicus is known to prefer an unsanitary, anti-American, and anti-Semitic habitat, which is often created by the heirs of Marxism, known as globalists.

Globalism is a pandemic caused by Occultatum Fascismo Decretum viruses.

Humanity still does not know much about this phenomenon, but experts believe that the globalism pandemic, although caused by a virus, carries mainly the characteristics of a social disease.  Therefore, symptomatic treatment will not lead to success — it is necessary to eradicate the source of infection.  Unfortunately, as of now, the exact recipe for a complete cure is not entirely clear, although the actions of the current administration to start the massive de-Vindmanization process are impressive.

However, the main hope is inspired by the exciting pattern confirmed by scientists: the coronavirus Bacillus Anti-Trumpicus does not survive in a pro-American environment.

[Originally published at American Thinker]

Синдром трампопомешательства: диагноз и лечение

Синдром трампопомешательства – социальное психическое заболевание, которое проявляется в отказе принять итоги американских выборов 2016 года. Эта болезнь относится к категории политического слабоумия. В отличие от большинства других психических расстройств, синдром трампопомешательства – заразное заболевание, способное вызывать эпидемии и даже пандемии.

Этот синдром вызывается новым нейропатологическим коронавирусом Bacillus Anti-Trumpicus (2016-nCoV). Вирус, попадая в мозг человека, селективно выедает только те нейроны, которые ответственны за когерентное политическое мировоззрение. Теоретически, болезнь неизлечима, хотя некоторые страны объявили об успешных попытках борьбы с эпидемией и контроля за распространением инфекции.

Одним из наиболее известных симптомов трампопомешательства является полное отсутствие логики в поступках пациентов. Например, пораженные этой болезнью заявляют, что «Президент Трамп – пожизненный диктатор и фашист. Поэтому на выборах в ноябре 2020 года мы должны выбрать другого, демократического президента». Для тех, кто до сих пор не видит в этой фразе логического противоречия, можно с уверенностью заявить – ваш прогноз неблагоприятен.

Для тех же, кто видит, данная фраза служит своеобразным предупреждением: «Перед вами – больной человек. Не следует с ним спорить. Не следует обсуждать с ним сколько-нибудь серьезные проблемы. Это человек нуждается в медицинской помощи, а не в бесплодных дискуссиях».

Вирус трампопомешательства принадлежит к хорошо изученному классу болезнетворных микроорганизмов, известных как Скрытая Догма Коллективизма (Occultatum Fascismo Decretum).

Точно так же, как синдром приобретенного иммунодефицита (AIDS) в течение многих лет распространялся среди людей, принадлежащих к вполне определенным социальным группам, вирусы класса Occultatum Fascismo Decretum в течение многих десятилетий распространялись среди определенных идеологических структур. Таких, например, как Демократическая партия США.

С конца 60-х годов эта партия стала партией левой, социалистической, марксисткой партией ленинского типа. Но демократы весьма тщательно скрывали это от своего электората. На телевизионных экранах они предпочитали демонстрировать умеренных, а не радикальных социалистов – таких, как Билл Клинтон. Это был период, когда вирус находился в скрытом, латентном состоянии. Лишь немногочисленная группа специалистов могла бы поставить правильный диагноз на такой ранней стадии болезни.

Но приход Барака Обамы в Белый Дом ознаменовал переход вирусов Occultatum Fascismo Decretum из латентного в полуактивное (полулегальное) состояние. При этом на телевизионном экране Обама практически всегда позиционировал себя как умеренный центрист с обаятельной улыбкой, но все его поступки были поступками злобного радикального социалиста, радикального левака, радикального «борца с американским империализмом».

Недавняя вспышка трампопомешательства связана с метастазами, которые, возникнув в 2016 году, к 2020 году у определенного числа американских граждан достигли жизненно важных органов. В частности, выборы 2016 года вынудили демократов сорвать с себя маску полулегальных социалистов, обнажая их внутреннюю патологию. Выборы 2016 года заставили демократов выступить против Америки с открытым социалистическим забралом.

Иными словами, в 2016 году вирус коллективизма перешел в активную стадию, когда социалисты сняли свои демократические маски, под которыми долгое время скрывались.  

Почему? Потому что сторонники левой идеологии пришли к (весьма справедливому) заключению, что начало эпохи Трампа означает конец эпохи социалистов. Демократы поняли, что пора идти ва-банк, иначе идея о превращении 50 американских штатов в 50 советских социалистических республик провалится.

И они пошли ва-банк. Путин, Россия, Мюллер, стриптизерши, Украина, импичмент. Разумеется, со стороны все это выглядело глупо, но что еще можно было ожидать от организмов, в которых число коронавирусов трампопомешательства намного превышает количество здоровых клеток? Подтверждением этому служит голосование демократов в Конгрессе США по поводу импичмента президента Трампа. Результаты голосования подтверждают, что в популяции демократов неинфицированных особей не осталось. Причем у многих из них болезнь перешла в последнюю, неизлечимую IV стадию.

Вирусы класса Occultatum Fascismo Decretum, как правило, вызываютстрого ограниченное количество симптомов, что, конечно, облегчает постановку правильного диагноза. Например, инфицированные пациенты всегда отказываются поверить в то, что они больные. При этом они обвиняют всех, кто с этим не согласен, в том, что сами они – фашисты, тем самым проецируя на политических оппонентов их собственную внутреннюю фашистскую патологию. Зараженные вирусом организмы часто сбиваются в воинственные бандитские стаи, которые, используя новояз, как и следовало ожидать, сами себя называют Антифашистскими (Antifa).

Инкубационный период Bacillus Anti-Trumpicus неизвестен, но, по мнению специалистов, он является самым непродолжительным среди всего класса вирусов Occultatum Fascismo Decretum. Инкубационный период зависит от множества факторов, в том числе и от наследственных. Например, если у родителей больного на книжных полках стояли книги Карла Маркса, а за семейным столом обсуждали не дела в школе, а Франкфуртскую школу социализма, то инкубационный период практически отсутствует. Хорошей иллюстрацией этому служит случай Джозефа Буттиджича, отца нынешнего лидера демократов социалистов Пита Буттиджича, который был профессором-марксистом.

Недавнее открытие американских ученых позволяет надеяться, что правильный подход к проблеме Bacillus Anti-Trumpicus все же будет найден. Оказалось, что низкий уровень безработицы в стране и ощутимый рост накоплений граждан в пенсионных фондах резко повышает иммунитет как общества в целом, так и отдельных граждан. В некоторых случаях манифестацией полного излечения является отказ больных от получения социальных пособий из-за того, что они получили хорошо оплачиваемую работу.

Случаи полного массового излечения наблюдались также у больных, которые воспользовались популярными народными средствами. Например, некоторые пациенты просто перестали смотреть пропагандистские телевизионные каналы, которые маскируются под каналы новостей.

Известно, что вирусы трампопомешательства предпочитают антисанитарную, антиамериканскую, и антисемитскую среду обитания, которую зачастую создают наследники марксизма, известные как глобалисты.

Глобализм – это пандемия, вызванная вирусами Occultatum Fascismo Decretum.

Человечество еще многого не знает об этом явлении, но специалисты считают, что пандемия глобализма, хотя и вызывается вирусом, носит в основном характеристики социальной болезни. Поэтому симптоматическое лечение к успеху не приведет – необходимо искоренить сам источник заражения. К сожалению, точный рецепт полного излечения в настоящее время не совсем понятен, хотя действия американской администрации по началу процесса де-виндманизации весьма впечатляют.

Но основную надежду вселяет замечательная, подтвержденная учеными закономерность – коронавирусы Bacillus Anti-Trumpicus в проамериканской атмосфере не выживают.

«Что и требовалось доказать»

Суд над Трампом – позади. Вечером 5 февраля 2020 года Сенат вынес Трампу оправдательный приговор. Неожиданностей не произошло, хотя иногда мне кажется, что некоторые демократы все-таки надеялись на чудо. Но, как мы знаем, чудеса если и бывают, то только у них – в их альтернативной политической вселенной.

Неуклюжий блефпичмент доказал, что Демократическая партия США после проигрыша в 2016 году была в таком сильном отчаянии и ненавидела Трампа настолько иррационально, что они умудрились нарушить все юридические нормы и прецеденты в своих безбашенных усилиях сместить Трампа.

Да, суровая правда состоит в том, что демократы проиграли. Причем они проиграли этот раунд не тогда, когда они устроили экспресс-расследование по импичменту в Палате Представителей. Они проиграли дело еще раньше – в ту же минуту, когда они инициировали процесс импичмента. И они знали это с самого начала.

Вся продажная про-демократическая пресса вдалбливала американским гражданам – вплоть до передачи дела в Сенат – что спикер Пелоси – гений политики. Оказалось, как всегда, что это не соответствует действительности. И Нэнси Пелоси, и ее команда допустили множество непростительных ошибок, что и привело к эпическому провалу демократов.

Во-первых, Нэнси Пелоси назначила ответственным за импичмент Комитет по разведке Палаты Представителей, а не Юридический Комитет (все предыдущие импичменты в США проводил именно Юридический Комитет). Почему? Потому что она недолюбливает председателя Юридического Комитета Джерри Надлера и благоволит к председателю Комитета по разведке Адаму Шиффу.

Во-вторых, выбранные Палатой Представителей менеджеры по импичменту (которые играли роль прокуроров на суде в Сенате) постоянно оскорбляли судей, роль которых исполняли сенаторы. Например, Адам Шифф, лидер стороны обвинения, выступая в Сенате, даже заявил: «Мы судим здесь не только Трампа, но и весь Сенат».

