All Quiet On The Judicial Front

On Monday, October 30, 2017, special counsel Robert Mueller brought official charges against Paul Manafort without ever completing an investigation into the collusion of President Trump and Vladimir Putin. He was forced to concoct something in a hurry after it became known that it was Hillary Clinton who paid for the false dossier on Trump which triggered the beginning of the Russian hysteria. Mueller is the former director of the FBI and kept under wraps the deal of the sale of American uranium mines to Russia and Hillary Clinton’s participation in the matter.

Manafort is accused of laundering money, evading taxes, violating the law on the registration of being a foreign agent during his work in Ukraine, and for giving false testimony to federal agents. But the rush led to the fact that the text of the indictment of the special counsel Mueller looks “raw.” For example, in one place the prosecutor states that the crimes were committed until 2016; several pages later – until 2017. But the list of suspicious money transfers from offshore accounts has the latest date of 2014.

Also, the indictment erroneously states that Julia Tymoshenko was the President of Ukraine. Therefore, in general, the credibility of such documents will certainly be low.

To the great disappointment of the Anti-Trumpists, the indictment does not mention either Trump or the election campaign. It does not mention Russia or Putin, even though hysteria over alleged collusion of Trump with the Russians has been going on for more than a year. In essence, Manafort and his subordinate Gates worked for the pro-Russian government of the Ukraine and the pro-Russian Ukrainian Party of Regions, but the money for this work was left mostly in foreign offshore accounts. There is nothing illegal about this.

The supposed violation of the law was committed when Manafort and Gates did not declare these incomes. If we believe that Manafort laundered money and used offshore banks for tax evasion, he faces a long prison term, as a private person who violated the tax laws. Trump may have made a mistake hiring a man with his record as a campaign manager, but that mistake is nothing criminal.

The special counsel did not even attempt to prove that during the three months when Manafort was the head of the Trump election campaign –  from May 19 to Aug. 19 of last year –  there was a criminal conspiracy between Trump and Putin. The notion that Trump is a puppet of the Kremlin has officially collapsed. And all those who went all-out and had invested all their political capital in this rancid enterprise will suffer as a result.

Information about the finances of Manafort is not something new. They were not obtained in five months by a special prosecutor’s investigation. The information was gathered by the FBI long before, and Mueller simply inherited all the results of the FBI’s years on the case. He had to fall back on this because he had literally nothing else.

Now the case has been referred to the court. At the initial stage, the judge will be Deborah Robinson, known for her conviction of Scooter Libby, and then the relay will go to Judge Amy Jackson. She is Obama’s protege, a donor to Bill Clinton, and was one of Obama’s potential candidates for SCOTUS. She is known for rejecting the lawsuit against Hillary Clinton in 2012 from relatives of the victims of the attack in Benghazi. The piquancy of the situation is also that Judge Jackson is a relative of the Speaker of the House of Representatives Paul Ryan.

Manafort, Gates and all those who got hooked to Mueller should prepare for bankruptcy. After all, this is the only thing that the Deep State can offer at the moment. There will be twisting of the hands of political opponents with the help of astronomical legal expenses. The judicial system of the United States has long been operating on this principle. The first victim was, of course, General Flynn –  he has run out of money for lawyers, and recently a public foundation was created to cover his legal protection.

There is every reason to believe that Manafort and Gates are destined to repeat the fate of Scooter Libby, who was involved in disclosing the name of CIA agent Valerie Plame. While laying charges against Libby, special prosecutor Patrick Fitzgerald knew in advance that Libby did not disclose the name of the agent (U.S. Deputy Secretary of State Richard Armitage had admitted this). Nevertheless, the prosecutor put forward a charge on a very different matter, and Libby was convicted.

One of Trump’s volunteer advisors, George Papadopoulos was charged by Mueller for the same crime that Libby was charged with – providing false testimony to the FBI. He pleaded guilty. But Papadopoulos did indeed meet with several Russians (who, most likely, work for Russian intelligence agencies), but all his attempts were unsuccessful, and the communication channel between Trump’s election campaign and the Russians never took place.

By the way, Manafort was the man who put an end to the attempts of this young volunteer to engage in unapproved and unauthorized activities. And the current employees of the White House even had to use Google to find out who the heck Papadopoulos was. He wasn’t exactly a noteworthy figure in Trump’s orbit.

The struggle on the judicial front in the Washington swamp will continue as usual, but the political consequences of this fight will be completely different for Democrats and Republicans. Republicans are already demanding an “eye for an eye” and are calling for the investigation of Uranium-gate and Hillary’s dirty dealings. They can do this, but the Democrats to fight off the accusations will either have to surrender Hillary or call it quits on their witch hunt.

In any case, the Democrats are facing a crushing defeat in the 2018 elections unless they offer one hundred percent proof of the criminal collusion between Trump and Putin.

To the great regret of Democrats and Republican Anti-Trumpists, there is no ground for impeaching President Trump. Congressional investigations ended in vain, and the first shot of Mueller was a blank.

 

[Originally published at The Liberty Conservative]

На юридическом фронте без перемен

В понедельник, 30 октября, специальный прокурор Мюллер выдвинул официальные обвинения против Пола Манафорта, так и не закончив официальное расследование сговора Трампа и Путина. Он вынужден был в спешке состряпать что-нибудь после того, как стало известно, что именно Хиллари Клинтон заплатила за фальшивое «русское досье» на Трампа и тем самым послужила началом всей «русской истерии». Мюллер был директором ФБР и в свое время спустил на тормозах дело о продаже американских урановых рудников России и участие Хиллари Клинтон в этом деле.

