Политика отрицания

Американским средствам массовой дезинформации и американским демократам социалистам потребовалось целых три года пребывания Трампа в Белом Доме, чтобы наконец-то выработать некую когерентную политику противостояния Трампу.

Политика эта весьма примитивная – все, что ни делает Трамп, отрицается. Абсолютно все.

В результате реакция оппозиции стала походить на реакцию павловских собак – любое заявление Трампа, любое действие Трампа, и любое достижение Трампа вызывают только одно – слюноотделение полного отрицания.

Но полное и безоговорочное отрицание всего делает демократов предсказуемыми и, как следствие, легко поддающимися манипуляциям и провокациям.

Вероятно, Белый Дом заметил это давно, и обязательно воспользуется бездумным отрицанием демократами абсолютно всего для своих политических целей.

Как выглядит предсказуемая реакция демократов? Выглядит это так. Например, Трамп дает понять, что не собирается больше воевать на территории Сирии, и все без исключения демократы сразу становятся воинствующими ястребами, которые безапелляционно требуют продолжения войны. Если же Трамп троллит иранский режим тем, что собирается атаковать иранские объекты, включая объекты культуры, все без исключения демократы сразу становятся голубками мира, и требуют «руки прочь от Ирана!»

Ирония здесь заключается в том, что те же самые противники Трампа, которые выступают за «сохранение иранского культурного наследия», призывают к разрушению исторических памятников конфедератов в Америке.

Все это на 100% будет использовано Трампом во время предвыборной компании.

Многие ассоциированные с ЦК Демократической партии США телеканалы транслировали подробные репортажи о похоронах той горстки пыли, что осталась от генерала Сулеймани, как будто это были похороны выдающегося американского политика. Каналы NBC, MSNBC, и NPR, как по мановению волшебной палочки, превратились в шиитские каналы пропаганды. При этом бывшие сотрудники администрации Обамы продолжают встречаться с иранскими лидерами, пытаясь подорвать политику президента Трампа в отношении Ирана.

Если бы в машине с палачом Ближнего Востока Сулеймани оказался бывший госсекретарь Джон Керри, никто бы в мире не удивился. Никто.

Следствием антиамериканских действий демократов является на первый взгляд невидимая, но, тем не менее, постоянная эрозия их репутации. Например, полное отрицание последних действий администрации вынудили демократов открыто встать на защиту террориста Сулеймани, причем защита эта не только на словах.

Спикер Нэнси Пелоси выдвинула законодательную инициативу по установлению существенных ограничений на потенциальную атаку иранских объектов. В сущности, Пелоси ратует за превентивную капитуляцию США, и пытается лишить главнокомандующего его конституционной власти. Разумеется, каждый волен скорбеть по безвременно ушедшему другу так, как ему хочется, только вот у Пелоси скорбь по Сулеймани приняла законодательную форму.

Если бы меня спросили в 2019 году, могут ли демократы совершить еще более серьезный политический просчет, чем импичмент, я бы рассмеялся. Всего несколько недель назад импичмент, казалось бы, был вершиной политического идиотизма. Но настал 2020 год, и кто-то надоумил демократов, что они должны открыто встать на про-иранские позиции, защищая террористов.

Во всей красе это проявилось во время «атаки Ирана на американские военные базы в Ираке» в ночь с 7 на 8 января 2020 года. Эту «атаку» следует взять в кавычки, потому что это было не что иное, как баллистический театр для внутреннего иранского употребления. Иранцы не только сильно преувеличили масштабы своей «атаки», но и умышленно запустили некоторые ракеты в пустынные места Ирака.

В сентябре 2019 года Иран атаковал нефтяные вышки Саудовской Аравии, и все ракеты точно попали в цель. Те же самые ракеты. Что могло случиться с ракетчиками за несколько месяцев? Ослепли? Да ничего не случилось. «Атака» на американские военные базы закончилась ничем – никто не пострадал, и практически нет никаких разрушений. Иранцы сознательно промахнулись. То есть иранцы просто дали ракетный салют по поводу убитого генерала Сулеймани, и не более того.