В-третьих, весь импичмент был под управлением не одного, а сразу двух конкурирующих глав Комитетов Палаты – Адама Шиффа и Джерри Надлера. Отсюда – полная неразбериха в рядах обвинения. Даже симпатизирующие демократам комментаторы отметили заметный контраст не только в навыках юристов обвинения и защиты, но и разницу в уровне их интеллектуальной честности.  

В-четвертых, демократы тупо продолжили свое дело даже после того, как Трамп рассекретил и обнародовал стенограмму своего телефонного разговора с президентом Украины Зеленским. Они не ожидали, что стенограмма разговора будет рассекречена, ведь они планировали рассказать всем американцам именно свою, собственную версию этого разговора (впрочем, Адам Шифф все-таки обнародовал придуманную им версию). Демократам надо было воспользоваться этой уникальной возможностью и прекратить преследование Трампа еще тогда, чтобы импичмент не завел их в политический тупик.

В-пятых, демократы в Палате Представителей одобрили две статьи импичмента Трампа, но они оказались юридически несостоятельными – ни одна из них не содержала фактических преступлений, занесенных в федеральный Уголовный Кодекс. В результате Сенат вынужден был судить Трампа за несуществующие нарушения закона. Поэтому неудивительно, что Сенат вынес оправдательный приговор.

В-шестых, демократы провели весь импичмент рекордно быстро, объясняя это тем, что «время не терпит», потому что «каждый день пребывания Трампа у власти наносит непоправимый ущерб Америке». А затем, как бы издеваясь над самими собой, они задержали передачу дела Трампа на суд Сената на 4 недели – тем самым существенно облегчив задачу адвокатов Трампа.

Наконец, самый главный, стратегический просчет – демократы нагло отказали обвиняемому (Трампу) в надлежащей правовой процедуре в Палате Представителей. Глава Комитета по разведке Адам Шифф вызывал и опрашивал свидетелей в подвале Капитолия тайно, и к перекрестным допросам адвокаты обвиняемого президента вообще не допускались. 

Впрочем, действия демократов с самого начала перестали иметь какой-либо логический смысл. Теперь же, после вынесения оправдательного приговора, Нэнси Пелоси стала обвинять Сенат в несправедливом суде. Но на самом деле она недовольна тем, что Сенат отказался выполнять работу, которая должна была быть сделана Палатой Представителей. Правда состоит в том, что демократы в Палате Представителей – ленивые и безалаберные фантазеры, поэтому они и провели расследование Трампа из рук вон плохо. Поэтому Сенат решил (совершенно справедливо), что он не должен и не будет продолжать играть в глупые политические игры демократов.

В самом деле, если – с точки зрения демократов – судебный процесс над Трампом в Сенате является нелегитимным (из-за отсутствия показаний бывшего Советника по национальной безопасности Джона Болтона), то почему же импичмент Трампа в Палате Представителей был легитимным из-за отсутствия показаний того же Джона Болтона? И еще один вопрос вдогонку: если президент Трамп, который сделал только попытку расследования кандидата в президенты Джо Байдена во время предвыборной гонки, должен был подвергнуться импичменту, то почему президент Обама, расследовавший кандидата Трампа (и шпионивший за ним) во время предвыборной гонки, импичменту не подлежит?

Впрочем, вопросы эти скорее риторические.

Конец позорного импичмента Трампа означает также и позорный конец кандидата Байдена.

Дело в том, что фиаско с непродуманным импичментом Трампа послужит триггером войны внутри Демократической партии. Фракция марксистов (их большинство, но денег у них мало) вступят в схватку с фракцией миллиардеров (они представляют меньшинство, но денег у них много). В этой войне пленных брать не будут – это будет война на уничтожение. Но, как это часто бывает, в настоящее время обе враждующие фракции (временно) объединились против ЦК Демократической партии за их провал с импичментом, который сделал Трампа еще сильнее.

Адвокат Трампа Джей Секулов использовал в Сенате в качестве аргумента идею из бородатого анекдота о том, как один историк-еврей защищал докторскую диссертацию. В своей диссертации он утверждал, что Христа распяли не римляне, а палестинцы. Во время обсуждения диссертации слово попросил Ясир Арафат, который весьма убедительно доказал, что выводы историка неверны. Арафат закончил свое выступление так: «Как можно утверждать, что Христа распяли палестинцы, если палестинцев в то время еще даже на свете не было?» После этих слов историк выбросил свою диссертацию в окно со словами: «Что и требовалось доказать».

Что же сделал Джей Секулов?  В своем заключительном слове он в какой-то момент начал обращаться не только к сенаторам-судьям, но и к команде обвинения, к прокурорам. Диалог выглядел так:

– Обвинение настаивает на том, что Палата Представителей, выслушав 18 свидетелей, собрала неопровержимые доказательства вины Трампа.

Адам Шифф (кричит с места):

– Да, это так!

– Обвинение уверено в том, что никаких сомнений в виновности Трампа нет и быть не может.

Адам Шифф (опять кричит с места, не понимая, что ловушка уже расставлена):

– Да, это так!

После этого последовала многозначительная пауза, а затем и финальная фраза Секулова:

– Если это так, то зачем же вы требуете заслушать дополнительных свидетелей?

Но главная жертва импичмента – бывший вице-президент Джо Байден. Представьте себе такую гипотетическую ситуацию. Был бы инициирован импичмент Трампа, если бы Байден не выдвинул свою кандидатуру? Правильно, импичмента бы не было, потому что основная идея демократов заключалась в том, чтобы обвинить Трампа в уголовном преследовании своего основного политического противника – лидера демократических кандидатов. Именно поэтому Джо Байден (всего через 4 дня после телефонного разговора между Трампом и Зеленским) объявил о своем участии в президентской гонке.

Поэтому прогноз для семьи Байденов – весьма неутешительный. Теперь оба Байдена – сыгранная карта, и больше они никому не нужны. Они сделали свое дело, и теперь их взаимоотношения с американскими и украинскими прокурорами – это их личное дело. Расправа с политически токсичным Байденом-старшим в Айове – первом штате в праймериз 2020 года – произошла быстро, как молниеносное движение гильотины. Суд над Трампом в Сенате еще продолжался, а Джо Байден занял только 4-е место, хотя в течение длительного времени он был лидером в гонке кандидатов. Кого Байден будет теперь винить – неужели опять русских хакеров? Или украинских? Или марсианских?

Фиаско демократов означает, что их попытка узурпировать власть в Америке с августа 2019 по февраль 2020 года была сделана весьма неуклюже. Сначала подручные Нэнси Пелоси в Палате Представителей объявили Трампу импичмент, нарушив все возможные юридические нормы, а затем попытались навязать свою волю Сенату. Но в конце этого процесса демократы потерпели унизительное поражение. Они потратили всю свою энергию и весь накопленный политический капитал на какие-то совершенно дикие, совершенно нелепые фантазии по поводу Трампа и Путина. Сейчас, после поражения, демократы-конспираторы, вероятно, готовят второй, а затем, возможно, и третий импичмент Трампа – ведь никакой другой политической амуниции у них не осталось.

Начиная такое серьезное дело, как импичмент, демократы отнеслись к нему весьма халатно и несерьезно. Они превратили импичмент и суд над Трапом в политическую рекламную кампанию (за которую, кстати, заплатили налогоплательщики). Львиную долю отведенного в Сенате времени демократы использовали, говоря о вещах, совершенно не относящихся к представленным статьям импичмента. Например, фантазер Адам Шифф заявил, что если Трампа не выгнать из Белого Дома, то «он может предложить Аляску русским в обмен на поддержку на следующих выборах».

Впрочем, будем снисходительными. Полоса неудач и громких провалов демократов не ограничивается только импичментом. Невозможность подсчитать голоса на праймериз в штате Айова, и великолепная речь Трампа на ежегодном послании Конгрессу (накануне вынесения оправдательного приговора) привели к тому, что у Нэнси Пелоси нервы не выдержали. Она сразу же после речи Трампа демонстративно порвала текст этой речи прямо перед телевизионными камерами.

Никто не знает, сколько человек Трамп смог переубедить своей речью в Конгрессе. Но нет сомнений в том, что множество людей покинуло вчера лагерь демократов и перешло в лагерь Трампа – не из-за президента Трампа, а из-за поведения Пелоси.

После ее гримас и финального аккорда, когда она порвала текст речи Трампа, мало кто из нормальных американцев захочет оставаться с ней в одной партии. Она с таким же остервенением порвала бы и Конституцию США. Это был откровенный жест отчаяния, жест человека, потерпевшего крах. То, что сделала Пелоси – это открытое признание своего поражения, своей беспомощности, и бесперспективности антиконституционной практики сведения политических счетов с помощью лжи и импичмента.

Пелоси порвала не только текст речи Трампа, но и все оставшиеся надежды демократов на реванш в ноябре 2020 года.

Все мы помним предвыборные обещания Трампа 2016 года. Их было много, но одно из них было таким: «Вы устанете от обилия выигранных баталий». С момента начала процесса импичмента рейтинг Трампа возрос примерно на 10%.

Кто-нибудь устал?

Антисемитизм, антиевреи и еретик Веллер

Осенью 2019 года вышла новая книга Михаила Веллера «Еретик», вокруг которой сразу же разгорелись споры. Споры в цивилизованном обществе, разумеется, приветствуются, но то, что разгорается вокруг «Еретика», вряд ли можно назвать цивилизованной дискуссией.

Особенно болезненно воспринята почему-то только первая глава книги, затронувшая «еврейский вопрос».

Все, кто выносит плоды своих трудов на суд читателей или зрителей, встречались с подобной ситуацией. Например, в статье «Культ жертвоискателей», посвященной эволюции мирового левого движения, вскользь, всего в двух параграфах, затронута история немногочисленной группы голландских евреев, являвшихся активистами национал-социалистического движения. Это привело к лавине гневных осуждений, обвинений автора в антисемитизме, и открытым угрозам. Стало ясно, что статья попала в руки неподготовленных читателей (именно неподготовленных – им бы дождаться извинения премьер-министра Нидерландов, сделанное в этом году накануне дня памяти жертв Холокоста).