Манафорт обвиняется в отмывании денег, уклонении от оплаты налогов, нарушении закона о регистрации иностранного агента во время его работы в Украине, и за дачу ложных показаний федеральным агентам. Но спешка привела к тому, что текст обвинения специального прокурора Мюллера выглядит «сырым». Например, в одном месте прокурор пишет, что преступления совершались до 2016 года, через несколько страниц – до 2017 года. Но в перечне подозрительных денежных переводов с оффшорных счетов самая последняя дата – 2014 год.

Кроме того, в тексте обвинения ошибочно утверждается, что Юлия Тимошенко была президентом Украины. Поэтому в целом доверие к таким документам будет заведомо низкое.

К великому разочарованию антитрампистов, обвинение не упоминает ни о Трампе, ни об избирательной кампании, ни о России, ни о Путине, хотя истерия по поводу «сговора Трампа с русскими» продолжается уже более года. В сухом остатке – Манафорт и его подчиненный Гейтс работали на пророссийское правительство Украины и пророссийскую Партию Регионов, но деньги за эту работу оставляли в основном на зарубежных оффшорных счетах. Ничего противозаконного в этом нет.

Нарушение закона состоит в том, что Манафорт и Гейтс не декларировали эти доходы. Если допустить, что ляпы в обвинительном заключении – просто досадные опечатки, и Манафорт действительно отмывал деньги и использовал оффшоры для ухода от налогов, то ему грозит долгий тюремный срок. Как частному лицу, нарушившему налоговое законодательство.

Но специальный прокурор даже не предпринял попытки доказать, что за те три месяца, когда Манафорт был руководителем избирательной кампании Трампа – с 19 мая по 19 августа 2017 года – существовал преступный сговор Трампа и Путина. Карточный домик под названием «Трамп – марионетка Путина» развалился. И пострадают все те, кто пошел ва-банк и инвестировал весь свой политический капитал в это прогоревшее предприятие.

Сведения о финансах Манафорта не являются чем-то новым. Их раскопали не за пять месяцев специального прокурорского расследования. Это было сделало задолго до него ФБР, и Мюллер просто унаследовал все результаты их многолетнего расследования.

Теперь дело передано в суд. На начальном этапе судьей будет Дебора Робинсон, известная своим приговором Скуттеру Либби, а затем эстафета перейдет к судье Эми Джексон. Она – ставленница Обамы, донор Билла Клинтона, являвшаяся кандидатом Обамы на должность судьи Верховного суда США. Она известна тем, что в 2012 году отклонила иск к Хиллари Клинтон со стороны родственников погибших во время атаки в Бенгази. Пикантность ситуации состоит еще и в том, что судья Джексон – родственница спикера Палаты Представителей Пола Райана.

Манафорту, Гейтсу и всем тем, кто попался на крючок прокурору Мюллеру, следует готовиться к банкротству. Ведь это единственное, что теневое правительство Обамы может предложить в настоящее время. Будет выкручивание рук политическим оппонентам с помощью астрономических судебных расходов. Юридическая система США уже давно работает по этому принципу. Первой жертвой стал, конечно же, генерал Флинн – у него давно уже нет денег на адвокатов, и недавно был даже создан общественный фонд для его юридической защиты.

Есть все основания полагать, что Манафорта и Гейтса ждет судьба Скуттера Либби, который проходил по делу о разглашении имени агента ЦРУ Валерии Плейм. Выдвигая обвинения против Либби, специальный прокурор Фитцджеральд заранее знал, что Либби не разглашал имени агента (в этом признался заместитель госсекретаря США Армитадж). Тем не менее, прокурор выдвинул обвинение по совершенно другому поводу, и Либби был осужден.

Один из добровольных советников кампании Трампа – Джордж Пападопулос – был обвинен Мюллером по тому же обвинению, что и Либби – за дачу ложных показаний ФБР. Он признал свою вину за ложную информацию. При этом Пападопулос действительно встречался с некими русскими (которые, скорее всего, работают на российские разведывательные органы), но все его попытки не увенчались успехом, и канал связи между выборной кампанией Трампа и русскими так и не состоялся.

Кстати, человеком, который поставил крест на попытках этого молодого добровольца заниматься самодеятельностью, был Манафорт. А нынешние сотрудники Белого Дома даже вынуждены были использовать Гугл, чтобы узнать, кто такой этот Пападопулос.

Борьба на юридическом фронте в вашингтонском болоте будет продолжаться, как обычно, но политические последствия этой борьбы будут совершенно различными для демократов и республиканцев. Республиканцы уже сейчас требуют «око за око» и призывают к расследованию Урангейта и «русского досье» Хиллари. Они вполне могут этого добиться, а вот демократам, чтобы отбиться от обвинений, придется либо сдать Хиллари Клинтон, либо повернуть вспять истерию про «коварных русских».

В любом случае, демократов от разгрома на выборах 2018 года спасет только стопроцентные доказательства преступного сговора Трампа и Путина.

К великому сожалению демократов и республиканцев-антитрампистов, для импичмента президента Трампа нет оснований. Расследования в Конгрессе закончились безрезультатно, и первый выстрел Мюллера оказался холостым.