А что, собственно, Тегерану оставалось делать? Иран крайне слаб экономически, уровень инфляции 30% в год, режим аятолл унижен после уничтожения Сулеймани, сильно напуган жесткой реакцией Трампа, и отчаянно пытается спасти лицо. При этом не следует забывать, что ударная группа авианосца «Трумэн» (а это, кто не знает, не только собственно авианосец, но и десятки военных кораблей, плюс всегда секретное количество ядерных подводных лодок) находится у южного берега Ирана. Кроме того, ударная группа авианосца «Батаан» движется к Израилю (кроме всего прочего, там находятся дополнительно 5000 морских пехотинцев). Плюс многочисленные американские военные базы по всему Ближнему Востоку.

Но демократы ожидали нечто более значительное.

Демократы отчаянно надеялись на ответный удар Ирана. С многочисленными жертвами и разрушениями. Точно так же, как они надеялись на то, что попытка атаки в новогоднюю ночь на посольство США в Багдаде боевиками Сулеймани станет для Трампа его позорным Бенгази. Демократы надеялись, что из-за Трампа вот-вот наступит война. Они в унисон с Ираном кричат, что устранение генерала Сулеймани Трампом было противозаконным, что действия Трампа неконституционны. Ради того, чтобы свалить Трампа, они согласны даже на Третью мировую войну.

Сначала Иран утверждал, что были убиты 30 американцев, затем эта цифра выросла до 80. Вместе с тем, Пентагон подтвердил, что никто не пострадал. Что сделали каналы CNN и MSNBC? Они в течение многих часов запускали в эфир именно иранскую версию.

Вам все еще не понятно, на чьей стороне находятся американские средства массовой дезинформации, или продолжать объяснять?

Ни один президент США не подвергался попыткам такого неприкрытого микроменеджмента со стороны демократов, как Трамп. Но наглое вмешательство Палаты Представителей в прерогативу исполнительной власти, рассчитанное на ответный ход Трампа, обречено на … отсутствие ответа. Как обречен на отсутствие опрометчивого ответа Трампа и этот яркий иранский фейерверк для тех, кто скорбит по террористу Сулеймани – для иранских шиитов и американских демократов.

Трамп вряд ли упустит возможность использования этой очередной непродуманной выходки демократов для убеждения американских граждан в том, что демократы являются защитниками террористического и антисемитского режима Тегерана. При этом демократы сами помогают Трампу убедить американцев в том, что Демократическая партия США представляют не меньшую угрозу для Америки, чем исламский терроризм.

В Америке принято обозначать партийную принадлежность того или иного человека стандартным образом.  Например, Нэнси Пелоси (D-CA) означает демократа из штата Калифорния, а Тед Круз (R-TX) означает республиканца из штата Техас.

В настоящее время демократы усиленно работают над тем, чтобы всех их отождествляли как (D-Iran).

Не удивлюсь, если демократы произведут замену своего главного лозунга, и на смену лозунгу «Социализм!» придет лозунг «Социализм Акбар!».

Как вы думаете, поможет ли демократам этот новый про-иранский имидж на выборах в ноябре 2020 года?

Have the Democrats Reached Their Stalingrad?

In a recent article, journalist and historian Mark Ellis wrote that the Democrats are experiencing a “Stalingrad.”  The article convincingly argues that the current political battle for impeachment resembles a real battle — the Battle of Stalingrad.  This refers to the fact that the Democrats, in their battle with Trump, seem to have “reached their Stalingrad.”

As it is known, the Battle of Stalingrad — the largest battle of the Second World War — served as a point that can be called the beginning of the end of the Third Reich.  According to Ellis, Trump’s impeachment will mark the beginning of the end of the Democrat Party.