Мне пришлось написать статью-объяснение «Голландская баллада». Статью большую, поскольку критики требовали доказательств. Каков был результат? Стало еще хуже, несмотря на то что статью опубликовали и перевели и на множество языков, в том числе и на иврит. В выражениях мои критики не стеснялись. И все потому, что любая попытка посягательства на любые догмы (подчеркиваю, любые: идеологические, религиозные, или моральные) всегда приводит к одной и той же реакции – реакции отрицания. О психологических аспектах такой реакции смотрите статью «Левая идеология: культ, религия или наука?».

Реакция многих читателей на книгу «Еретик» Михаила Веллера еще острее.

Всем ученым, писателям, журналистам и публицистам хорошо известен совет Карла Поппера: «всегда помните, что невозможно изложить идею так, чтобы вас не могли неправильно понять: всегда найдутся те, кто поймет вас неправильно». Разумеется, сразу после выхода книги в свет нашлись те, кто неправильно понял или вообще не понял книги «Еретик» или только ее первую, «еврейскую» главу.

Значит ли это, что с этим следует смириться и вообще не касаться этой болезненной темы?

Антисемитизм

В последнее время американская община евреев-ортодоксов большого Нью-Йорка подвергается практически ежедневным нападениям, совершаемым преимущественно членами черной общины. Евреев режут, расстреливают, избивают и преследуют в Нью-Йорке практически каждый день.

Тем не менее, приверженцы еврейского реформистского движения в Америке, как ни странно, недавно приняли резолюцию в поддержку репараций для черной общины и обвинило всю американскую еврейскую общину в расизме. Подробная статья об этом опубликована в газете Чикаго Трибюн. Почему?

Дело в том, что антиеврейский террор в Нью-Йорке базируется не только на антисемитизме; он базируется на том факте, что большинство ортодоксальных евреев Америки голосует за правых, за республиканцев.

С точки зрения левых, настоящая вина ортодоксальных евреев Нью-Йорка состоит не столько в еврействе, сколько в том, что они голосуют за Трампа.

Вспышка террора против ортодоксальных евреев Нью-Йорка – это вспышка политического антисемитизма тех сил, которые создали в Америке левую, профашистскую организацию чернорубашечников Антифа. По словам одного из нападавших на 19-летнюю еврейскую девушку в Нью-Йоркском метро: «Вы, евреи, голосуете за Трампа».

Не следует забывать, что антисемитизм – это не только и не столько физический акт причинения вреда евреям, но и манифестация одноименной идеологии, которая создает среду обитания антисемитов.

Несколько лет назад я опубликовал статью «Сорос-югенд в Шарлотсвилле» (как обычно, на политическую тему), и в конце статьи  высказался в защиту 2-й поправки к Конституции США права на владение оружием. Статья вышла и на русском, и на английском языках, и гнев, раздражение, ненависть, и открытые угрозы в мою сторону полились рекой. Покойный Виктор Топаллер даже посвятил отдельную радиопередачу в мою защиту. Но самое парадоксальное состояло в том, что наиболее агрессивно звучали голоса русскоязычной еврейской общины Нью-Йорка, Калифорнии, и Нью-Джерси. Голоса людей, которых я знал много десятилетий, а многих еще в Советском Союзе рассматривал как своих друзей.

Где сейчас мои обвинители? Скорей всего, в социальных сетях, они продолжают открыто придерживаться своих левых, социалистических взглядов, но в реальности они, будучи людьми отнюдь не глупыми, скорее всего, думают о том, как защитить свои семьи от нарастающей опасности. С одной стороны, они – вроде бы евреи, а с другой стороны – они сторонники антисемитской, антидемократической и антиамериканской Демократической партии США.

Каролина Глик в статье «Когда евреи Америки наконец-то проснутся?» выделяет три основных источника современного антисемитизма в Америке: белый националистический антисемитизм (ассоциированный с неонацистами), левый антисемитизм, и антисемитизм черного населения. При этом она совершает досадный промах, не видя, что все эти три источника антисемитизма на самом деле имеют своей основой именно левый антисемитизм. В различных упаковках – белой, черной, и серой. (Есть, разумеется, в Америке и мусульманский антисемитизм, но он, в отличие от Европы и Азии, менее заметен).

Антисемитизм белых неонацистов – это антисемитизм левых по определению национал-социалистов, а антисемитизм черных базируется на искусственно внедренный теми же левыми черном расизме, источником которого послужила изобретенная советским КГБ и внедренная на американский континент «Теология освобождения».

Результат инициативы КГБ по объединению марксизма и христианства оказался весьма продуктивным – например, нынешний Римский папа Франциск является его приверженцем. Но какова роль советских спецслужб в искусственном насаждении чуждых иудаизму левых идей? Мы не знаем всех деталей, но результат проникновения марксизма на «еврейскую улицу» проявляется настолько часто (и в Америке, и в Израиле, и в других странах), что игнорировать его уже нельзя.

Проникновение марксизма в еврейское национальное самосознание легло на вполне удобренную почву – на левый сионизм, который, как мы знаем, доминировал как в начале организованного сионистского движения, так и при создании современного Израиля. Правый сионизм (одним из основоположников которого был Жаботинский) родился в одно и то же время, что и левый сионизм, но стал доминировать в Израиле только с приходом Нетаньяху.

Как происходит подмена религиозных догм на идеологические? Например, статья «Когда закроется посольство Палестины в Ватикане?» посвящена проникновению неомарксизма в христианство, а статья «Когда наконец закончится Вторая мировая война?» посвящена альянсу неомарксизма и ислама. В обоих случаях механизмом такого проникновения было советское КГБ. А в среде религиозного и светского еврейства левые идеи появились намного раньше, чем левый поворот у христианства и ислама, – еще до создания КГБ.

В любой религии подмена религиозных догм идеологическими приводит к тому, что в ней остаются все ее внешние атрибуты, обряды, и письменные каноны. Но это все. После захвата религии агрессивными идеологами от нее остается только пустая внешняя оболочка – а все содержание становится строго идеологическим.

События XX века убедительно показывают, что в мире нет и не было примеров левой идеологии, которая не была бы антисемитской.

Исключение составляет, возможно, лишь фашизм Муссолини (и то только до 1938 года). В связи с этим можно говорить лишь о степени антисемитизма в той или иной левой идеологии.

Возьмем национал-социализм Третьего Рейха. Был ли там антисемитизм? Был.

Возьмем интернациональный социализм Советского Союза. Был ли там антисемитизм? Был.

Возьмем британских лейбористов, которые совсем недавно, в декабре 2019 года, оглушительно проиграли выборы консерваторам, причем во многом как раз из-за своего откровенного антисемитизма.

Были ли евреи, которые поддерживали национал-социализм Третьего Рейха? К сожалению, были.

Были ли евреи, которые поддерживали социализм Советского Союза? К сожалению, были.

Были ли евреи, которые поддерживали британских лейбористов? К сожалению, были.

Как разрешить то логическое противоречие, что некоторые евреи поддерживают антисемитские партии и антисемитские идеологии?

Можно, конечно, просто объявить евреев-антисемитов душевнобольными.

Можно также просто объявить таких евреев неевреями. Они, мол, полностью потеряли свою еврейскую сущность, когда продали душу марксистскому или какому-нибудь другому дьяволу.

А можно признать, что, кроме евреев, в мире существует и другая разновидность народа – антиевреи (не путать с антисемитами). По аналогии с физикой, где постулируется существование частиц и античастиц. Например, электрон – это та же самая элементарная частица, что и позитрон, но с отрицательным знаком электрического заряда.

Антиевреи – это те же евреи, но их мировоззрение или идеология имеют противоположный знак.

Типичный пример антиеврея – Георг Шварц, более известный как Джордж Сорос, который, по его собственным словам, вырос в «антисемитской еврейской семье». Его отец и мать, будучи радикально левыми социалистами, презирали евреев, что в конце концов привело к тому, что молодой Георг стал активным пособником нацистов в оккупированном Будапеште. Рецепт Сороса для избавления от антисемитизма в XXI веке – чисто марксистский: чтобы избавиться от антисемитизма, необходимо избавиться от евреев.

История выживания еврея Сороса в конце войны вызывает много вопросов. Послевоенная Европа, оккупированная СССР, было весьма опасным местом для всех. Оккупированные страны были быстро превращены в громадные концлагеря, выбраться из которых порой не удавалось даже дипломатам нейтральных стран.

75 лет назад, в январе 1945 года шведский дипломат Рауль Валленберг был вызван в штаб советского генерала Родиона Малиновского в Будапеште, и с тех пор его никто не видел живым. Но он был не один такой. СССР и их марионеточные коммунистические правительства арестовывали и уничтожали не только пособников Третьего Рейха, но и множество антифашистских борцов во всей Центральной Европе. Такова была и судьба 16 руководителей подпольного правительства Польши. В марте 1945 года они были приглашены на конференцию, на которой должен быть решен об их вхождении во временное правительство послевоенной Польши. Вместо этого НКВД их похитило; показной суд состоялся в Москве в июне 1945 года. Их вина состояла в том, что они были представителями альтернативного, некоммунистического антифашистского подполья.

И в такой обстановке некий несовершеннолетний (всего 17 лет) молодой человек из полуразрушенной, оккупированной страны, без денег, в 1947 году в одиночку направляется на учебу в …Великобританию. Этим молодым человеком был Джордж Сорос, которого с тех пор не случайно преследует подозрение, что он был завербован НКВД (и от них же получил не только деньги на учебу, но и стартовый капитал).