Let us leave aside a question that has a purely academic interest: is it possible to compare a real battle with a political one?  Most likely, such direct comparisons are incorrect, but Ellis does not raise such a question — he considers only some characteristics of these events, which have much in common and allow comparison of the theoretically incomparable.

Developing this interesting analogy, the following can be added to the conclusions and analogies of Ellis.

In December 2019, the Democrats impeached President Trump.  This resembles the Wehrmacht’s capture of a bridgehead on the banks of the Volga river in 1942, near the city of Stalingrad.  At the same time, the losses of the German invaders grew to an unprecedented, unacceptable level, an analogue to the shocking loss of financial support for the Democrats in 2019.  At the same time, financial contributions to the Trump campaign after impeachment have reached a record level both in absolute terms and relative to fundraising by his Democratic opponents.

The American people are not waiting for the presidential election in November 2020; their revenge for the shameful and unconvincing half-impeachment was to cast their votes in cash right now.

Following other analogies, the German blitzkrieg — the quick seizure of foreign territory with the effective suppression of any resistance — resembles the way the Democrats held shameful hearings on the impeachment of Trump.  Hearings of Democrats in the House of Representatives were amazingly fast, just three months.  For comparison, the preparation of the impeachment of Nixon (which did not take place) took three years, and the impeachment of Clinton (which took place) lasted two years.

The Democratic blitzkrieg — the hearings in the House of Representatives — was held so Trump was not even given the opportunity to defend himself in any way.  His lawyers were denied attendance to the hearings, and not a single witness to the defense was allowed.

Despite the fact that a significant part of Stalingrad was captured by the Nazis (and this seemed like a victory), the prestige of the German army did not increase; rather, it fell.  As a result of impeachment, Trump’s ratings increased, and the Democrats’ ratings fell.  In particular, as a result of impeachment, Trump has been beating all of his potential Democrat rivals in the polls.

Another distinguishing feature of these two battles is that in both cases, the attacking forces were a motley conglomerate.  The main contingent of occupying forces in Stalingrad was not German, but Russian, Romanian, and Italian units of the Wehrmacht.  The main contingent of modern American Democrats is not the Democrats of World War II, but a bunch of socialists, Social Democrats, communists, Trotskyists, Stalinists, and other leftists.

At the end of winter in 1943, the German command threw its troops surrounded at Stalingrad to their own devices.  Similarly, the leaders of the Democratic Party abandoned 31 members of Congress, who were forced to impeach Trump.  These Democrats are not quite ordinary.  They were elected in 2018, not in the traditional Democrat, but the Republican districts — in those districts where Trump won in 2016.  Speaker Nancy Pelosi actually threw her fellow Democrats to the mercy of the winners.  Few of these members of the Congress who rashly voted for impeachment will return to Congress after the 2020 election.

In the Battle of Stalingrad, the Wehrmacht used almost all of its strategic reserves.  In America, the situation is similar — in the presidential election in 2016, about 65 million Democrats and about 63 million Republicans cast their votes — i.e., only about 128 million people took part.  In 2016, all leftists, without exception, enthusiastically (as ordered by the DNC) participated in the elections.  Their reserves are almost exhausted.

In total, about 252 million people have the right to vote in America — that is, a political battle is fought for the remaining 124 million people.  Recent opinion polls suggest that every time the word “impeachment” is heard from a TV screen, one of those 124 million becomes a Republican.  In other words, the Republican reserves — the so-called “silent majority” — are about twice the number of Democrats in America.

Nevertheless, despite all the analogies that can be seen in these two completely different events, there are significant differences.

In the Battle of Stalingrad, two strains of socialism — German National Socialism and Soviet International Socialism — clashed in the battle to the death.  No doubt, they were ideologically like-minded adversaries.  On the contrary, the battle for the impeachment in the winter of 2019–2020 is a clash of diametrically different ideologies.