Приведем еще один, тоже хорошо известный пример антиеврея – Игорь Шафаревич, который утверждал, что убийство коммунистами семьи Николая II на самом деле было «еврейским ритуальным актом» (видимо, по аналогии с тем, что «евреи распяли Христа»). К категории антиевреев относятся, конечно же, и крайне левые американские (и в то же время антиамериканские) демократы Адам Шифф и Джерри Надлер – подручные Нэнси Пелоси в импичменте президента Трампа. Добавим в этот список также сенатора-«меньшевика» Чака Шумера, сенатора-«большевика» Берни Сандерса, и, разумеется, нам не следуют забывать и о самом известном в мире антиеврее – Карле Марксе.

В книге «Еретик» Михаил Веллер правильно ставит вопрос о том, почему некоторые евреи «стремятся одновременно и к процветанию – и к уничтожению общества, где процветают». Михаил Веллер называет это «социальной шизофренией» евреев. Но «социальная шизофрения» присуща левым любых национальностей; среди них действительно много людей с психическими отклонениями (они подробно описаны в монографии Росситера «Либеральный разум»). Есть такие и среди левых евреев. 

Но шизофрения – это слишком широкое понятие. Даже не будучи врачом, понятно, что для аккуратного диагноза требуется описать все симптомы – такие, например, как когнитивный диссонанс.

В самом деле, когнитивный диссонанс (когда человек придерживается двух прямо противоположных мнений одновременно) – известное и хорошо изученное психическое состояние. Типичный случай когнитивного диссонанса описан, например, в недавней статье о том, как левые евреи выступают против дополнительного полицейского присутствия в «еврейских кварталах» Нью-Йорка для предотвращения еврейских погромов.

Но когнитивный диссонанс – не единственный психический конфликт, присущий многим левым евреям-антисемитам. Некоторые из них подвержены также эффекту Даннинга-Крюгера, который проявляется в том, что эти люди оценивают свои мыслительные способности выше, чем это есть на самом деле. Следствием этого является иллюзорное чувство превосходства над другими людьми, и происходит это из-за неспособности больных людей распознать границу своих умственных способностей (как писал еще Конфуций: «Истинное знание – в том, чтобы знать пределы своего невежества»).

Самое высокое среднее IQ в мире, как известно, у евреев-ашкенази, то есть евреев-выходцев из Европы (оно равно примерно 113). То есть у основного контингента еврейского населения как Европы, так и Америки. Но ключевое слово здесь – среднее. С математической точки зрения, этому соответствует точка максимума гауссова распределения IQ. Другими словами, IQ евреев-ашкенази простирается от весьма низких IQ=80 до экстремально высоких IQ=140 (принято считать, что гении имеют IQ больше 130).

Но самый высокий в мире средний IQ сыграл со многими евреями-ашкенази злую шутку. Многие евреи, находясь на низком уровне IQ, тем не менее, проецируют на себя не только высокий средний IQ, но и отождествляют себя с популяцией гениев. Налицо, естественно, эффект Даннинга-Крюгера.

Гауссова кривая IQ, как известно, имеет форму колокола, и практически симметрична относительно среднего значения. Это означает, что примерно половина евреев имеет меньшую чем среднее мыслительную способность, а примерно четверть евреев имеет IQ меньший, чем стандартный IQ белых неевреев (который, по определению, равен 100). Кроме того, небольшая часть евреев имеет IQ, меньший чем среднее IQ черных или азиатов. Обратное тоже верно – есть определенная часть черных и азиатов, которая обладает большим IQ, чем средний еврей-ашкенази.

Практически никто из британских физиков, которых я знал лично, никогда не примерял на себя лавры Эрнста Резерфорда. Практически никто из польских физиков, которых я знал лично, никогда не примерял на себя лавры Николы Коперника. Но все без исключения физики-евреи примеряли на себя лавры Альберта Эйнштейна. Все без исключения и в любой стране.

Разумеется, мозг некоторых не в состоянии справиться с преодолением такой высокой планки; это часто приводит к мозговому перенапряжению и возникновению психических заболеваний.

Никто из музыкантов, которых я знал лично, никогда публично не сравнивал себя с Давидом Ойстрахом. Но все без исключения скрипачи-евреи стараются играть так, чтобы превзойти именно Ойстраха. Спросите у любого доктора-еврея – он обязательно сравнивает себя либо с доктором Моисеем Маймонидом, либо с доктором Джонасом Солком, который создал вакцину от полиомиелита, либо с любым другим всемирно известным доктором. Спросите у любого еврейского философа – и он обязательно признается, что у него есть определенный комплекс неполноценности по отношению к мудрецам уровня Баруха Спинозы.

Давление, оказываемое на еврейских мальчиков и девочек, является суперпозицией давлений всех без исключения евреев – которые есть, были и будут.

Ни одна нация, ни один народ не подвергает себя таким умственным и психологическим самоистязаниям, как евреи. Именно поэтому бедные еврейские местечки и жалкие городские кварталы Европы произвели на свет множество великих еврейских ученых, писателей, докторов, музыкантов, полководцев, бизнесменов, мудрецов, художников, банкиров, изобретателей, и гангстеров.

Справиться с таким давлением могут не все.

В результате не только Михаил Веллер, но и многие другие задаются простым неполиткорректным вопросом: так почему же многие «евреи пилят сук, на котором сидят?»

Первая глава книги «Еретик» – это глава в основном об еврейском антисемитизме, но, чтобы понять это, необходимо понимать разницу между евреями, с одной стороны, и антиеврееями, душевнобольными, и евреями-неудачниками, с другой. Собственно евреев книга «Еретик» практически не касается – основное внимание Веллер уделяет «отклонениям от нормы» – антиевреям и евреям-неудачникам (англ. underachievers – не проявившим всех своих способностей).

Прежде, чем идти дальше, надо расставить все точки над i. Если мы говорим об антисемитизме, необходимо дать этому явлению четкое определение.

Антисемитизм – это манифестация ненависти к коллективным еврейским достижениям прошлого, настоящего и будущего.

Возможно, эта ненависть основана на зависти, но ключевым в этом определении является не это, а слово «коллективным». Имеется в виду то, что антисемиты, как правило, не завидуют успехам какого-то конкретного еврея – они завидуют некоему собирательному, коллективному образу успешного еврея прошлого, настоящего и будущего.

Иррациональность антисемитизма основана именно на том, что антисемитизм проецирует вневременной глобальный успех евреев – всех прошлых, всех настоящих и всех будущих – на какого-то одного конкретного еврея в данный момент времени.

На того еврея, кого погромщики выбрали очередной жертвой. И, поскольку среди евреев, как и среди всех народов, есть определенный процент неудачников (в еврейском понимании этого термина, конечно), то вышеприведенное определение антисемитизма распространяется и на них.

Другими словами, «преступление» евреев состоит в том, что они являются примером успеха – в любом, даже самом узком понимании этого слова, причем в большинстве случаев успеха «невзирая на». И если какой-то еврей становится на антисемитские позиции, то можно смело утверждать, что этот человек просто завидует. Завидует либо своим более успешным предкам, либо своим более успешным современникам, либо не видит перед собой каких-либо перспектив на успех в будущем.

И если кто-то осмеливается об этом написать (как Михаил Веллер, например), то волна негативных комментариев обрушивается на таких публицистов, как правило, не со стороны евреев, а именно со стороны евреев-неудачников и присоединившихся к ним антиевреев. Этот удивительный союз некоторых весьма успешных левых антиевреев и некоторых евреев-неудачников и есть питательная среда еврейского антисемитизма.

Политический антисемитизм

Известный британский историк Роберт Конквест известен не только тем, что сумел дать приблизительную оценку количеству жертв сталинского террора – 20 миллионов человек – но и тем, что предложил набор весьма неординарных законов развития человечества. Например, второй закон Конквеста гласит: «Любая организация, прямо и открыто не являющаяся правой, рано или поздно станет левой». Это относится ко всем организациям – и к политическим партиям, и к университетам, и ко всем государственным министерствам и департаментам, и к невинным, на первый взгляд, организациям простых домохозяек.

Нам следует дополнить второй закон Конквеста его следствием:

«Любая организация, прямо и открыто являющаяся левой, рано или поздно станет антисемитской».

Кстати, обратное следствие не верно. В самом деле, фраза «Любая организация, прямо и открыто являющаяся правой, рано или поздно не станет антисемитской» найдет множество противоречащих ей исторических фактов. Антисемитизм некоторых правых известен, но этот антисемитизм существенно отличается от антисемитизма левых. Дело в том, что левые поддерживают институт антисемитизма, то есть его идеологию, тогда как антисемитизм правых – это в основном удел разобщенных маргиналов-одиночек. (Напомню, что мы говорим здесь о политическом антисемитизме, а не, например, о религиозном антисемитизме).

Другими словами, если левые пропагандируют институализацию и нормализацию антисемитизма, то антисемитские выходки некоторых правых всегда рассматриваются (самими правыми) как отклонение от нормы. Статистика подтверждает, что недавний  всплеск антисемитизма в Америке сконцентрирован именно в левых, «демократических анклавах» – Нью-Йорке, Чикаго и Лос-Анджелесе.

Можно (условно) разделить всех евреев на правых, левых и политически нейтральных евреев, а антисемитов – также на правых, левых и политически нейтральных антисемитов. Атакующее «движение» между этими шестью группами – практически всегда одностороннее. Имеется в виду то, что все категории антисемитов атакуют все категории евреев без разбора. А вот обратное «движение» – противодействие насилию – весьма селективно.

Политически нейтральные евреи противостоят всем категориям антисемитов. Это известный факт. Противостоят, как могут. Кто – с оружием в руках, кто – с помощью физической силы, кто – с помощью демократических институтов общества. Политически правые евреи (в Америке эти евреи, как правило, хорошо вооружены), разумеется, тоже жестко противостоят всем категориям антисемитов.

Вопрос: кто-нибудь может привести пример того, как левые евреи оказывают сопротивление левым антисемитам?

Мне такие примеры неизвестны. В самом деле, кто-нибудь может себе представить, чтобы члены одной и той же – Демократической – партии высказывали недовольство своим товарищам по построению социализма в Америке? Кто-нибудь слышал хоть одно замечание Антидиффамационной Лиги в отношении Ильхан Омар, Линды Сарсур или Рашиды Тлаиб?

Левые евреи в Америке наименее вооружены и представляют собой наиболее легкую добычу. Но, увы, все усилия левых евреев направлены на борьбу с правым антисемитизмом, и никаким другим. Помогают им в этом средства массовой дезинформации, которые замалчивают практически все эпизоды политически нейтрального антисемитизма. Левый антисемитизм при этом не замалчивается, а просто переопределяется, как правый.

Задайте сами себе вопрос – если массовые еврейские погромы в Америке все-таки начнутся, то кто выступит его зачинщиком? Стихийные, политически нейтральные антисемиты? Неорганизованные правые антисемиты? Или хорошо организованные, идеологически выдержанные отряды демократов-антисемитов, подобные Антифа?

Через несколько дней после уничтожения в Багдаде в январе 2020 года террориста №1 в мире, иранского генерала Сулеймани, американские демократы организовали давно забытые (со времен Буша-младшего) антивоенные митинги. Митинг в Нью-Йорке, однако, вскорости после начала плавно перешел в … антисемитский митинг. Как чувствовали себя его участники-евреи? Скорее всего, евреев на этом митинге не было, а вот антиевреев было множество.

Приведем также яркое свидетельство Шимона Бримана об антиевреях: «Когда в 1937-38 годах громили Украинский Физико-технический институт в Харькове (по этому делу арестовали и будущего Нобелевского лауреата Льва Ландау), то не какие-то «тайные антисемиты» били ученых-евреев, но следователи Коган, Резников, Шалит, Вайсбанд и Дрешер под началом Льва Рейхмана [примечание: майор госбезопасности Лев Рейхман был начальником УНКВД Харьковской области]. Фарсовый ужас эпохи: евреи-гэбисты пытками заставляют евреев-физиков признаваться в связях с евреем Троцким».

Альберт Эйнштейн, как известно, в 1933 году был приглашен работать в Принстон – в город Принстон, штат Нью-Джерси, а не в Университет Принстона. Специально для Эйнштейна и других выдающихся европейских ученых был создан Институт Перспективных Исследований. Институт этот был создан Абрамом Флекснером на деньги богатых еврейских меценатов. Институт был расположен в городе Принстоне, буквально через дорогу от Университета Принстона, но не в самом университете. Почему? Потому что вход евреям в Университет Принстона был запрещен. Институт Перспективных Исследований с его подавляющим еврейским контингентом был создан специально назло антисемитской политике Университета Принстона.

Этот антисемитский позор в Америке не забудется долго. Уже давно евреев принимают в Университет Принстона без ограничений, уже давно Институт Перспективных Исследований органично вошел в состав Университета – а в еврейских семьях до сих пор живут дедушки и бабушки, которые все это помнят очень хорошо. И евреи будут это помнить еще очень долго. Им христианское прощение неведомо. Я знаю несколько американских еврейских семей, которые до сих пор принципиально не покупают ни автомобили марки Форда, ни немецкие автомобили. А ведь сколько лет прошло…

Еще много лет в еврейских семьях из поколения в поколение будет передаваться история о том, что их предки были жертвами антисемитизма. И новые поколения евреев примут на веру левацкую догму, которая основана на непрекращающемся поиске все новых и новых «жертв капитализма».

На этом подготовительную работу, абсолютно необходимую для прочтения книги «Еретик», можно считать завершенной. Приготовьтесь к прочтению книги, которая безусловно достойна быть названной «Библией неполиткорректности».

Первоеретик

Первая глава книги «Еретик» – вводная, а не основная. Михаил Веллер, в своей классической манере, использует хлесткие аргументы, описывая многочисленные примеры антиевреев и их историческую динамику. Евреи, сплоченные в свое время в войнах с антисемитизмом (который, собственно, и привел к эволюции одного воинственного библейского племени к народу, внесшему непропорционально значительный, а иногда и ключевой вклад в мировую цивилизацию), к началу XX века разделились.

Вспомним слова американского генерала Джорджа Паттона, сказанные в 1944 году по поводу американцев и британцев – это «два народа, разделенные общим языком». Михаил Веллер (используя свои собственные термины, конечно), описывает процесс снятия многих антисемитских ограничений и получения гражданских прав и свобод, которых евреи были лишены два тысячелетия, во многих странах рассеяния на рубеже XIX-XX веков. И, как следствие, разделение евреев на собственно евреев и антиевреев после снятия внешнего антисемитского давления. (Отметим, что подобные разделения, основанные на некой общности, были у евреев давно. Например, первые христиане были евреями; то есть, перефразируя Джорджа Паттона, можно утверждать, что христианство и иудаизм – это две религии, разделенные общим Богом).

Интересно отметить, что в настоящее время мы являемся свидетелями подобных событий, происходящих с другим народом, – подобных, но не тождественных. Украинская нация подвергалась массированной русификации несколько столетий, и всем казалось, что этот процесс остановить нельзя. Но стоило возникнуть давлению со стороны России – в виде военной агрессии – как почти исчезнувшая украинская нация оказалась объединенной, получила четкую цель, и полностью – подчеркиваю – полностью – порвала с русской нацией. В течение всего нескольких лет процессы русификации были повернуты вспять и, судя по решительности украинцев, процесс этот уже необратим.

Итак, в начале ХХ столетия в странах рассеяния возникло три еврейских народа, объединенных общим генофондом.

Один народ воспользовался предоставленными историей возможностями и пошел в науку, искусство и бизнес.

Другой народ воспользовался предоставленной историей возможностью и переехал на Ближний Восток, на территорию, которая позже превратится в современный Израиль.

Третий народ пошел во власть.

Но не просто во власть. Эти евреи сделали выбор – и присоединились к партии революционеров, партии левых радикалов. Почему? Потому что левые предложили евреям официальный статус перманентной жертвы с перспективой властных привилегий.

А почему правые не предложили? Потому что правые – это идеология индивидуумов, а левые – это идеология толпы. В политическом лексиконе правых просто нет понятия «перманентная жертва» – точно так же, как в Древнем Египте не было слова «девственница», и даже не было иероглифа для его описания.

Быть левым – это дорога к личной власти и, как правило, к богатству, и многие евреи это хорошо поняли. Поэтому существование левых евреев не должно ни у кого вызывать удивления. Как при этом заметил Генри Киссинджер, «власть – лучший афродизиак».

Левые в Америке презирают Америку. Левые в Великобритании презирают Великобританию. Левые в Израиле презирают Израиль. Ненавидеть свою страну, свой народ, и своих соплеменников – это идеологическая догма, аксиома существования левых.

Левые ненавидят Америку. А также всех тех, кто, по их искаженному мнению, идентифицируют себя как американцы. (А теперь замените Америку на любую другую страну). Самопровозглашенная грандиозность левых означает, что они более не могут считать себя простыми согражданами. Видите ли, это уникальные, особенные люди – по крайней мере, они сами так считают. Они являются элитой, «гражданами мира», с пониманием чего-то большего, чем их простые сограждане, почти пророками, и поэтому они выше всех остальных. Эта самопровозглашенная левая элита считает, что именно она имеет право получить ярлык на княжение.

Левые, придя в американские университеты (а среди них – множество антиевреев), создали машину, которую по законам физики создать нельзя. Они создали перпетуум-мобиле промывки мозгов, и теперь каждый год выдают на-гора все новых идеологических бойцов за счастье «угнетенных жертв». И среди них – множество юношей и девушек из благополучных еврейских семей. А сами профессора? Профессора американских университетов предпочитают левых правым в соотношении 95:1.

В своем больном (именно больном – вспомните эффект Даннинга-Крюгера) воображении левые евреи присвоили себе исключительное право управлять другими. Нет, это не мания величия – это просто один из догматов левой идеологии, основанный на самопровозглашенном интеллектуальном (а зачастую и моральным) превосходстве.

Михаил Веллер приводит в первой главе «Еретика» множество имен, примеров, и результатов деятельности левых евреев (которых мы классифицируем как антиевреев). Веллер – человек правых убеждений, и его гневные тирады по поводу некоторых евреев (напомню, он пишет здесь об антиевреях) никого не могут оставить равнодушными. (О консерватизме Веллера поговорим позже).

Многие критики даже не удосужились прочитать книгу Михаила Веллера до конца. Слишком многим первой («еврейской») главы оказалось достаточно, чтобы обвинить Веллера во всех смертных грехах. Но главная идея книги Веллера – это, по его же словам, описание процессов «постиндустриального демографического схлопывания цивилизации».

Поэтому первая, «еврейская» глава «Еретика» – вводная (для сравнения – «русских» глав в книге «Еретик» – не одна, а десять). При этом первая глава – обязательная для прочтения. Она подводит читателя к основному содержанию книги, используя пример евреев (точнее, антиевреев) для иллюстрации тех процессов, которые приводят к «схлопыванию цивилизации».

Контр-футуризм

В последнее время мы стали свидетелями множества дискуссий о том, по какому пути пойдет дальнейшее развитие человеческой цивилизации. В качестве примеров приведем Элвина Тоффлера (основателя теории постиндустриального общества), Кена Уилбера (основателя интегральной теории; его последняя книга называется «Трамп и эпоха постправды»), и Мэта Ридли («Эволюция всего»).