Another difference is that in February 1943, the Soviet command mercifully, under the threat of total destruction of the enemy, invited the encircled German invaders to surrender, and Field Marshal Paulus finally accepted this proposal.

Trump certainly will not show such mercy.

Judging Trump’s fighting mood, the battle for impeachment will be a historic turning point for the Democrats, just as the battle for Stalingrad was a turning point in World War II.  The new year 2020 will mark the beginning of a full-scale discrediting; criminal prosecution; and, possibly, total self-destruction of the non-democratic Democrat Party.

[Originally published at American Thinker]

Дети на границе, или почему Пулитцеровскую премию нужно переименовать в Геббельсовскую

Средства массовой дезинформации США, как по команде, зашлись в истерике по поводу детей, которые содержатся на мексиканско-американской границе. Команда на истерику, разумеется, была – в виде очередной методички из ЦК Демократической партии. Но, прежде чем лить слезы по поводу детей, разлученных со своими семьями, давайте зададимся простым вопросом – кто и когда подал в суд на администрацию Трампа по поводу разъединения детей и их родителей?

Никто не подал в суд. И ACLU, и SPLC, и все другие борцы за права нелегальных иммигрантов молчат.

Напомню, что в случае двух недавних иммиграционных истерик – по поводу ограничения на въезд в США граждан из нескольких неблагополучных мусульманских стран и по поводу разгрома так называемого «каравана иммигрантов» – на Трампа тут же подали в суд.  В первом случае дело даже дошло до Верховного Суда США, в котором Трамп, как и ожидалось, одержал победу.

Разгром же «каравана иммигрантов» происходил достаточно мирно – только 1/10 часть участников каравана добралась до границы с США, а остальные попросту обратились в 9 американских консульств не территории Мексики (из них 7 удобно расположены как раз недалеко от границы с США). Тем не менее демократы явно выражали симпатии именно участникам каравана, то есть потенциальным нарушителям границы, а не американским законам.

Так почему же Трампа и в этот раз не привлекают к суду – теперь уже за разъединение семей? Потому что демократы привлекают его к суду за воссоединение семей.

История вопроса такова. В 1987 году иммиграционные адвокаты подали в суд на федеральное правительство. Рассмотрение этого дела затянулось на 10 лет, пока наконец-то в 1997 году стороны не пришли к приемлемому соглашению (так называемый Договор Флорес). В соответствии с этим соглашением, несовершеннолетних нелегальных иммигрантов, которые пересекают границу США в одиночку (без родителей) нельзя содержать в заключении более 20 дней. Это соглашение является легальным прецедентом и, тем самым, приравнивается к закону.

Этот закон вынуждает федеральные власти в течение 20 дней найти либо родителей, либо каких-либо родственников или опекунов, которым можно было бы передать этих детей. В 2002 году этот легальный прецедент вошел в закон, принятый Конгрессом США, а в 2015 году суд не только подтвердил этот закон, но и расширил его. Судья Долли Ги постановила, что этот закон касается не только детей, нелегально пересекающих американскую границу в одиночку, но и детей, нелегально пересекающих границу вместе с родителями. В 2016 году апелляционный суд оставил это решение в силе.

И президент Обама, и президент Трамп были вынуждены исполнять этот закон.

На практике это выглядит так. Если ребенок (в одиночку или с семьей) приходит на пункт американского пограничного контроля и просит политического убежища, то ни его, ни его родителей не арестовывают, а размещают в иммиграционных центрах до рассмотрения дела иммиграционными властями. Это – не тюрьма, а гостиница, и его обитатели не являются заключенными, поэтому никакого разъединения семей в этом случае не происходит.

Дело принимает совсем другой оборот, если ребенок пересекает границу нелегально. Тонкость заключается здесь в том, что первое нелегальное пересечение границы считается в Америке не уголовным преступлением, а административным правонарушением. Таких нарушителей, как правило, в течение нескольких дней выдворяют из страны, так что никакого разъединения семей и в этом случае не происходит.