Имеют ли такие теории на существование? Разумеются, имеют – людей никто и ничто не остановит мыслить. Например, Санкт-Петербург дал миру двух еврейских писателей, двух философов, которые известны всем – Алиса Розенбаум и Михаил Веллер. Алиса Розенбаум (более известная под литературным псевдонимом Эйн Рэнд) создала философию объективизма, а Михаил Веллер создал философию, которую можно (условно, за неимением в настоящий момент более точного определения) назвать, как и автор, энергоэволюционизмом. 

Признавая то, что новые философские направления имеют право быть, я отношусь с некоторым скептицизмом к теориям, которые нельзя проверить (и это относится не только к философским системам). Иными словами, если некая философская модель делает некоторые предсказания будущего, то мне хотелось бы увидеть демонстрацию того, как эта модель предсказывает прошлое. По моему мнению, сделать это, используя литературный язык, практически невозможно. Подходящий «язык» для моделирования такой архисложной системы, как человеческая цивилизация, – это многомерная система стохастических нелинейных интегро-дифференциальных уравнений.

Тем не менее, подход Веллера (который пользуется языком лириков, а не физиков) весьма уникален и интересен (но при этом не следует ожидать от «Еретика» аксиоматической строгости). Что привлекает в книге «Еретик», и, в частности, подтверждает выбор ее названия – это ошеломляющая откровенность и преднамеренно анти-политкорректная форма изложения. Иногда форма изложения Веллера – это философский трактат, иногда – философская притча, иногда – философская ревизия исторических мифов.

По Веллеру, есть много симптомов «схлопывания цивилизации». Один из них – гомосексуализм. Михаил Веллер посвящает этой теме целую главу, и в результате более подробного исторического, психологического, политического, и философского описания этого явления я не встречал нигде. В частности, Михаил Веллер убедительно доказывает, что проблема гомосексуализма состоит отнюдь не в нетрадиционной сексуальной ориентации, а «в гомосексуализме как идеологии. Агрессивной, злобной, нетерпимой и тупой идеологии – идеологии политической и социальной. Стремящейся к информационному и моральному господству. К подавлению всего инакомыслящего».

Кроме гомосексуализма, Михаил Веллер подробно рассматривает сексизм, «гендерное равенство», и эстетику современного общества. Рассмотрение этих вопросов ведется предельно откровенно, причем эффект «холодного душа» проявляется очень часто, потому что Веллер рассматривает эти процессы с правой, консервативной точки зрения. Согласитесь – подавляющее большинство статей на подобные темы отражает точку зрения левых, и ознакомиться с точкой зрения консерватора-интеллектуала случается редко.

Михаил Веллер совершенно правильно утверждает, что «социализм – это форма саморазрушения нашей цивилизации». Говоря о милитаристском духе левых, он отмечает, что «социалист не спорит – он доказывает свою правоту любыми способами».

Глава «Эстетика дегенерации» – самая сложная для восприятия, и требует очень внимательного читателя. Вообще, Веллер отводит теме культуры и морали гораздо больше внимания, чем другим темам. Автор «Еретика» публикует впечатляющие максимы:

«Мораль и этика личности есть слепок общества».

«Мораль и этика общества есть слепок личности».

Говоря о культуре в целом, Михаил Веллер дает весьма необычное определение культуры: «Культура – это разность потенциалов между биологическим и социальным уровнями существования материи».

Михаил Веллер пишет о том, что искусство – это метод самовоспроизведения культуры, и прослеживает эволюцию главного героя в искусстве – от эпохи, когда воспевали Героев, до того момента, когда «самовоспроизводство культуры получило неприятный поворот. В сторону самовоспроизводства человека с мировоззрением маленького человека». А «потом пришел век революций, и освобожденное быдло распяло своих героев с их благоглупым воззрением. Так всегда бывает. Мелко-бытовое мировоззрение, изживая реликты героизма, ширилось, как пырей в огороде. И художники поставляли быдлу параискусство на потребу: любуйся собой, быдло. Горе в том, что и крупные таланты, большие художники, все больше ковырялись пинцетом в поносе быдла: а лишь бы создать нечто новое».

Собственно, основная мысль Михаила Веллера основана на том, что в современном искусстве практически исчезли мужественные и самоотверженные герои-рыцари, а героя заменил имитатор. Это, по Веллеру, привело к легитимизации зла; в современном обществе налицо «принципиальный отказ различать порок и добродетель».

Михаил Веллер постулирует, что в результате возникло новое направление в искусстве – «быдлореализм». Финальная фраза главы «Эстетика дегенерации» просто убийственная: «Существует (и всегда имело место) государственное искусство, быдлореалистичное по форме и государственно-рабское по содержанию». Как мы видим, анализ Веллера основан не на левом элитаризме, а суровой и зачастую горькой правде, которую многие просто боятся произносить вслух.

Всем, кто изучает китч (западный или советский – все равно), читать главу «Эстетика дегенерации» просто обязательно.

Михаил Веллер цитирует либералов (кто это такие, рассмотрим позже): «У человека должен быть выбор». Напротив, утверждает Веллер, «У человека не должно быть выбора. Или микрон в сторону совершенства, и усилие к этому пути есть условие существования человека. Или микрон в сторону животного, для чего усилий не нужно, и это отсутствие усилия гарантирует сползание к гибели нашей культуры и цивилизации. Это неизбежное макроследствие из микроудовольствий потребительского быдла».

Разумеется, фразу Михаила Веллера «У человека не должно быть выбора» обязательно вырвут из контекста, и многие (даже те, кто смог добраться до того места в философском трактате) будут Веллера разоблачать, клеймить, и вообще смешивать с грязью – точно так же, как поступают те, кто не прочитал или прочитал, но не понял первую главу книги «Еретик».

«Имманентный парадокс цивилизации в том, что ее развивающий механизм постепенно и неизбежно перерастает в уничтожающий». Эта диалектическая максима Веллера, как и другие его философские изыскания, внешне напоминают многочисленные публикации о так называемом постиндустриальном обществе. Но, как мы знаем, приверженцами идеи постиндустриального общества являются хорошо известные противники как раз индустриального общества, причем противниками откровенно левого, социалистического толка.

Самая сложная глава в книге «Еретик» – глава под названием «Контра». И, вместе с тем, она – самая яркая. В главе «Контра» есть много нового про весьма старый анархизм – как частный случай контр-политики. А контр-политика рассматривается вместе с контр-культурой, контр-архитектурой, контр-театром, и контр-модой. После всех этих «контр» Веллер плавно переходит к «Черному Квадрату» Малевича. С безапелляционным и дерзким определением, что «любая выставка «современного искусства» – это эстетическая проекция дегенерации эпохи».

Книга Михаила Веллера пронизана еретическими (с точки зрения быдлообщества) идеями. Для усиления эффекта в описании основного следствия быдлореализма – контр-цивилизации – Веллер иногда использует нецензурную лексику. Редко, но использует.

Веллер противопоставляет себя Элвину Тоффлеру, автору концепции постиндустриального общества. И подводит к важному выводу о том, что быдлореализм привел к контр-морали (на примере Франкфуртской школы неомарксизма) и, самое главное, к Контр-Закону.

«Контр-Закон уничтожает закон и лишает его смысла.

По Контр-Закону нельзя избить вора и отобрать у него свое.

По Контр-Закону нельзя убить убийцу. Тебя накажут за это строже, чем наказали бы его за убийство невинных.

По Контр-Закону все великие герои прошлого оказались бы преступниками, убийцами, самоуправцами.

Закон – это выражение структуризации социума.

Контр-Закон – это выражение деструктуризации социума, когда система переходит из сильного состояния в слабое.

Контр-Закон – это вектор ослабления социальной системы».

На поверхности, Михаил Веллер весьма пессимистичен в своих прогнозах: «Через штрихи контр-искусства и контр-морали тонкая смерть течет к сердцу цивилизации». Но он утверждает, что гибель современной цивилизации, хотя и закономерна, должна рассматриваться просто как часть жизненного цикла цивилизаций, когда на смену одним цивилизациям приходят другие.

Должен отметить, что книга Веллера написана с типично европейской (точнее, британской) консервативной точки зрения, и поэтому некоторые примеры из книги и использование некоторых терминов являются несколько непривычными для американского читателя. Например, если фраза «идеология глобализма – это неомарксистская идеология» не вызывает возражений, то выражение «либерал-социалист» требует комментариев. «Консервативное и новаторское начала в социуме суть единство борющихся противоположностей» – это чисто по-европейски, как и «консерватизм – удел стариков». В Америке противопоставление новаторства и консерватизма, а также отождествление консерватизма со стариками вызовет оторопь.

Здесь необходимо сделать отступление, чтобы понять отличия взглядов Веллера от той идеологии, которую в Америке называют консерватизмом.

В соответствии с классификацией Роджера Скрутона, британского консерватора, существует метафизический консерватизм, и консерватизм эмпирический. Консерватизм американского образца – эмпирический. Он основан на идеях либерализма начала XVIII века, причем в качестве основной выступает идея о том, что в парадигме человек-государство главенство должно принадлежать человеку. Приверженцев этой идеи в Америке называют правыми, или консерваторами.

В обратном случае, когда в парадигме человек-государство главенство принадлежит государству, идеология называется левой (марксизм, прогрессивизм, социализм, фашизм, национал-социализм, коммунизм, маоизм, и т.д.)

Иными словами, идеи либерализма XVIII века, которые нашли свое отражение в Конституции США, выжили до XXI века, и теперь их приверженцы называются консерваторами. Но, как мы знаем, существуют также и «либералы». По идее, консерваторы должны продолжать называться либералами, но в XX веке произошла подмена понятий – приверженцы левых идей присвоили (то есть просто украли) себе этот титул, и «либералами» теперь называют только левых.

Как они это сделали – тема отдельной статьи; просто укажем на главных действующих лиц этой подмены – активистов Франкфуртской школы социализма, которые сумели перевернуть все вверх тормашками и переопределить многие левые идеологии (фашизм, например) как правые идеологии, а либерализм – как левую идеологию.

Другое, практически тождественное определение американской версии консерватизма просто означает приверженность Конституции США, написанной отцами-основателями США – прилежными учениками величайших либеральных мыслителей XVIII века. Поэтому американский, эмпирический консерватизм не имеет ничего общего ни с противостоянием молодежи и стариков, ни с противостоянием между новаторами и ретроградами, ни с другими подобными стереотипами, весьма распространенными в Европе.

Вышеуказанные объяснения просто необходимы, чтобы не вызывать отторжения книги Веллера теми, кто стоит на правых или левых идеологических позициях, но не знает истории вопроса. Необходимо просто запомнить, что противостояния либерал-консерватор не существует в принципе, ибо это одно и тоже, если только использовать изначальные значения этих терминов. Но противостояние либерал-консерватор все-таки существует, если пользоваться украденными, политкорректными терминами. Ведь только в политкорректном мире, в мире новояза, может возникнуть оксиморон типа «либерал-социалист» или «либеральный демократ».

Московия

Кроме «еврейского вопроса» (одна глава) и философского анализа современной цивилизации (11 глав), Михаил Веллер рассматривает также «русский вопрос», хотя, казалось бы, что тут можно сказать нового – как известно, русский народ после генетического стресса XX века вернулся в привычное, полурабское состояние. России в книге «Еретик» посвящено большое число глав, целых 10 – видимо, наболело.

Национальный дух России – рабский, или, как более точно заметил Веллер, «угнетенный хочет быть угнетателем и презирает таких, как он сам». Отсюда – рабская культура, рабское искусство, рабские анекдоты, и повальное рабское воровство. Веллер ставит диагноз, и его авторитетный прогноз неутешителен: «демократическая Российская империя – это нонсенс».

Михаил Веллер излагает «краткий курс» истории России, из которого убраны все пропагандистские и мифологические составляющие. К сожалению, многие россияне будут шокированы фактами, которые уже давным-давно известны на Западе. Хлесткие аргументы Веллера о том, что Московия была простым улусом Большой Орды, которая воспользовалась междоусобицей в Орде и захватила ее, никого не оставят равнодушными. Возможно, Московия – единственный случай в истории, когда колония не только захватила метрополию, но и переняла ее агрессивное мировоззрение и политику угнетения собственного народа, которую Веллер называет «русский автоколониализм».

Разумеется, Михаил Веллер не мог пройти мимо вопроса о религии Московии, и его вывод таков: «Православие, рассматриваемое на социальном уровне, – это моральная и идеологическая легитимизация авторитарной власти».

В целом, в отличие от всех остальных глав, «русский вопрос» освещается Веллером на легко понятном современному россиянину языке. Поэтому нам не следует останавливаться более подробно на этом вопросе.

***

Книга Михаила Веллера «Еретик» – достаточно большая, но, тем не менее, некоторые главы написаны «в телеграфном стиле», и читателю необходимо весьма внимательно относиться к каждому предложению, и не пытаться читать книгу «по диагонали».

В заключение, мне хотелось бы напомнить всем читателям новой книги Михаила Веллера слова американского философа Уильяма Дюранта: «В философии, как и в политике, самую длинную дистанцию между двумя точками имеет прямая линия». Но вне зависимости от того, на какой точке зрения вы стоите, будьте готовы к весьма длительному и увлекательному путешествию по страницам философского трактата «Еретик».

Приближение к точке зрения Михаила Веллера обязательно откроет вам новые горизонты – особенно тем из вас, кто считает свою точку зрения единственно правильной.

Скачать PDF

Ядерное политическое оружие

В понедельник, 20 января, накануне открытия суда над президентом Трампом в Сенате, я в прямом эфире программы «Рикошет» на Дэвидзон Радио предположил, что суд над Трампом в конечном счете превратится в суд над демократами. Нам пришлось ждать всего четыре дня, чтобы удостовериться в этом.

Начало суда над президентом Трампом 21 января 2020 года стало началом небывалой политической битвы. Не следует забывать, что против Трампа выступает хорошо организованный, объединенный фронт демократов, вашингтонских бюрократов, коррумпированных лоббистов, высококлассных юристов, а также тех республиканцев, которых мы называем анти-трампистами. Мы увидели во время этого суда все жалкие домашние заготовки демократов, которые они готовили последние три года. Сюда относится не только требование изгнать Трампа из Белого Дома, но и желание вычеркнуть его из избирательных бюллетеней в ноябре этого года.

Но передача дела из Палаты Представителей в суд Сената означает потерю демократами главной – пропагандистской – составляющей. Если использовать аналогию с футболом, то в Палате Представителей игра шла в одни ворота. Почему? Потому что в команде Трампа не было голкипера, не было защитников, не было полузащитников и не было нападающих. Почему этих игроков не было? Их не было, потому что демократы просто запретили им выходить на поле.

В Сенате же в субботу на поле вышла вся команда Трампа. Команда, которая готовилась к этому достаточно долго. Готовилась к чему?

Команда Трампа готовилась к тому, чтобы превратить это позорное судилище над Трампом в несмываемый позор демократов.

Передача дела Трампа из Палаты Представителей на суд Сената также означает, что демократы официально потеряли контроль над ситуацией. Потеряли полностью, и не только потому, что большинство в Сенате занимают республиканцы. Дело в том, что, по правилам Сената, теперь не будет секретных заседаний за закрытыми дверьми где-то в подвале Капитолия, как это сделали демократы в Палате Представителей. В Сенате все происходит открыто, никаких заседаний без присутствия адвокатов Трампа и прессы больше не будет.

Любой военачальник подтвердит, что в любом конфликте, если противник имеет преимущество в живой силе или оружии, это не так страшно. Страшно, когда происходит потеря управления собственными войсками. Пелоси, похоже, до сих пор не осознала, что поезд ушел. Передача дела Трампа на рассмотрение Сената – это было последняя, лебединая песня Нэнси Пелоси.

Конечно, она попытается продолжить свое дело, и очередные шумные и сенсационные заявления обязательно последуют. Но ситуация теперь больше напоминает фильм «Кавказская пленница»: принцесса Пелоси будет кричать, брыкаться, звать на помощь. «Но не волнуйтесь, товарищ Шурик – это такой древний обычай».

В субботу – впервые с момента начала всего этого блефпичмента – президент получил возможность представить свою сторону дела. Судя по первому выходу на поле брани, настроение у команды Трампа – боевое. То, что они продемонстрировали в субботу – это желание команды Трампа устроить демократам такой юридический и политический разгром, чтобы отбить охоту всем последующим поколениям американских политиков использовать импичмент в своих грязных политических целях.

Ответ команды Трампа проливает свет на многие неизвестные публике факты. Например, запрещение сотрудникам Белого Дома давать показания на слушаниях в Палате Представителей было отнюдь не диктаторским решением Трампа. Оказывается, когда эти сотрудники были приглашены на заседания Комитетов Палаты Представителей, то им было … запрещено приходить туда вместе со своими адвокатами. Для Америки это дело неслыханное – давать показания без присутствия своего адвоката.

Адвокаты Трампа официально заявили, что на слушаниях в Палате Представителей «Президенту было отказано в праве участвовать в процессе. Ему было отказано в праве присутствия его адвоката, в праве перекрестного допроса свидетелей, в праве вызывать свидетелей, в праве знакомиться с доказательствами и предоставлять доказательства».

Просто неслыханно. Подростку, который украл коробку конфет, положен адвокат. А президенту – не положен. В субботу, 25 января, все это стало известно всей Америке, и в понедельник, 27 января 2020 года, суд над Трампом плавно перейдет в суд над Демократической партией США.

Демократы в течение долгого времени говорили и писали о Трампе много негатива, и вылили на него тонны грязи. Теперь, выражаясь современным русским языком, пришло время «отвечать за базар». К тому времени, когда этот судебный процесс закончится, руководство Демократической партии и их органы массовой дезинформации и пропаганды сильно пожалеют, что они выпустили Джинна под именем Импичмент из бутылки.

Президент Трамп обвиняется в двух преступлениях – это по версии демократов. По версии адвокатов Трампа, ни одно из них не является преступлением.

Первая статья импичмента: злоупотребление властью. Такое преступление отсутствует в уголовном кодексе США, то есть преступлением не является. Это – придуманное демократами правонарушение.

Вторая статья импичмента: противодействие Конгрессу – отсутствует в уголовном своде законов США, то есть тоже не является преступлением. Это – не уголовное преступление, а административное нарушение типа неправильной парковки. Как и первая статья – это полностью выдуманное обвинение

Таким образом, в статьях импичмента Трампа ни одно федеральное уголовное преступление не упоминается. И это не только моя точка зрения – легендарный адвокат Дершовиц, член команды Трампа сказал: «То, что вменяется президенту Трампу демократами – это два некриминальных деяния».

Для сравнения: Билла Клинтона в 1998 году обвинили в 11 уголовных преступлениях (которые были позднее подтверждены в Сенате).

То есть попытка демократов отстранить Трампа от власти основана на наличии отсутствия состава преступления. И это мы еще не обсуждаем вопрос по существу, потому что Конституция США четко говорит о том, что прекращение полномочий президента должно базироваться не просто на каком-то правонарушении, а на вопиющих, неслыханных, тяжких преступлениях президента – таких, например, как предательство.

Отцы-основатели США, когда подготавливали Конституцию, однозначно выступали против импичмента президента разъяренной толпой его политических противников, которые решили его сместить только на том основании, что у них есть для этого достаточно голосов в Палате Представителей. Отцы-основатели реально рассматривали импичмент как исключительную, последнюю меру защиты республики, а не как механизм сведения политических счетов.