Но второе и последующие нелегальные пересечения государственной границы США – это федеральное уголовное преступление. В этом случае вступают в силу совершенно другие законы. Например, если жители США совершили уголовное преступление, то их сажают в тюрьму. А их детей – нет. Происходит разъединение семей. Разумеется, похожие законы существуют во всех странах. Статистика такова – в Америке около 150 тысяч детей живут отдельно от своих родителей, которые совершили преступления и отбывают сроки в тюрьмах. Эти дети живут либо в специальных приютах, либо у родственников или знакомых (а зачастую – и у совсем незнакомых людей, которые добровольно вызвались помочь таким детям).

В случае повторного нелегального перехода границы родители, как правило, сразу идут в тюрьму, а детей у них забирают и передают в специальные (и лицензированные по Договору Флорес) детские приюты. Так происходило во время администрации Обамы (за исключением тех случаев, когда пойманным нелегалам назначали дату суда и отпускали – так называемый метод «поймать и отпустить»), и так происходило при администрации Трампа.

Именно так – происходило. Но более не происходит, потому что Трамп своим президентским Указом запретил разъединение семей на государственной границе. Теперь дети должны будут находиться вместе с родителями. В тюремных условиях. Более 20 дней. Таких детей сейчас – около 2 тысяч.

Разумеется, Указ Трампа о воссоединении семей – явное нарушение иммиграционного законодательства. И, разумеется, на администрацию Трампа сразу же подали в суд. И, разумеется, администрация Трампа этот суд проиграет.

Но Трамп по поводу неминуемого проигрыша этого дела в суде никак не печалится. Наоборот, он всячески стремится к тому, чтобы проиграть этот суд как можно скорее. Желательно до конца октября этого года. Потому что выборы в Конгресс – в ноябре, а любой иммиграционный скандал – это политическая ошибка демократов.

Похоже, демократы так и не выучили уроки выборов 2016 года. Вместо этого они с каким-то тупым остервенением продолжают каждодневно доказывать, что они – не партия  граждан Америки, а партия нелегальных иммигрантов. Вместе с тем, граждане США предпочитают заботиться, в первую очередь, о гражданах США. Трамп понял это и выиграл выборы 2016 года. Но в 2018 году демократы сами предложили ему сыграть тем же козырем, и Трамп этим козырем с удовольствием воспользуется.

Мы пока не знаем имя того умника из ЦК Демократической партии США, который собрал большое количество душещипательных фотографий из детских миграционных приютов 2014-2015 годов (то есть времен Обамы), и обнародовал их под видом современных. Все органы массовой дезинформации Демократической партии тут же принялись обвинять Трампа в жутких условиях содержания в (Обамовских) детских миграционных приютах. В самом деле, ведь «правильно раскрытая» – по канонам политкорректности – тема обездоленных детей вполне потянет на Пулитцеровскую премию по журналистике.

И когда этот пропагандистский скандал начал уже было затухать (потому что факты, как мы знаем, упрямая вещь), Трамп издал свой Указ о воссоединении семей. Указ, призванный не столько воссоединить семьи нелегалов, сколько удержать избирателей в постоянном напряжении по поводу демократов, которые ставят интересы нелегальных иммигрантов выше интересов граждан США.

В самом деле, кому больше симпатизируют американцы – 150 тысячам американских детей, родители которых преступили закон, или 2 тысячам детей нелегальных иммигрантов-рецидивистов?

Даже если милосердие распределено равномерно на американских и неамериканских детей, то политические предпочтения отнюдь не симметричны. Все американцы знают об этом, но демократы узнают об этом только в ноябре этого года.

Интересно, кого же демократическая партия, которая бездумно раздает выигрышные козыри своим политическим противникам, обвинит на этот раз в проигрыше на выборах? Опять русских?