Если использовать современную терминологию, то импичмент – это ядерное политическое оружие. Поэтому применять его нужно с умом.

Даже в примере с Биллом Клинтоном Сенат, признавая, что Клинтон совершил 11 уголовных преступлений, тем не менее, посчитал, что уровень тяжести этих преступлений не соответствует тому уровню, которое диктуется Конституцией. Сенат подтвердил, что нарушения закона Клинтоном имели место, но они не тянут на высшую политическую меру наказания.

В деле Трампа преступлений нет вообще – есть лишь неприкрытое несогласие демократов с политикой Трампа. Так что же мы имеем? Преступлений нет, пострадавших нет (а наличие пострадавших – это необходимое условие для любого преступления), и весь нынешний импичмент какой-то несерьезный, какой-то дурацкий, какой-то смехотворный.

То, как конгрессмен Шифф, находясь в роли прокурора, зачитывал официальные обвинения Трампу в среду, четверг, и пятницу, было весьма впечатляющим. Я опасаюсь, что Федеральная Избирательная Комиссия в конце концов примет решение, что трехдневное выступление демократов-прокуроров в Сенате равноценно как минимум 300 миллионам долларов политической рекламы в пользу Трампа, которую выборный штаб Трампа не задекларировал. И не заплатил. Выступление Шиффа и других демократов-обвинителей было громадным политическим подарком Трампу.

Общее мнение всех, кто был свидетелем первого выхода команды Трампа на арену в субботу, таково: за каких-то два часа команда Трампа отправила команду демократов в нокдаун. Авторитет демократов-обвинителей и доверие к ним серьезно пострадали. Команда Трампа за два часа безжалостно уничтожила все аргументы обвинения, озвученные за три предыдущих дня.

«Импичмент не должен быть игрой в наперстки» – именно так убийственно прозвучала в субботу финальная фраза руководителя команды адвокатов Трампа Пэта Чиполлоне. Профессор-юрист Джонатан Турли оценил ситуацию так: «Сегодня корабль демократов получил множество ударов ниже ватерлинии».

Как будут развиваться события дальше? После вынесения Трампу оправдательного приговора у безумных демократов вообще снесет крышу, и они в течение нескольких дней и ночей будут кричать в небо и выть на Луну. Разумеется, последуют призывы к очередному – второму, а затем и третьему – импичменту Трампа. В конце концов усталость возьмет свое, и ЦК Демократической партии с помощью продажных средств массовой дезинформации убедительно разъяснит своим сторонникам, что судебный процесс в Сенате был сфальсифицирован с помощью русских хакеров.

Нэнси Пелоси объявит всей Америке, что конец света близок, что русские запустили на Вашингтон планету Нибиру, что все мы умрем – точно также, как все мы уже умерли от отмены Трампом Нейтральности Сети Интернет, и от отмены позорной иранской ядерной сделки, и от выхода из парижского Договора по климату, и от Третьей мировой войны, которая длилась несколько минут… Ну и далее по списку.

Затем, через два или три дня, Трамп опять начнет троллить демократов в Твиттере и, как обычно, преднамеренно допустит в нужном месте грамматическую ошибку. Тупые и фальшивые СМИ и демократы (извините, что повторяюсь) бросятся обсуждать только этот вопрос, и скоро вся драма импичмента будет американским народом забыта, как дешевый низкобюджетный фильм.

Слушайте и смотрите Давидзон Радио с моим участием

Понедельник, 20 января, с 17:10 до 19:00 по Нью-Йорку в передаче Данила Русакова «Рикошет».

Прямая телевизионная трансляция доступна только подписчикам платного канала RTN WMNB (запись передачи будет в открытом доступе через несколько дней).

Прямая аудио интернет-трансляция http://www.davidzonradio.com/index620.php

Телефон прямого эфира (с 18:05 до 19:00): +1-718-303-9090

Trump Is Masterfully Using Democrats’ Opposition against Them

It took the American mass disinformation media and the socialists Democrats three years of Trump’s presidency to finally develop a coherent policy of confronting Trump.

This policy is very primitive: everything that Trump does is denied, rejected, and negated.  Everything.

As a result, the opposition’s reaction began to resemble the reaction of Pavlovian dogs — any statement by Trump, any action by Trump, and any achievement of Trump can cause only one thing — salivation of total negation.

However, the complete and unconditional denial of everything makes the Democrats predictable and, as a result, vulnerable and easily amenable to manipulation and provocation.

The White House probably noticed this a long time ago, and it will certainly take advantage of the thoughtless but predictable denial by the Democrats of absolutely everything for their political purposes.

What does the predictable reaction of the Democrats look like?  For example, Trump makes it clear that he is not going to fight in Syria anymore, and without exception, all Democrats immediately become militant hawks, who categorically demand a continuation of the war.  If Trump trolls the Iranian regime by threatening to attack Iranian objects, including cultural objects, all Democrats, without exception, immediately become peace doves and demand “hands off Iran!”

The irony here is that the very opponents of Trump, who advocate for “preserving the Iranian cultural heritage,” are calling for the destruction of Confederate historical monuments in America.

No doubt, all this (D)egenerative nonsense will be beneficial to Trump during his re-election campaign.

Many TV channels associated with the DNC broadcasted detailed, multi-hour reports on the funeral of the handful of dust that remained from General Soleimani as if it were the funeral of some outstanding American politician.  The NBC, MSNBC, and NPR channels, as if by magic, turned into Shiite propaganda channels.  At the same time, former Obama administration officials continue to meet with Iranian leaders, trying to undermine President Trump’s policy toward Iran.

If former secretary of state John Kerry had been in the car with the Butcher of the Middle East, Soleimani, no one in the world would be surprised.  No one.

The result of the anti-American actions of the Democrats is, at first glance, invisible but, nevertheless, the constant erosion of their reputation.  For example, a complete rejection of the administration’s recent actions forced the Democrats to openly defend the terrorist Soleimani and offer a significant defense, not just words.

Speaker Nancy Pelosi has put forward a legislative initiative to establish significant restrictions on a potential attack on Iranian targets.  In fact, Pelosi advocates for the preventive surrender of the United States and is trying to strip the commander-in-chief of his constitutional power.

Everyone is free to grieve over the untimely departed friend as he wants — only Pelosi’s grief over Soleimani took the legislative form.

If I were asked in 2019 whether the Democrats could make an even more grave political miscalculation than impeachment, I would laugh.  Just a few weeks ago, the impeachment, it would seem, was the pinnacle of political idiocy.  But 2020 came, and someone has put the Democrats wise to openly take up pro-Iranian positions, protecting terrorists.

In all its glory, this was manifested during the Iranian “attack on U.S .military bases in Iraq” on the night of January 8, 2020.  This “attack” should be quoted because it was nothing more than ballistic theater for internal Iranian use.  Not only did the Iranians greatly exaggerate the scale of their “attack,” but it looks as if they also deliberately launched some missiles into the deserted places of Iraq.

In September 2019, Iran attacked the oil rigs of Saudi Arabia, and all the missiles hit their targets.  The same rockets.  What could have happened to the rockets in the last few months?  Did they suddenly lose their targeting capabilities?  The “attack” on American military bases ended in nothing — no one was hurt, and there was practically no destruction.  The suspicion is that the Iranians deliberately missed.  That is, it looks as though the Iranians simply gave a rocket salute during the burial of General Soleimani and nothing more.

Well, what is Tehran supposed to do?  Iran is extremely weak economically, inflation is about 30% per year, and the ayatollah regime has been humiliated after the termination of Soleimani.  They are frightened by Trump’s tough reaction and desperate to save face.  At the same time, one should not forget that the strike group of the aircraft carrier Truman (not only the aircraft carrier itself, but also dozens of warships, plus the secret number of nuclear submarines) is located near the southern coast of Iran.  In addition, the strike group of the aircraft carrier Bataan is moving toward Israel (among other things, there are an additional 5,000 Marines there).  Plus there are numerous U.S. military bases throughout the Middle East.

Alas, the Democrats expected something more significant from Iran.

Democrats desperately hoped for a retaliatory strike from Iran, with many casualties and destruction — just as they hoped that an attempt to attack the U.S. embassy in Baghdad on New Year’s Eve by Soleimani’s militants would become Trump’s infamous Benghazi.  Democrats hoped Trump was about to start a war.  They shout in unison with Iran that the termination of General Soleimani by Trump was unlawful, that Trump’s actions are unconstitutional.  In order to bring down Trump, they would even root for the Third World War.

At first, Iran initially claimed that 30 Americans were killed, then this figure rose to 80.  However, the Pentagon confirmed that no one was hurt.  What have CNN and MSNBC done?  For many hours, they broadcasted exactly the Iranian version.

Not a single U.S. president has been exposed to attempts by such outright micromanagement by the Democrats as Trump.  The arrogant intervention of the House of Representatives — the non-binding War Powers Resolution — into the prerogative of the Executive Branch, calculated to provoke the reckless response of Trump, is doomed to…lack of response.  How doomed to the absence of a rash response by Trump is this bright Iranian firework for those who mourn the Soleimani terrorist the most — the Iranian Shiites and American Democrats?

Trump is unlikely to miss the opportunity to use this latest ill-conceived Democrat trick to convince American citizens that Democrats are defenders of Tehran’s terrorist and anti-Semitic regime.  In doing so, the Democrats themselves help Trump convince Americans that the Democrat Party poses no less a threat to America than Islamic terrorism.

Currently, Democrats are working hard to ensure that they all are identified as (D-Iran).  Do you think this new pro-Iranian image will help them in the November 2020 elections?

[Originally published at American Thinker]